Прячась от немцев, 10 дней сидели в развалинах

Опубликовано: 13.08.2020 06:00 0 3090

Людмила Доброхотова всю жизнь работала, несмотря на инвалидность.

Людмила Доброхотова во время вой­ны лишилась обеих ног.

Родилась она в Калуге в июне 1932 года. Училась в Кожуховской, а затем в Горбёновской начальной школе. Но 8 летнее образование получила уже будучи взрослой, закончив заочно Чкаловскую школу.

Бежали от немцев

Когда началась вой­на, Людмиле было 9 лет. В то время семья жила в деревне Кожухово. Отчим Людмилы — Владимир Иванович Сарычев — служил в совхозе «Кожуховский» бухгалтером. В совхоз пришла телеграмма: срочно эвакуироваться. Немцы были близко, в Кожухово они пришли 9 октября 1941 года.

«Мы наспех собрали кое-что и поехали подальше от линии фронта, — вспоминает Людмила Владимировна, — но немцы нас обогнали, так как передвигались на танках по большаку, а мы по просёлочной дороге. Мы оказались в тылу врага, в деревне Марьевка Доможировского сельсовета. Там пробыли три месяца, затем переехали в Доможирово. А 31 декабря фашисты сожгли Доможирово дотла. Местные жители попрятались в свои погреба, а нам, беженцам, да ещё тем, кто с Украины и Белоруссии, некуда было прятаться. Советские разведчики показали, где можно отсидеться. Когда немцы стали отступать, мы оказались между нашими и вражескими частями. Все наши вещи сгорели. Семья: мама, папа, бабушка, я и младшая 3 летняя сестрёнка Вера — сидела в развалинах 10 суток. Когда наши вой­ска атаковали и освободили Доможирово, Груздово и другие деревни, мы были уже обморожены. Папа отвёз маму и сестрёнку в деревню Большая Каменка, там фронт прошёл чуть стороной, поэтому сохранились целыми многие дома. А потом, 11 января, приехал за нами с бабушкой. Медицинскую помощь нам сразу оказать не смогли, а когда нас осмотрел военный фельдшер, то диагноз был — обморожение ног. 25 января 1942 года он помог папе достать лошадь и отвезти нас в Калугу, в больницу на ул. Максима Горького. 31 января мне и бабушке сделали операцию по ампутации обеих ног. До самого лета мы лежали в больнице, а в июне нас привезли домой в совхоз «Кожуховский» (ныне Совхоз «Чкаловский»)».

Шила одежду

Протезная мастерская была небольшая, поэтому обеспечить протезами всех не могла. В первую очередь их изготавливали для фронтовиков. И Людмила передвигалась на коленях. В школу не ходила, потому что та была в другой деревне. Пришлось заниматься дома. Когда протезы сделали (это было в 1945 году), Люда, наконец, пошла в школу.

Потом семья переехала в деревню Горбёнки, где Люда закончила 4 й класс. А когда ей исполнилось 16 лет, отец устроил её в пошивочную профтехшколу для инвалидов вой­ны. Она получила квалификацию мастера по пошивке мужского костюма и поступила работать в артель инвалидов. Через 7 лет перенесла инфаркт, 13 лет не работала, жила на пенсию по инвалидности.

В 1970 году в Совхозе «Чкаловский» открыли службу быта от районного центра. И Людмила Владимировна устроилась туда приёмщицей. А в 1985 году в совхозе открыли сберкассу. Людмилу Владимировну взяли туда контролёром, и проработала она там до 1992 года.

На основании свидетельских показаний жителей деревни Большая Каменка, в доме которых находилась обмороженная Людмила Владимировна с семьёй, а также односельчан, знавших семью до вой­ны и после возвращения из эвакуации, Доброхотовой был присвоен статус инвалида Великой Отечественной вой­ны. 

Днём — на заводе, вечером — в госпитале

Александра Хрипунова работала по 16 часов в сутки, даже спала у станка.

Училась на слесаря

Родилась Александра Константиновна в Калуге 10 августа 1921 года. Её отец был столяром, изготавливал мебель: буфеты, столы, стулья. Мама — ​домохозяйка, воспитывала восьмерых детей: четырёх сыновей и четырёх дочерей. Жили в собственном доме в районе железнодорожного вокзала. Александра была самой младшей в семье. Дети помогали маме по хозяйству и в огороде. Саше было 7 лет, когда умер отец.

Александра окончила 8 классов общеобразовательной школы, что находилась недалеко от вокзала Калуга-1 и поступила в ФЗУ учиться на слесаря. Закончив училище, получила направление на Машиностроительный завод в цех им. КИМ (Коммунистического Интернационала Молодежи). Там вступила в комсомол, была пионервожатой в своей школе, часто с детьми ходила на экскурсии.

Испугалась так, что говорить не могла

Когда началась вой­на, Александре было почти 20 лет. Старший брат Алексей ушёл на фронт и с вой­ны не вернулся, погиб… Саша осталась работать на заводе. А после работы ходила в госпиталь, помогала ухаживать за ранеными. Вскоре производство эвакуировали в Пермь на завод им. Ворошилова. Четыре года Александра вместе с другими женщинами работала по 12-16 часов в сутки, даже спали у станка: домой ходить было некогда, да и сил не было. Завод изготавливал снаряды и боеприпасы для фронта. «В нашем цехе, — ​рассказывала Александра Константиновна, — ​снаряды оксидировали, то есть придавали им тёмную окраску, ведь они при изготовлении имели светлый металлический цвет. Город очень сильно бомбили. Однажды бомба упала на территорию завода, осколок зацепил край здания нашего цеха, стена обвалилась. А я была в соседнем помещении, это всё видела своими глазами. Когда рухнула стена, я даже спрятаться не успела. Шок был настоящий! Я так испугалась, что не могла ни двигаться, ни говорить. Когда чуть успокоилась, пошла домой, но маме ничего не сказала — ​не стала её пугать».

Направили на шахту

С мужем Василием Леонтьевичем познакомилась после вой­ны в Калуге на танцах. Василий Леонтьевич был родом из Воронежской области. Воевал, но рассказывать о вой­не не любил. Служил в лётной части механиком. Часто летал на спецзадания, был стрелком: сидел позади лётчика и стрелял из пулемёта. Василий Леонтьевич был награждён орденом Красной Звезды и имел много юбилейных медалей.

Когда Александра Константиновна вышла замуж, семья жила в Калуге. Но в середине 50-х мужа направили работать в Куровскую шахту. И они переехали в пос. Якшуново. «От шахты нам выделили квартиру, — ​говорила Александра Константиновна, — ​так и прожили всю жизнь в ней. У нас родилось четверо детей. Я не работала, ведь на мне были дети, хозяйство, огород. Все овощи и фрукты — ​свои. А ещё мы с детьми ходили в лес по ягоды. Всем раздам по лукошку: вместе целое ведро насобираем. За вырученные от продажи деньги всем детям покупали к школе новую форму».

Залезала под лампочку

Александра Константиновна очень любила вышивать крестиком. Вечером, когда уже все накормлены и уложены, она садилась за рукоделие. Рисунками обменивались с подругой. Когда не могла достать канвы, изготавливала её самостоятельно из куска марли, продёргивая вдоль и поперёк по две нитки. Вышитыми картинами был увешан весь её дом. А рамочки для них делал муж. «По вечерам, — ​вспоминала Александра Константиновна, — ​часто менялось напряжение в сети, свет становился слабым, тусклым. Тогда я пододвигала стол к свету, на него ставила стул, влезала на него и вышивала под самой лампочкой. Муж ругался, чтобы не портила глаза, но я просила: ну, чуть-­чуть, только вот этот квадратик!» Свои работы она потом дарила внукам и правнукам на память.

Василий Леонтьевич умер в 2004 году. Из детей у Александры Константиновны остался только один сын Вячеслав, который вместе с женой Галиной почти всё время жил с мамой в посёлке Якшуново.

Александра Константиновна ушла из жизни в 2012 году в возрасте 91 года. 

  ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ  

Уважаемые читатели! Расскажите о своих близких, воевавших в 1941-1945 годах или переносивших тяготы войны в тылу. Ждём также рассказов от людей, которые в годы Великой Отечественной были детьми.
Письма и фотографии присылайте
по адресу: 248 000, Калуга, улица Космонавта Комарова, 36,
e-mail: volodina@kp. kaluga. ru.
Звонки принимаются по телефону в Калуге в будние дни: 79-04-54, добавочный: 222.

Самые важные новости Калуги и области. Оперативно, интересно, объективно. Подписывайтесь на наш телеграм канал @kp40ru.

Опубликовано: 13.08.2020 06:00 0 3090
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев