Покруче любого сериала: история калужской художницы

Опубликовано: 14.10.2019 21:30 3 3735

Жизнь Людмилы Киселёвой — покруче любого сериала.

Раньше она могла рисовать, а теперь карандаш с трудом держит и уже совсем не встаёт с постели. Но вокруг неё каждый день люди, она всем нужна.

Людмила Киселёва — художник, журналист, писатель, почётный гражданин г. Боровска, кавалер медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Она восстанавливает храмы, опекает детей-­сирот. При этом самостоятельно передвигаться не может — болезнь забрала все силы. Но Людмила Георгиевна настолько обаятельный, сильный и интересный человек, что всегда была душой компании, все друзья и знакомые собирались у неё.

Страшный диагноз

Людмила родилась в Боровске в начале вой­ны — 31 января 1942 года. Её отец Георгий Константинович был участником партизанского движения, потом работал шофёром, инкассатором. Мама Евдокия Васильевна — воспитательница детского сада.

То, что у девочки сложное генетическое заболевание — спинальная мышечная атрофия, не сразу поняли даже врачи. Ребёнок, который уже начал ходить, вдруг стал падать, и однажды Людмила не смогла встать на ножки. Родители не вылезали из больниц, обошли всех врачей, но те только разводили руками: девочка вряд ли доживёт до 16. Это был серьёзный удар. Родители Людмилу очень любили и делали всё, чтобы продлить ей жизнь. Девочка росла в заботе и внимании. Педагоги из школы занимались с ней на дому. Людмила много читала, особенно любила книги о героях, сильных личностях, а ещё — немножко рисовала.

— Девчонки-­подружки бегали на танцы, а мне приносили пластинки с песнями про любовь, я слушала, рыдала. И стала рисовать песни, — вспоминала Людмила Георгиевна.

В 17 лет она поступила в заочный народный университет искусств. И в 1965 году в родном Боровске состоялась ее первая персональная выставка. Люди приходили, улыбались, узнавая городские улицы, своих знакомых: «Ой, вот тётя Клава. А это же мой дом!»

Родная душа

Людмилу всегда поддерживали родители. И когда мама заболела, случился инфаркт, Людмила Георгиевна признавалась, что даже подумывала покинуть этот мир вместе с ней, чтобы не оказаться в доме престарелых. Но справилась с этими мыслями.

Её родители ушли в один год… Сначала мама, а потом от онкологии умер отец. За Людмилой стала ухаживать тётя, затем — близкая подруга.

— В жизни беспомощного человека много такого, чего здоровым людям не понять, — напишет в своей книге «Что я буду делать, когда умрёт мама?» Людмила Киселёва. — То, что для них ежедневно и как бы между прочим, для инвалида — великий труд: умыться, почистить зубы, причесаться, перевернуться со спины на бок и наоборот, поправить подушку под головой, принять сидячее положение, выпить таблетку, помыться в ванной хотя бы раз в неделю, одеться, переместиться на балкон, чтобы подышать свежим воздухом. Всё это должен сделать за инвалида и для него другой человек. А уж если начались пролежни — просто беда. А если от постоянного лежачего положения ухудшилось состояние лёгких и, чтобы не умереть от удушья из-­за мокроты, надо откашляться, для этого тоже нужен второй человек, а если его нет... Не дай Бог кому-нибудь так жить, медленно умирая…

В этот сложный момент в жизни Людмилы появился Николай Милов, художник, поэт, музыкант. Николай родом из посёлка Ермолино Калужской области. Закончил Московский железнодорожный техникум, служил в Военно-­морском флоте. После службы вернулся в родной посёлок и начал рисовать. В Людмиле, как он сам говорит, нашёл родную душу. И через некоторое время сделал ей предложение руки и сердца. Поженились они тёплым майским днём. И уже более 20 лет вместе, живут душа в душу.

У них дома тепло и уютно. Собираются друзья, читают стихи, поют песни. Гостей встречают пирогами, которые Николай сам печёт. Выбираются на природу, гуляют на закате по берегу реки, собирают цветы, которые так любит Людмила.

А потом случается беда. Людмила переносит инфаркт. После этого она уже не может даже сидеть в инвалидном кресле. И вновь отчаяние и тревога за будущее. И тут подруга-­врач рассказывает Людмиле о брошенных девочках двух и четырёх с половиной лет, которые уже несколько месяцев находятся в больнице и с ними надо что-­то делать. А что? Только детский дом. Эта история так тронула Людмилу, что она забывает о своих проблемах и начинает помогать детям-­сиротам.

Её небольшая двухкомнатная квартира по сути становится офисом благотворительной организации. Людмила с помощниками опекает несколько детских приютов, малоимущие семьи с детьми-­инвалидами, матерей-­одиночек, помогает ремонтировать церкви. Она постоянно звонит по телефону, решает какие-­то вопросы, составляет письма в разные инстанции. И у неё все получается. Она смогла заставить мир вертеться вокруг неё.

Неисправимый оптимист

Людмила Георгиевна не любит, когда её жалеют и не считает себя мужественной. Говорит, что всегда хотела быть женственной, хотя в её положении это непросто. Но она в любой ситуации великолепно выглядит: причёска, маникюр, со вкусом подобранные вещи. Одно из любимых увлечений — делать себе разные причёски, женщина всегда должна оставаться женщиной. А ещё она никогда не рисовала мрачные картины.

— Однажды мне было очень плохо, и знакомый художник сказал: а ты рисуй свою депрессию. Не смогла. Жить надо весело — мы умрём под тяжестью жизни, если не будем шутить. Моя жизнь сложилась счастливо. Несмотря на болезни, я могу это сказать смело и честно, потому что мне всё время везло на хороших людей.

Нашлись пропавшие картины

Картины Людмилы Киселёвой очень близкие и понятные, написанные с душой и какой-­то особой теплотой. И самое интересное, что нашлись её старые юношеские работы. До 13 октября их можно увидеть в выставочном зале Калужского областного музея изобразительных искусств.

— Я дружу с Людмилой Георгиевной уже более 40 лет, — рассказала на открытии выставки журналист Наталья ТОРБЕНКОВА. — Судьба ей выпала нелёгкая. С детства она была обречена на неподвижность, врачи ей предрекали ранний уход из жизни, но девочка так хотела жить, вырваться за пределы своих ограниченных возможностей, своего тесного пространства. И она стала рисовать, поступила в университет искусств. Педагоги видели её талант.

Преподаватель живописи Алексей Айзенман предложил сделать выставку её работ в Боровске. Они всем очень понравились. Выставку пригласили в Калугу, а затем — в другие областные города. Она так долго путешествовала, что следы её затерялись. Потом были и другие выставки. Но Людмила всегда сожалела о тех своих ранних затерявшихся работах. И недавно в разговоре с работниками госархива выяснилось, что ничего не пропадало. Это был подарок судьбы. Людмила очень обрадовалась! И вот сейчас эти работы могут посмотреть калужане. Лично мне интересно окунуться на несколько лет назад и увидеть тех людей, предметы той эпохи.

— Я с Людмилой Георгиевной познакомилась, когда ещё была студенткой. В её квартире мы делали заметки, зарисовки. И она очень хотела, чтобы я стала художником. Но я в итоге стала искусствоведом. И могу сказать, что работы на выставке шикарные, и самое главное, в них есть настроение, — уверена администратор детского православного центра, который сотрудничает с Людмилой Киселёвой, Светлана КИРИЛОВСКАЯ.

 

 

— Людмила Георгиевна очень терпеливый человек, скрупулёзный, чуткий и всегда всё доводит до конца, — говорит художник Вячеслав ЧЕРНИКОВ. — Самое ценное в её ранних рисунках то, что они показывают обычную жизнь провинциального Боровска. Вот так девушки собирались у окошка, слушали музыку у радиоприёмника, такая керосинка стояла на столе. И видно, как тщательно юная Людмила работала над ними.

 

 

 

«На комсомольском собрании».

«Десятиклассница».

«Храмы на взгорье».

«К любимой учительнице».

«Автопортрет».

«Боровские холмы».

Эта статья была опубликована в №41 газеты «Калужский перекрёсток» от 09.10.2019. Ещё больше интересных материалов можно найти в бумажной версии и электронном архиве издания.

Опубликовано: 14.10.2019 21:30 3 3735
Тэги: общество
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев