Калужский бор рубят на гробы

Оксана ИВАНОВА , Фото автора.
Опубликовано: 11.03.2020 20:00 31 14015
Калужский бор рубят на гробы

— Вот это дерево действительно было мёртвое, а вот то ещё могло постоять, — ​говорит биолог Наталья ВОРОНКИНА, внимательно осматривая свежие спилы.

— То дерево тоже умерлО! — ​возражает ей один из работников МБУ «Калуга­благо­устройство». — ​Вот, смотрите: сухостой никому не нужный.

— Я не уверена, что это сухостой, — ​стоит на своём Воронкина.

Реакция Шапши

Этот разговор состоялся утром 5 марта, на следующий день после выхода в свет нашей статьи «Калужский бор начали вырубать». В ней мы рассказали, что с января этого года в лесном массиве идёт массовая рубка сосен. По словам городских чиновников, спиливают только аварийные и больные деревья. Однако калужские биологи, побывавшие в бору и осмотревшие уничтоженные сосны, утверждают, что под спил пошли и здоровые деревья.

Пользователи соцсетей сделали десятки репостов нашей публикации, и она попала в поле зрения врио губернатора Калужской области Владислава ШАПШИ.

— Немедленно приостановить все работы по вырубке, разобраться в этом вопросе, пригласить специалистов министерства природных ресурсов, местных экологов, — ​распорядился глава региона. — ​Каждое дерево, которое подлежит вырубке, согласовать. До этого момента никаких действий здесь не предпринимать!

Красная метка

5 марта в Калужском бору прошло сразу два выездных совещания. Первое, с участием министра природных ресурсов и экологии региона Варвары АНТОХИНОЙ, специалистов её ведомства, а также экологов, биологов и краеведов состоялось утром. Спиленные деревья к тому времени уже давно вывезли. Поэтому ставить «диагноз» уничтоженным соснам би­ологам и лесопатологам пришлось по свежим пенькам. Мнения экспертов разделились.

— Дерево имело признаки корневой гнили, — ​говорит начальник отдела охраны и защиты леса минэкологии Ольга МИРОНОВА, осмотрев один из спилов. — ​Посмотрите: древесина расщепляется на волокна. У сосны есть такое заболевание, как корневая губка и сосновая губка. Сосновая губка вообще имеет признаки очень скрытые. Дерево может стоять до 60 лет со стволовой гнилью внутри. В случае воздействия сильных ветров оно просто могло упасть на тропинку.

— Корневая губка распространена по всему бору, её очень много, — ​возражает краевед, инженер лесного хозяйства Людмила ПАУТОВА. —Угрожало ли это дерево падением? Если такой угрозы не было, то, как вы сами сказали, оно могло простоять ещё 60 лет. И какой смысл было убирать его? Не всё, что назначено к рубке, надо убирать. Потому что это разрушает устойчивость леса, снижает его биоразнообразие и запрещено охранным режимом.

Людмила Паутова обращает внимание на дерево, помеченное красной краской. Это означает, что сосну должны срубить.

— Дерево больное, но крона не усохшая, то есть оно живое, и его можно оставить, — ​говорит она.

— А вот это сухостой, — ​Паутова показывает на дерево, растущее по соседству, — ​но его не трогают, потому что он никому не интересен.

Сосен с красной меткой на стволе мы в то утро увидели в бору много. То, что не каждая из них нуждается в санитарной рубке, подтвердила и лесопатолог министерства природных ресурсов.

— Вот это дерево я бы не стала трогать, — ​говорит Ольга Миронова, указывая на одну из помеченных сосен. — ​Со временем оно погибнет, но ещё лет пять простоит точно.

Людмила Паутова обращает внимание на ещё одну деталь: диаметр ствола всех спиленных сосен составляет от 36 см. По мнению эксперта, это не простое совпадение:

— Очевидно, что производилась приисковая рубка живых полнодревесных сосен с определённым диаметром ствола, в то время как аварийные тонкомерные деревья не назначены в рубку, не спилены и представляют реальную опасность для людей.

Живые или мёртвые?

В тот же день, но уже после обеда в бор отправилась группа городских чиновников во главе с градоначальником Дмитрием Денисовым. Вместе с экспертами, экологом, ландшафтным дизайнером Людмилой ДОРОФЕЕВОЙ и профессором кафедры ботаники, микробиологии и экологии КГУ им. Циолковского Игорем ЛЫКОВЫМ они осмотрели пару свежих пеньков, а также одно дерево, предназначенное к вырубке. Выводы специалистов по поводу спиленного дерева оказались прямо противоположными.

— Кора нормальная, кадмий живой, — ​высказалась Людмила Дорофеева, осмотрев спил.

Игорь Лыков, напротив, считает, что дерево было больное и нуждалось в вырубке.

Далее осматриваем сосну с красной меткой. На этот раз точки зрения экспертов совпадают: дерево, скорее, мёртвое, чем живое. Однако, по мнению Людмилы Дорофеевой, даже в этом случае сосну, если она не аварийная, спиливать не нужно.

— В Европе к деревьям в природных парках относятся именно так, — ​говорит Дорофеева. — ​Их не трогают, пока они сами не упадут и не превратятся в корм для остальных растений.

Точно такую же позицию занимают Людмила Паутова и Наталья Воронкина. Однако Игорь Лыков с этим мнением категорически не согласен.

— Я не знаю ни одного парка в Европе, где бы больные деревья оставляли и чтобы они заражали остальные! Такие деревья надо убирать! Отсюда они («вредные жучки». — ​Прим. ред.) переберутся на здоровое дерево и будут грызть его. И таких деревьев станет тысячи!

553 аварийных сосны

Профессор также дал свою оценку разработанному воронежскими учёными проекту лесохозяйственного регламента г. Калуги. Документ, который Воронкина и Паутова жёстко раскритиковали, Лыков оценил очень высоко.

— Обследование прошло профессионально, — ​сказал он. — ​Институт считается одним из лучших в России. Его специалисты провели огромную работу: обследовали почти 30 тыс. деревьев. Они же не все деревья рекомендовали вырубить, а только те, которые больные.

— Вы считаете качественным документ, в котором даже название региона в некоторых местах указано неверно? — ​уточнила я.

— Это просто человеческий фактор, — ​ответил вместо Лыкова городской голова. — ​Это не свидетельствует о качестве работы. О качестве свидетельствуют акты, подписанные конкретным специалистом, имеющим профессиональное образование в этой сфере.

Кстати об актах. Всего воронежские лесопатологи назначили к вырубке 565 деревьев с так называемыми структурными изъянами. Эти данные озвучил во время выездного совещания врио градоначальника. Между тем на планёрке в горуправе 3 февраля называлась совсем другая цифра — ​1118. Мы поинтересовались, на каком основании будут спилены ещё 553 сосны.

— МБУ «Калуга­благоустройство», которое занимается содержанием бора, осуществляет функции по надлежащему содержанию данной территории, — ​пояснил начальник Управления горхозяйства Александр ШПИРЕНКО. — ​В рамках этой функции сотрудники предприятия ежедневно делают обходы и выявляют аварийные деревья, которые опасны, могут упасть на прохожего, на машину. Эти деревья точно так же помечаются и планируются к аварийной вырубке. Таких деревьев было зафиксировано порядка 600. Отсюда и возникла общая цифра — ​1118.

Всё из-­за недоверия?

Не берусь судить, насколько экспертным является мнение сотрудников «Калуга­благоустройство», но специалисты, побывавшие в бору утром 5 марта, фактически поставили его под сомнение, указав на то, что многие аварийные деревья не спилены и что уход за лесным массивом всё же следует начинать не с санитарной рубки.

— Я как лесопатолог и специалист в области защиты леса считаю: первое, что здесь требуется в качестве оздоровления, это уборка и вывоз неликвидной древесины, — ​говорит Ольга Миронова.

Дмитрий Денисов со своей стороны не сомневается ни в качестве лесопатологического обследования, ни в законности проводимых в бору работ.

— Бор имеет очень высокий статус. Это памятник природы федерального значения. За нарушение законодательства предусмотрено жесточайшее наказание, — ​говорит врио городского головы. — ​Очень сложно представить себе, что может найтись здравомыслящий человек, который осознанно пошёл бы на преступление.

Денисов считает, что проблема возникла исключительно по причине недоверия горожан к действиям горуправы.

— Чтобы восстановить это доверие, мы планируем каждое подобное мероприятие, по которому могут возникнуть вопросы, заранее обсуждать с гражданами на публичных площадках, знакомиться совместно с документами и подвергать их сомнению в рамках дискуссии. Если такой запрос у калужан есть, значит, будем и это делать, — ​пообещал градоначальник.

Варвара Антохина по итогам выездного совещания предложила создать инициативную группу из числа неравнодушных калужан. ​С тем, чтобы выработать совместную концепцию по сохранению и содержанию бора. Первую встречу назначили на 20 марта.

Заборы, скамейки и прочее

На сегодняшний день в бору спилено 135 деревьев. Я поинтересовалась у чиновников, куда они вывозятся и что с ними дальше происходит.

— Подлежат утилизации, переработке. В данном случае всё уходит в муниципальное предприятие, используется для изготовления гробов… — ​начал было отвечать один из сотрудников МБУ «Калуга­благоустройство», но руководитель учреждения Руслан ЖЕЛТКОВ довольно резко перебил его:

— Для города! Для изготовления лавок в парках, скверах. У нас зона ответственности — 1056 гектаров, где расположены лавочки, урны, которые требуют ремонта, замены. Также мы высаживаем новые деревья и делаем колья для них, чтобы дерево простояло долго и выжило. Помимо этого, мы делаем и инвентарь, чтобы убираться здесь. Гробы мы тоже делаем. Для города. Самые дешёвые.

Эта статья была опубликована в №11 газеты «Калужский перекрёсток» от 11.03.2020.

Оксана ИВАНОВА , Фото автора.
Опубликовано: 11.03.2020 20:00 31 14015
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев