COUNTER: pixel redirect
$ 73.32 0.21
80.12 0.42

ПУТИН ОСТАЕТСЯ

Опубликовано: 10.07.2007 12:33 0 3920
Перед последним традиционным обращением нынешнего руководителя страны к парламенту все ждали, что на этот раз Президент отчитается за восемь лет своего пребывания на посту номер один. Но Путин пошел по другому пути. Вместо доклада о проделанной работе он, уделив минимальное внимание перечислению основных показателей экономического роста, обозначил новые задачи, предоставив право оценивать его деятельность другим людям. И сегодня мы, не дожидаясь окончания полномочий Президента, можем воспользоваться такой возможностью и сделать это вместо него.

Что удалось Путину и чего он не успел?
Да, за годы правления Владимира Путина произошли большие изменения. Сейчас мы уже не всегда их замечаем. Ко многому просто привыкли. Но давайте вспомним 1999 год. Война в Чечне. Олигархическая вольница. Обвал рубля. Нищий бюджет, размер которого составлял всего 20 миллиардов долларов... Сегодня же мы видим, что реформы заработали: идет рост ВВП, другие позитивные процессы в экономике имеют положительную динамику.

Вместе с тем существует и вполне очевидная проблема. В России при Путине были проведены реформы, касающиеся в первую очередь сферы производства. В результате мы оказались в положении, при котором у нас экономика относительно налажена, в то время как бытовая сторона жизни — образование, здравоохранение, ЖКХ — осталась в старой системе координат.
Люди в основном видят результаты реформ лишь на экране телевизора: там построили завод, здесь впервые за последние 17 лет спустили на воду новую атомную подводную лодку. Теперь вот Президент объявил, что за прошлый год мы больше всех в мире добыли нефти. Но ведь каждый человек живет в своей повседневной жизни не с буровой установкой и не с субмариной или ракетным комплексом «Тополь-М». А на обыденном уровне, к сожалению, многое пока пребывает в своем исходном состоянии.

К примеру, до сих пор сохраняется пережиток советских времен — обязательная регистрация по месту жительства, которую можно сравнить с крепостной системой. Кроме того, наши бывшие соотечественники все так же вынуждены бесконечно обивать пороги, пытаясь получить российское гражданство. Многострадальное ЖКХ по-прежнему ассоциируется у нас с обветшалым жилым фондом, текущими трубами и холодными батареями. В больницах та же штука: сфера здравоохранения, несмотря на попытки Правительства реанимировать ее с помощью денежных вливаний, пребывает в упадке. Попробовали было ввести наряду с бесплатной медициной страховую, но, остановившись на полпути, получили море проблем. Похожую картину наблюдаем в образовании. Все эти сферы мы попросту недореформировали.

Так же произошло и с монетизацией льгот: власть с первых шагов столкнулась с волной народного протеста и реформы захлебнулись. Действующие политики свернули их от греха подальше и предпочли, не накаляя обстановку, готовиться к грядущим выборам.
По сути, вся система повседневного жизнеобеспечения человека осталась неповоротливой и коррупционной. Но если уж мы решили, что и в этой сфере должны главенствовать рыночные подходы, то давайте придерживаться их до конца. Если же более предпочтительным кажется сохранение старых принципов, то нужны совершенно иные шаги.

Что мы видим сейчас?
Те же врачи, получая официальную зарплату, пользуются государственными зданиями, оборудованием, лекарствами и фактически ведут свою частную практику: при каждой больнице наряду с бесплатным обслуживанием осуществляется прием пациентов за деньги, когда те же самые анализы вам сделают в десять раз быстрее и без лишней нервотрепки.
Или другой пример. На прошлой неделе я разговаривал со своей пожилой родственницей, которая имеет право на получение льготных лекарств. Она рассказала мне, что на днях заглянула в свой больничный формуляр и увидела там целый перечень медикаментов, которые на самом деле ей никто не выдавал. Причем зачастую подобным образом врачи списывают наиболее дорогие препараты, которые потом попадают на рынок. И сколько ни пытается государство заткнуть эту черную дыру все новыми и новыми деньгами, ничего у него не получается. Проведение же последовательных реформ в этой сфере затронет интересы людей, способных оказывать сильное влияние на электорат, поэтому медиков пока предпочитают не трогать. А в качестве козла отпущения для народа представляют министра Зурабова.

То же самое мы видим и в жилищно-коммунальном хозяйстве, проблемы которого касаются абсолютно всех. В результате происходящее напоминает мне ситуацию 90-х годов, когда при любом крупном госпредприятии возникала маленькая фирмочка, в которую и перетекали все финансовые потоки, а реальное производство стагнировало.
Поставленные перед собой задачи государство еще не решило. Очевидно, боясь растерять рейтинг и в результате оказаться перед необходимостью ухода из политики, Путин и его команда избегают кардинальных преобразований. Три года назад в своей программе необходимых действий я говорил фактически о тех же самых мерах, которые сегодня вылились в реализуемые Правительством национальные проекты. Но вместе с тем я всегда прекрасно понимал, что эти действия не заменят полномасштабных реформ. Они способны лишь сгладить наиболее острые противоречия, с чем недавно согласился и первый вице-премьер Дмитрий Медведев. Нацпроекты представляют собой вливание денег государства в те или иные проблемные сферы. И прекращение такого вливания лишь вопрос времени. А потому должен заработать сам механизм, основанный на новых принципах.

Какая опасность здесь существует?
Из выступления Президента мы узнали, что в ближайшие годы огромные средства будут выделены на ЖКХ (в частности, на ремонт ветхого жилья), на здравоохранение, на науку. У меня даже сложилось ощущение, что на наши головы пролился золотой дождь. Но вместе с тем вызвало тревогу то, что я почти не услышал разговора о борьбе с коррупцией. А без этой борьбы все программы могут оказаться под угрозой: какие бы суммы государство ни давало, деньги попросту будут разворованы и розданы на откаты.
Если не будет повышена исполнительская дисциплина и зачищен от коррупционной ржавчины сам государственный аппарат, то все перечисленные меры останутся лишь благими пожеланиями. (О том, что такая опасность существует, во время выступления Президента напомнила его критика в адрес Правительства, не спешащего выполнять прямые распоряжения главы государства по ряду вопросов.) Во избежание худшего сценария необходимо усиление контроля за самими чиновниками и, конечно, завершение начатых преобразований.
Однако, чтобы выполнить заявленное, оставшегося времени Путину явно не хватит.

Глава государства говорил о необходимости совершенствования пенсионной системы, о создании фонда национального благосостояния. О том, что нам нужна экономика, основанная на новых знаниях, современных технологиях. Президент также ставил задачи по использованию природных ресурсов, развитию энергетики, транспортной системы (в том числе железных дорог, аэропортов и морских портов), авиа- и кораблестроения... И видно, что все они выходят за рамки отпущенного ему срока.
Объем этих задач говорит о том, что дальнейшее реформирование должен будет осуществлять преемник Президента. Либо Путин рассчитывает сам сделать это, но уже в каком-то новом качестве. В каком именно — покажет время. Но одно можно утверждать вполне определенно: уходить из политики ВВП не собирается.

При этом меня не может не радовать тот факт, что сегодня он наконец-то заговорил о важности сохранения национального менталитета, о русском мире, границы которого гораздо шире, чем территория нынешней России. Вспомнили на самом высоком уровне и о значении нашего языка, который Путин в своем выступлении назвал языком исторического братства народов и поистине межнационального общения. В ходе последнего послания Президент не стыдливо прикрывался абстрактным понятием «россияне», как было принято при Ельцине, а говорил от имени русских. И это смещение акцента для меня весьма знаменательно. Думаю, оно отражает процесс постепенного перерождения нынешнего главы государства из нанятого менеджера, как сам он поначалу себя называл, в национального лидера. Такого, каким был де Голль во Франции, Рузвельт в Америке или Аденауэр в послевоенной Германии. Все они смогли вывести свои страны на новый курс, задать им четкий вектор развития на долгие годы. И Путину, чтобы стать с ними вровень, придется еще немало поработать.

Наверное, именно поэтому все то, что мы слышали в обращении главы государства, было не отчетом, не политическим завещанием (как выразился сам выступавший), а явилось новой программой дальнейших действий. Причем действий, направленных на улучшение реальной, бытовой жизни людей.
Если же эта программа не будет выполнена, то Владимир Путин останется просто хорошим Президентом, немало сделавшим для России, но не великим политиком, сумевшим задать своей нации стратегическое направление движения на десятилетия вперед.
Александр ЛАПИН.

Опубликовано: 10.07.2007 12:33 0 3920
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев