С Кавказа с любовью

Даниил Марченко. Фото из личного архива Евгения Журина.
Опубликовано: 30.07.2019 12:50 0 588
С Кавказа с любовью

В июле исполнилось 75 лет УМВД по Калужской области. В честь юбилея мы попросили сотрудника Управления экономической безопасности и противодействия коррупции Евгения Журина рассказать о своём опыте работы на Северном Кавказе.


О Чеченской Республике


— В первый раз я приехал в Грозный в 2005 году в составе большой группы ­калужских тогда ещё милиционеров. Естественно, благодаря нашим СМИ ожидал увидеть разруху и вой­ну, но на самом деле страна уже начинала налаживать мирную жизнь. Кое-­где, конечно, бывали перестрелки, но это, скорее, исключение.


Правда, в свой самый первый день в Грозном я услышал автоматную очередь, но меня сразу успокоили: «Не переживай, это свадьба». Традиция осталась до сих пор, но «калашниковы» давно заменили травматическим оружием.
Я снова побывал в чеченской столице два года назад, и сказать, что город изменился, — ничего не сказать. Если вы не местный, то можете подойти к любому полицейскому, он всё вам расскажет и чуть ли не экскурсию проведёт. В начале нулевых по собственному желанию я бы сюда не приехал, а сейчас в Чечню вполне можно отправиться туристом.


Цель нашей командировки формулировалась как «Укрепление конституционного строя и правопорядка». Фактически мы помогали местным органам внутренних дел. Вообще моя специализация — ​раскрытие экономических преступлений, но если коллеги начинали какую-­то серьёзную операцию с обысками и задержаниями, то часто привлекались все, независимо от профиля.


Об экстремистах


— Например, я участвовал в поимке лица, подозревавшегося в содействии террористам. Это было уже в Северной Осетии, где я находился в командировке в 2013–2014 годах. ФСБ тогда получила информацию, что подозреваемый живёт в одном из домов на границе с Ингушетией.


Сама операция прошла тихо: мы нагрянули к нему ранним утром, сопротивления мужчина не оказывал. Во время обыска у него изъяли наркотики, экстремистскую литературу и боеприпасы.
Но на этом дело не закончилось — утром нарушителя доставили в отделение, а уже вечером собрались его земляки, перекрыли федеральную трассу и стали жечь покрышки. Дело в том, что задержанный — ​ингуш, а у них с осетинами давний территориальный спор, и в этой ситуации любой конфликт мог вылиться в массовые беспорядки.


Успокаивать людей пришлось нашему мобильному отряду: осетинских полицейских ингуши слушать не стали бы, мы же незаинтересованная сторона. Нам удалось быстро выявить зачинщиков и убедить людей разойтись. Уже к полуночи на дороге никого не было, а баррикады, перекрывавшие трассу, разобрали. Мы тогда даже получили почётные грамоты от местного правительства.


О преступлениях


— В принципе, сейчас на Кавказе состав дел мало чем отличается от ситуации в ЦФО, но нюансы всё же есть. Конечно, ­по-­прежнему идёт много задержаний по экстремизму. А ещё — за незаконное хранение оружия. В Калуге за 10 лет не изымают столько боевого автоматического оружия, сколько за месяц в любой из республик.
Когда мы конфисковывали оружие в Осетии, нас просили: не надо забирать, оставьте. Сначала это ставило в тупик — человек нарушает закон, а ещё говорит такое полицейскому. Но потом я понял, что это часть менталитета, люди здесь постоянно ожидают какого-­то конфликта и хотят иметь возможность самим защитить себя и близких.
А что касается экономических преступлений, то здесь, если и есть отличия от остальной России, в основном в масштабах. Например, в Ингушетии было громкое дело о хищении средств в одном крупном федеральном банке. Там организованная группа по сговору оформляла кредиты на подставных лиц через копии паспортов. Счёт шёл на сотни миллионов, по делу проходило более 100 человек, на которых эти кредиты были оформлены.


О традициях


— Мы почувствовали знаменитое кавказское гостеприимство — принимали нас везде прекрасно. Но никакого алкоголя, там очень строго. Например, на всю Ингушетию — а эта республика по территории ненамного меньше Калужской области — всего 3 точки, где продаётся спиртное. При этом за всё время моей командировки был только один случай нелегального ­изготовления и торговли алкоголем.
Перед командировками нам читали лекции о местных традициях, чтобы мы не попадали в неприятные ситуации. На Кавказе очень строго относятся к внешнему виду. К примеру, даже в свободное время летом нельзя появляться в публичном месте в шортах. С нами были и сотрудницы-­женщины, их, конечно, никто не заставлял носить хиджаб, но всё равно чувствовалось особое отношение. При этом с местными сложился хороший контакт. Провожали нас очень тепло и благодарили за работу.

Самые важные новости Калуги и области. Оперативно, интересно, объективно. Подписывайтесь на наш телеграм канал @kp40ru.

Даниил Марченко. Фото из личного архива Евгения Журина.
Опубликовано: 30.07.2019 12:50 0 588
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев