$ 73.32 0.21
80.12 0.42

Дневник больной COVID-19: какие претензии калужане предъявляют региональному минздраву

Владимир Кравчук
Опубликовано: 21.10.2020 15:19 56 29601
Дневник больной COVID-19: какие претензии калужане предъявляют региональному минздраву

Ситуация с распространением коронавирусной инфекции в стране в целом и Калужской области в частности с каждым днем становится все хуже и хуже. А в соцсетях появляется все больше сообщений о том, что ситуация в калужском здравоохранении далека от идеальной. Жалобы на отсутствие врачей и лекарств, отказ в госпитализации, невозможность попасть на КТ, появляются уже почти каждый день.

Недавно мы рассказали историю известного в Калуге эколога и общественного деятеля Людмилы Дорофеевой, а на днях в «Фейсбуке» наткнулись на дневник коронавирусного больного. 

- Я хочу выставить, так называемый, дневник коронавирусника, в котором буду ежедневно рассказывать о своём состоянии и о состоянии своих родных разных возрастных категорий, а также о том, как проводится лечение этой страшной болезни в наших калужских больницах, - начала свой дневник в Фейсбуке калужанка Светлана Фомина. - Кому не нужна эта информация, просто проходите мимо.

Сегодня мы знакомим наших читателей с выдержками из этого дневника. Полностью его можно прочитать по ссылке: Дневник коронавирусного больного.

23 сентября

Гуляла по парку. Неожиданно почувствовала в носу какой-то запах сырости или даже псины, типа мокрой собачьей шерсти. Никогда такого не было.

26 сентября

Все запахи почти пропали, поднялась температура 38,3, очень сильно ломит тело, есть вообще не могу.

28 сентября

Выпила ибупрофен, парацетамол, азитромицин. Вечером ломота прошла, температура упала до 37, при вздохе стало щекотать в горле. У мамы (67 лет) поднялась температура.

1 октября

У моего отца (71 год) 30 сентября температура 37,4. 1 октября утром вызвали врача на дом. Он так и не пришёл. Колю маме антибиотики. На ночь сделали укол цефтриаксона. Стали также пить ремантадин.

2 октября

От ремантадина постоянно тошнит, но приходится терпеть. Позвонила ещё раз в поликлинику, напомнила, что вызывала врача на дом, но никто не пришёл. Дали трубку доктору. Прийти она не может, физически не справляется. Обзвонила всё, что могла, но в пятницу после обеда – это дохлый номер.

Связалась с нашей основной поликлиникой №6, поскандалила, примерно через час из отпуска позвонила наш участковый терапевт, выписала маме направление и сама вызвала ей скорую. Через час маму забрали в больницу «Сосновая Роща». На часах было 18.00. По приезду сделали СКТ, но диагноз держали в строгом секрете до вторника следующей недели.

У отца к вечеру поднялась температура до 37,4, больше никаких других симптомов.

3 октября

Маме в больнице становится всё хуже, ничего кроме кислородного концентратора ей не дают – ни таблеток противовирусных, ни уколов антибиотиков. НИЧЕГО! Температура, правда, снизилась до 37,6. Докторов нет, медсестра одна на этаж, из палат не разрешают выходить, только в туалет, ничего не говорят, на всё один ответ: ждите лечащего врача. Забрали паспорт, чтобы не сбежала.

Дозвонилась до приёмного отделения «Сосновой Рощи», поругалась, сказали, что один дежурный доктор на 4 корпуса, ждите, когда до вашей мамы дойдет. На мой вопрос: «А если одна не доживёт до этого прихода?» - промолчали, сказали, что переведут её в реанимацию если что. Через час после разговора маме принесли таблетку антибиотика, но с претензией, что не надо никому жаловаться.

Я ездила на СКТ в больницу на Октябрьскую. 1400 рублей, зато быстро, очередь была 5 человек, диагноз ждала около 30 минут всего, в итоге – двусторонняя пневмония с высокой вероятностью Covid-19.

К вечеру у мужа (57 лет) поднялась температура до 37,5, у отца - до 37,6, у дочки (6 лет) - до 37 ровно. Никаких других симптомов пока не было.

Сегодня к нам приехала первая бригада скорой без экипировки: без защитных костюмов, без перчаток, без экранов, с непокрытой головой, только маска простая.

Вечером пришлось маме в больницу тайно передавать антибиотики, потому что прошли сутки, а доктора так и нет, назначений никаких, только кислород дают дышать, но маме становится хуже.

04 октября. 14:23

К маме в больнице так никто и не пришёл. Давление повысилось, лицо горит, голова разрывается, никаких препаратов медсестра не даёт. Хорошо, что у мамы все лекарства с собой. Сказали, что для капельниц нет какого-то порошка, ждите. Это просто ужас.

4 октября. 17:02

У меня температуры нет, никаких симптомов. У отца - дикая слабость, отсутствие аппетита, повышается температура до 38. У мужа и у дочери - по 37.

05 октября

Маме стало хуже в больнице, температура опять поднялась до 38,5 (закончились наши лекарства), дышать тяжело, ещё и в носу жуткая сухость после кислородной маски. Лечащего врача по-прежнему нет. Итог – 2,5 суток в больнице без назначения препаратов, только кислород. Примерно в 13.00 пришёл наконец-то лечащий врач, Боже, как же мы его ждали. Очень грамотный специалист, всё подробно объяснил, опросил маму про все ее хронические болезни (гипертония, диабет, перенесенный инфаркт, язва желудка, почки). Врач сказал, что она у него в отделении самый тяжёлый пациент, непростой план лечения нужно подбирать.

Вызвала скорую для отца. Госпитализация пока не нужна.

6 октября

Маме поставили первую капельницу, стало легче.

У отца температура 38,3, встаёт с кровати очень тяжело, иногда приходится его поднимать, ноги не держат, всё время лежит и спит, съел 2 ложки каши утром, 2 ложки супа и полчашки чая, больше ничего не смог. Ингаляцию еле высидел, сил нет сидеть даже.

6 октября, ночь

Самая страшная ночь. Мне было плохо: жуткая боль в спине, в груди всё горело так, что спать было невозможно, во сне прерывается дыхание. Муж меня будил, чтобы я начинала нормально дышать. Боль в груди не даёт вздохнуть полной грудью. Я не спала, ходила по квартире, сидела, ложиться было страшно, вдруг задохнусь.

Муж спит чутко, несколько раз просыпался ночью, но без кашля, дочка спит нормально.

07 октября, утро

Вызвала скорую. Отец совсем не встает, уже без завтрака сделала ему укол. Врач сказала, что обязательно нужна госпитализация, но мест нигде нет.

Наш участковый терапевт записала отца на СКТ лёгких аж на 15 октября. После 14.00 начала звонить в скорую, сказали ждать после 16.00. Через час приехала бригада скорой. Замер кислорода у отца показал 90, тянуть больше нельзя.

30 минут ждали очереди, освободилось место в инфекционной больнице на Грабцевском шоссе. Увезли. Теперь остаётся только молиться.

8 октября

Самочувствие у меня гораздо лучше, чем вчера. Заметила, что чем влажнее воздух, тем легче дышится.

Маме кровь берут по 5 раз в день, капельницы по 3 штуки, уколы в живот для разжижения крови, внутривенно антибиотик вводят, в таблетках дают противовирусные. Но всё осложняет диабет. Ацетон в крови у мамы поднялся. Доктор говорит, что отчаиваться не надо, будем спасать.

09 октября

Бабушку (91 год) вчера по скорой не забрали. Сказали, когда начнёт задыхаться и уровень кислорода понизится до 90, только тогда её госпитализируют.

11 октября

Сегодня уже 19 день моей болезни. Боли в груди ушли, спина слегка побаливает.

У мамы в больнице кислород поднялся до 98, аппетит нормализовался спустя 10 дней болезни.

У отца в больнице дела плохи – кислород упал до 81, это уже на грани, боюсь, чтобы не перевели в реанимацию.

Туда же в палаты к обычным пациентам подселили и психов с Бушмановки, поэтому он весь на нервах, они ему покоя не дают, маску не надевает, кислородом не дышит, что с ним делать – не знаю.

12 октября

Приходится переносить пневмонию на ногах, родителей госпитализировали, на руках у меня 91-летняя бабушка, которая от слабости перестала ходить.

Мои родители движутся к выздоровлению. У меня, мужа и дочки температура в норме, самочувствие тоже.

14 октября

Слабость нарастает с каждым днём, не хватает воздуха, больно дышать. Ночью думала, что не выживу…

Отца завтра забираем. Разговаривала с его лечащим врачом, у него хорошие показатели, лёгкие значительно лучше на снимке, кислород поднялся до 99%, температуры нет, кашля тоже.

15 октября

Пришла к выводу, что нужно движение (только без фанатизма) и дыхательная гимнастика.

16 октября

Отца выписали из инфекционки. Диагноз – двусторонняя полисегментарная пневмония.

Не знаю, то ли эта болезнь на отца так повлияла, то ли в больнице что-то случилось, например, инсульт ишемический, но отца я забрала в ужасающем психическом состоянии. Что там с ним сделали, не понимаю.

16 октября

Мой ковид-статус ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ! Но у ковида есть специфика: можно несколько дней прекрасно себя чувствовать и кажется, что уже не болел вовсе, а потом резко откат назад.

17 октября

В моем Фейсбуке появился Минздрав. Их официальный представитель. Я не хочу писать ФИО моих родственников. Понимаю, врачи, которые сейчас там работают в нечеловеческих условиях, НЕ ВИНОВАТЫ.

Не виноваты в том, что их катастрофически не хватает. Они же не роботы, им тоже нужен сон и выходные. Не виноваты в бездействии наших властей.

Сейчас маму усиленно лечит врач, самая светлая голова этой больницы, как я считаю, Новиков Павел Анатольевич. Это действительно доктор, который ЛЕЧИТ пациентов, а не для галочки работает. Низкий поклон ему и огромная благодарность.

18 октября

Вот пишу это и думаю, может наш Минздрав чем-нибудь поможет? Это я без сарказма говорю, уже не просто прошу, а КРИЧУ О ПОМОЩИ!!!

Кричу о помощи, где моему отцу делать плазмоферез? И времени тянуть уже нет, нужно делать это как можно скорее, пока нервная система не до конца ещё разрушена, пока не наступили необратимые последствия.

***

Мы связались со Светланой и взяли последнюю информацию о состоянии здоровья ее близких.

- Маму пока не выписывают - нет результатов мазков от Роспотребнадзора, - рассказала она нам утром, 21 октября. - Но у неё опять в крови ацетон, потому что был резкий скачок сахара с 8,5 ед, до 24 ед. Поэтому она под капельницами опять. Я молюсь на этого врача, который её лечит, как на Бога! У отца состояние улучшилось, но всё-таки не норма. Одна надежда осталась на плазмоферез. Его у нас, кроме как в БСМП, нигде не делают и только на платной основе, а врач сейчас в отпуске, ждём до следующей недели.

От редакции

Как уже было сказано вначале, историй, похожих на ту, что рассказала Светлана Фомина, с каждым днем становится все больше.

Вот и вчера вечером в соцсети ВК обнаружился ещё один крик о помощи: калужанка Елизавета Шведова рассказала о страшной ситуации со своей заразившейся ковидом мамой – заслуженным работником культуры Калужской области Надеждой Шведовой. И в ее истории пугающе много похожего с тем, о чем пишет в своем дневнике Светлана Фомина.

От таких пересечений в рассказах совершенно разных людей становится немного жутко. Ведь весной даже близко не наблюдалось ничего подобного.

Да, врачи не менее мужественно боролись за жизни людей, падали с ног, заражались сами, лечились и снова возвращались в строй. Но претензии к системе здравоохранения от калужан были скорее редкостью.

Так что же произошло за это время? Почему напряжение в обществе растет и у калужан возникает буквально шквал претензий к системе?

С просьбой прокомментировать это мы обратились к заместителю министра здравоохранения Илье СОВАКОВУ.

- В настоящее время отмечается подъем заболеваемости не только ОРВИ, но и пациентов с COVID-19, - говорит Илья Александрович. - Значительно возросла нагрузка на врачей в части вызова на дом, в связи с этим часть лечения пациентов сопровождается по телефону. Привлечены к вызовам средние медицинские работники, в большинстве своем фельдшеры. Если у Вас и других членов семьи есть признаки ОРВИ, температура, Вы решаете вызвать медицинского работника домой, надо об этом обязательно поставить в известность на этапе вызова специалиста, так как доктору необходимо заранее знать, сколько времени он проведет по данному адресу.

Стационары обеспечены лекарственными препаратами для лечения новой коронавирусной инфекции в соответствии с рекомендациями федерального Минздрава, - продолжает Соваков. - Если на момент госпитализации пациент принимает препараты по сопутствующему заболеванию (сахарный диабет, артериальная гипертензия), то лучше взять лекарственные средства с собой, поскольку именно «ваших» препаратов, подобранных ранее врачами-специалистами, в стационаре может не оказаться. На их поставку потребуется время.

В стационарах, перепрофилированных под новую ковид-инфекцию, обход врачей, средних медицинских работников и волонтеров происходит несколько раз в день, - продолжает Соваков. - Так как пациенты испытывают страх перед заболеванием, видят перед собой не привычных глазу врачей и медсестер, а персонал в защитных костюмах, возникает непонимание, с кем из специалистов общается пациент. Добавляет тревоги также ограничения, связанные с перемещением, невозможность выйти на улицу, наличие маски или кислородного катетера на пациенте.

По опыту первой волны ковида отмечаются выраженные тревожные состояния у пациентов, особенно в первые недели заболевания и госпитализации в стационар. В связи с этим необходимо ответственно подходить к своему здоровью, здоровью своих близких, коллег, соседей. Соблюдать рекомендованные профилактические мероприятия.

Тем временем

О дефиците медработников, немотивированной агрессии как одном из симптомов коронавируса и о том, почему нельзя давать антибиотики без назначения врача, ранее рассказала главврач инфекционной больницы Елена Алешина: Главврач инфекционки: врачи работают на грани нервного истощения.

Владимир Кравчук
Опубликовано: 21.10.2020 15:19 56 29601
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев