Жизнь на качелях

Даниил Марченко.
Опубликовано: 17.03.2020 16:11 0 1061
Жизнь на качелях

В нынешнем году все премьеры калужской драмы — ​о любви. Пронзительная «Земля Эльзы», избыточно-буффонадная «Любофф». И вот новая, на этот раз камерная, история на ту же тему — ​«Двое на качелях».

Декорации здесь, как и в предыдущей постановке «Любофф», американские. Пьеса «Двое на качелях» оказалась одной из самых успешных в карьере драматурга Уильяма Гибсона. Голливудская экранизация с Ширли Маклейн, номинация на престижной театральной премии «Тони» и долгая сценическая жизнь тому лишние доказательства.

Джерри и Гитель
Итак, героев, как следует из названия, двое. Он — ​когда-то успешный и высокооплачивае­мый адвокат из Небрас­ки по имени Джерри. Правда, сейчас его дела плохи: он находится в бракоразводном процессе и к тому же сидит без работы. Собственно, большей частью своего былого успеха он как раз обязан супруге, вернее, её влиятельному отцу, который сначала выбил для Джерри стипендию в университете, а потом и устроил его к себе в контору на тёплое место. Её зовут Гитель, она представительница нью-йоркской богемы, танцовщица, мечтающая открыть свою студию. Она бедна и к тому же страдает от язвы. С личной жизнью тоже не сложилось: мужчин в её жизни было немало, но они всегда бросали Гитель. И вот однажды прилетевший в Нью-Йорк Джерри решается позвонить Гитель, которую он видел в компании у общего знакомого, под предлогом объявления о продаже холодильника. Благодаря этому звонку между ними завязываются отношения, которые сейчас назвали бы токсичными: со скандалами, упрёками, явными и тайными обидами. Но всё-таки это любовь.

Ум vs Сердце
На калужской сцене пьесу Гибсона поставила молодой режиссёр из Белгорода Оксана Погребняк. Спектакль идёт на камерной и экспериментальной малой сцене и начинается он сразу с нестандартного решения. Зрителям задают вопрос, чем они руководствуются во время важных решений — ​умом или сердцем. Соответственно, первые садятся на ближние ряды и оказываются как бы в комнате Джерри, вторые — ​напротив, у Гитель. Радикально на восприятие происходящего это не влияет, но всё же задаёт зрителю определённое направление.

Новые персонажи
По воле режиссёра «на качелях» оказываются не двое, а сразу четверо. Помимо Джерри и Гитель Погребняк вводит ещё двух персонажей — ​абстрактных Его и Её. Они читают текст от автора и в мире разворачивающихся событий их как будто бы нет, а вот в пространстве спектакля их присутствие весьма существенно: они передают героям разнообразные предметы, как бы вынуждают их снять или бросить телефонную трубку, вообще вступают с теми в какие-то странные отношения, оставаясь в роли не совсем беспристрастных наблюдателей. Иногда это решение порождает довольно сильные ходы. К примеру, когда Джерри и Гитель стоят спиной друг к другу, а авторский текст сообщает нам, что они обнялись и поцеловались, возникает простая, но яркая метафора отчуждённости. В других же случаях Он и Она кажутся слишком навязчивыми, мешающими воспринимать основной сюжет и постоянно дублируют словами всё то, что и так происходит на сцене. В общем, ход интересный, но как будто недоработанный.
Ещё одним персонажем с небольшой натяжкой можно назвать старый добрый городской телефон. Спираль его шнура является одной из пружин сюжета: герои постоянно говорят по телефону, порой не могут друг до друга дозвониться, бросают или намеренно не берут трубки, ссорятся из-за счетов. В общем, приятная ностальгическая деталь из прошлого века.

Вы в танцах
Другая особенность спектакля — ​музыка и танцы. Добавление хореографии в постановку, где главная героиня — танцовщица, выглядит ­органичным решением. Но если в начале танцы, предваряющие экспозицию, лишних вопросов не вызывают, то вот номер в конце выглядит неким пус­канием пыли в глаза. Как будто ты пришёл на концерт в клуб на 50 человек, а перед последней песней вдруг перенёсся на 100-тысячный стадион.

Не идеально, но хорошо
Для Анны Сорокиной роль Гитель можно считать творческой удачей. Актрисе ­удалось воплотить яркий и сложный характер, к тому же в развитии. Джерри, персонаж Сергея Соболева, напротив, на этом фоне выглядит несколько инертным, вечно рефлексирующим и неспособным принять решение. Видимо, в таком характере актёру сложно ­раскрыться в полную силу. Он и Она — ​Андрей Соловьев и Екатерина Клеймёнова. Их было слишком много для ­статистов и слишком мало для полноценных ролей, но выручало несомненное обаяние Клеймёновой.
У Погребняк получился далеко не идеальный, но интересный спектакль. И пусть некоторые режиссёрские решения мешают восприятию, но через них хочется продираться, а не встать и уйти. Стильная музыка и костюмы, сильная игра Сорокиной плюс добротный литературный материал, помноженные на особую атмосферу малой сцены, оставляют ­после себя в основном ­приятное впечатление. Да и час ­сорок без антракта пролетает почти незаметно, что тоже показатель. 

То, о чем мы не можем говорить здесь, читайте в нашем телеграм-канале https://t.me/kp40ru. Подписывайтесь, комментируйте, предлагайте свое!

Даниил Марченко.
Опубликовано: 17.03.2020 16:11 0 1061
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев