Не пляжем единым

Даниил Марченко. Фото из архива Антона Емельянова.
Опубликовано: 14.04.2020 15:15 1 798
Не пляжем единым

Турция, которую практически не знают любители all inclusive.

В связи, сами знаете, с чем Россия оказалась в полной изоляции: продолжают летать разве что дипломаты и военные врачи. Отпуск на море, да и вообще где-либо на ближайшее время возможен лишь в мечтах, так что остаётся только читать и немного завидовать тем, кто успел отдохнуть до пандемии. Ну и ждать окончания самоизоляции.

Другое Золотое кольцо
Калужане Антон и Ирина Емельяновы выбрались в, казалось бы, набившую всем оскомину Турцию, но привычному all inclusive предпочли насыщенное путешествие по разным регионам этой страны.
— Выбор места получился спонтанным, — ​рассказывает Антон. — Так вышло, что мы с женой не были в отпуске уже 5 лет. И мой тесть спрашивает: «А в Турцию не хотите?» Мы сначала отказались. Не хотели на пляж, а он: ​«Так я вам про материковую часть». Нам стало любопытно, стали изучать вопрос. В результате и цена понравилась, и маршрут показался интересным. Тем более в Турцию не нужны визы.
Были мы там неделю и путешествовали по «Золотому кольцу Турции» (есть, оказывается, и такое). В него входят Стамбул, Бурса, Конья, Памукале, и Кападокия, и Анкара.


Стамбул: архитектура, кошки, трансплантация волос
— В первый день, а вернее, ночь мы прилетели в Стамбул, — ​продолжает Антон. Мы думали, что, как обычно, всех погрузят в автобус, но с транспортом возникли какие-­то накладки, и нам выделили довольно экстравагантный индивидуальный трансфер. Это была машина с чёрным бархатным салоном и неоновой подсветкой. До гостиницы мы ехали час и по дороге насладились видами ночного Стамбула. Успели даже погулять по городу, я взялся показать жене Босфор, однако в темноте привёл её в какую-­то совершенно другую бухту на Мраморном море. Но всё равно было красиво. Обратил внимание, что местные постоянно ловят рыбу, чуть ли не круглосуточно. Вокруг этого собираются какие-­то локальные тусовки: к рыбакам приходит человек, который там же варит для них кофе, люди общаются.
Отдельная тема в Турции — ​кошки, которых очень много. И они совершенно не боятся людей. Усатые друзья — сытые и ухоженные, могут запросто отказаться от еды, которую ты им предложишь. Они прошли стерилизацию. Так как, по преданию, у пророка Мухаммеда была кошка по кличке Муизза, здесь принято любить этих животных. Но я думаю, всё проще. Стамбул — ​портовый город, и надо было как-­то избавляться от крыс, ведь чума посерьёзнее, чем covid‑19.
Интересно, что внешне многие турки практически не отличаются от остальных европейцев. В толпе не отличишь, где местный, а где турист. А туристов там много самых разных. Одних привлекает богатая культура Стамбула, а других — ​сравнительно дешёвая медицина. Причём, как выяснилось, особенно популярны процедуры по пересадке волос.
— Меня поразил ещё один момент. На трамвайной остановке я заметил, что турникет расположен так, что можно спокойно его обойти и проехать бесплатно, но никто этого не делал. Я спросил у нашего гида Мухаммеда, почему этого не происходит, и он, преисполненный достоинства, ответил: «Здесь так не принято». И, действительно, какие-­то неписаные законы в Турции распространяются на многие сферы жизни. 
Историческая часть города впечатляет, особенно — смесь культур и религий. Например, в мечети Аль-­София сохраняются христианские фрески византийского Софийского собора. Здесь чувствуется, как близки могут быть 20-й и 2020 годы.

Ислам-лайт
— Из Стамбула мы отправились в Бурсу. Это 
 промышленный центр, где, кажется, смотреть особенно нечего. Но в этом и была своя прелесть: интересно посмотреть, чем живёт обычный провинциальный город. Например, заметно, что религия у местных жителей является неотъемлемой частью жизни, однако фанатично верующих мало.
Там вполне можно встретить турчанку с распущенными волосами  в современной западной одежде. Ислам исламом, но Турция — ​светское государство. И города там очень чистые. Невылизанные, но опрятные.
Культ личности и гражданское общество
— В Турции повсюду висят портреты президента Эрдогана. Власть там уважают. При этом не боятся критиковать и уверены, что смогут в будущем призвать к ответу, если что не так. Мне, вообще, показалось, что здесь сильное гражданское общество. Тот же Мухаммед рассказал, что когда люди были недовольны политикой, они не поддержали правящую партию на муниципальных выборах. И, по его словам, этот сигнал был услышан, потому что власти начали проводить реформы, каких ждали жители, но которые были отложены в долгий ящик. При этом у турок по-­прежнему есть культ личности Ататюрка. Это не мешает им избегать «слепого» патриотизма.
Люди здесь чувствуют, что действительно управляют страной и к выборам относятся серьёзно. Например, здесь не может быть, чтобы жители не знали, кто у них глава местного самоуправления. А вот о коррупции Мухаммед высказался образно и весьма поэтично. Турция — ​это огромный казан, и у каждого есть ложка, но эти ложки разные. У Ататюрка был самый большой черпак, и никто ему не мешал. Но не дай Аллах, он бы залез в чью-­то маленькую ложечку.
Метафорическое, но довольно понятное объяснение: я на многое готов закрыть глаза, главное — у меня не отнимай.

Мотодельфины
Многие турки, особенно молодые, знают английский. Насколько я понял, там очень ценят образование. Страна за бюджетные деньги отправляет молодёжь в зарубежные вузы, и это даёт свои плоды. Кстати, как ни странно, но с темой образования там пересекается вопрос полиции.
Так, в крупных городах можно увидеть полицейских в красной форме на мотоциклах с мигалками и крякалками. Я спросил, кто это такие, и мне ответили — «​дельфины». Я сначала подумал, что это такое прозвище из-­за крякалки, но нет. ​Оказалось, что это — название элитного спецподразделения. У сотрудников обязательно есть высшее образование, а у некоторых — по два диплома, и каждый «дельфин» должен владеть хотя бы одним иностранным языком. Кроме того, там летают полицейские квадрокоптеры, сканирующие лица прохожих: ​в стране довольно серьёзная террористическая угроза.
Полицейские, врачи и учителя здесь — очень уважаемые люди, их никто не воспринимает как обслуживающий персонал. Хотя здесь к любой профессии относятся без пренебрежения.

Самоизоляция в пещерах
Следующим пунктом поездки был район Памуккале. Там было много азиатских туристов. Мне сказали, что, видимо, это японцы, потому что они вели себя подчёркнуто вежливо. В отличие от китайцев, но об этом позже.
Кстати, есть отличный способ узнать группу японцев: нужно достать фотоаппарат и сделать вид, что ты снимаешь что-­то перед ними, тогда они, как по команде, остановятся, чтобы не портить твой кадр. В Памуккале мы увидели античные руины. Здесь возникает культурный шок, когда понимаешь, сколько событий древнего мира, памятных ещё из уроков истории, происходило именно в этих местах.
Мы прибыли в Каппадокию. Здесь в туфе были выруб­лены подземные и надземные поселения:​дома и монастыри. Люди там могли самоизолироваться по-­настоящему: вместо дверей были огромные каменные колёса, и, если из такого колеса вынуть рычаг, то пройти внутрь становится практически невозможно. Людей оттуда выселили не так давно: пришли сотрудники ЮНЕСКО и объявили поселения объектом культурного наследия.

На большом воздушном шаре
В этом районе запускают ежедневно около 50 больших воздушных шаров. Мы с Ириной решили полететь. Так состоялось знакомство с китайскими туристами, которые летели с нами в одной корзине и постоянно мешали.
Личного пространства для них не существует. А если китаец видит, к примеру, облако, то у него появляется задача сфотографировать его не менее тысячи раз. Потом облачко сместилось — ​требуется ещё тысяча кадров и т. д. Если ты помешаешь китайцу, то он запросто тебя оттолкнёт без извинений. И как-то раз пришлось самому одного слегка подвинуть. Зато, когда я что-­то сфотографировал, а потом показал жестами, что теперь снимать может он, у этого человека открылись все чакры, и он познал Вселенную: оказывается, толкаться совсем не обязательно. Так наш конфликт был исчерпан.
Позже я поймал себя на мысли, что сейчас у китайцев стало больше денег, и поэтому они отправляются путешествовать по миру. Скорее всего, русские туристы лет 20 назад вели себя примерно так же.

Почти Россия
Интересно, что первый снег в этом году я увидел именно в Турции, а не в России. Так что зима здесь бывает вполне холодной. В ноябре на термометре было минус два. 
Впечатления от нашего путешествия остались самые приятные. В эти места хочется возвращаться вновь, и, когда появится возможность, мы так и сделаем. Я понял, что если кто-­то был в Турции на пляжном отдыхе, то этот человек не был в Турции. Она оказалась совершенно другой, неожиданной страной, где, определённо, есть что посмотреть. 

Самые важные новости Калуги и области. Оперативно, интересно, объективно. Подписывайтесь на наш телеграм канал @kp40ru.

Даниил Марченко. Фото из архива Антона Емельянова.
Опубликовано: 14.04.2020 15:15 1 798
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев