Чтобы убежать от зимы, надо купить билет на самолёт

Светлана ТЕПЛЯКОВА. Фото автора и со странички в «Фейсбуке» Елизаветы НЕВИННОЙ.
Опубликовано: 20.02.2019 12:02 0 583
Чтобы убежать от зимы, надо купить билет на самолёт

Елизавета Невинная — ​талантливый художник, который может увести тебя от реальности в тонкий метафорический мир.  Её жизнь наполнена удивительными событиями, встречами и путешествиями.

Недавно в ИКЦ можно было не только увидеть её акварели-метафоры, но и прийти на публичный artist talk с Лизой, услышать потрясающие истории о фототеатре под открытом небом в Берлине, о поездке на «Цветную неделю» к известному клоуну Асисяю — Вячеславу Полунину — и о выставках в швейцарских деревнях.

— Я сложно переживаю зиму — снег, холод, — ​призналась Лиза. — ​И недавно поняла: чтобы пережить это время года, надо купить билет на самолёт. Мне кажется, снег меняет всё. Недавно я была на юге Швеции, где снега не бывает вообще, но, видимо, лично для меня он выпал и лежал три дня. И в этот момент всё сразу стало по-другому — ​слякотно и неуютно. Я обожаю путешествовать, это классно. Но всё равно мечтаю, что когда-нибудь мне не захочется убегать. Может, зима будет другая...

Фотосессия под балконом

Новый год Лиза встретила в Берлине и даже стала персонажем интересного фотопроекта, который затеяла её подруга.

— Мы учились с Элей Ялонецкой в Абрамцевском художественном училище. Она керамист и увлекается фотографией. Сейчас живёт в Берлине, у неё четверо детей. Её квартира находится на 4-м этаже. И там замечательный вид с балкона. Под ним прямо на тротуаре она «раскладывает» людей, предметы и с 4-го этажа фотографирует. И это невероятные картины, создающие впечатление, что персонажи на них — в движении: плывущие русалки, парящие ангелы, драконы… Эля увлекается эпохой Возрождения, Средневековьем, которым мы все в Абрамцево увлекались. У кого-то это переросло в картины, как у меня, а у неё — в фотографии. И уже года три она этим занимается.

Эля очень гостеприимна, потоки гостей у неё сменяются, как пирожки в пирожковой. И каждого приезжающего «пирожка» она сопровождает фотосессией. В тот момент, когда я приехала, мы пересек­лись со шведским матросом. Наша фотосъёмка была намечена на последний день, но пошёл снег, а откладывать уже было некуда. И Эля «разложила» нас под балконом. Антураж — совершенно сказочный: ​стол, абажур, самовар… Часть предметов она кладёт или наклоняет. Словами это объяснить сложно — надо смотреть. Её ассистент подошёл, накрыл нас одеялом. Мы лежим на тротуаре, нас засыпает снегом. Эля настраивается… Люди идут тротуару, обходят нас, спрашивают, тепло ли нам лежать. Мы начинаем хохмить. Эля кричит с балкона: «Не трогайте моих стрекозок!» И всё заканчивается тем, что сдергивается одеяло, а мы замираем в красивых позах. Эля делает кадр, мы вскакиваем и убегаем пить шнапс, потому что очень замёрзли, пока она нас фотографировала. Но это — ​волшебство… Это про снег, про людей. Подруга называет это фотографическим театром. Фотокартины можно посмотреть на страничке Эли в «Фейсбуке».

А перед тем, как фотографировать, она спросила: «О чём ты мечтаешь, скажи мне. Я никак  не могу вас с матросом совместить в кадре». С матроса были взятки гладки, он сказал, что ни о чём не мечтает и вообще не хочет фотографироваться. А я — ​романтичная, я хочу абажур, такую чеховскую веранду или дачу. Ну… чтобы ещё сосны шумели. Это мечта… Но, как только я приближаюсь к её исполнению, вдруг что-то происходит, всё ломается и снова отдаляется. И Эля нам устроила этот антураж с самоваром. Берлинцы очень удивлялись, хотя, мне кажется, на своих тротуарах они видели всякое…

Попасть в сказку

Вячеслав Полунин — ​знаменитый на весь мир клоун Асисяй из «Лицедеев», создатель «Академии дураков» и «сНежного шоу» — некоторое время назад обосновался в уютном местечке под Парижем. У него здесь — ​свой дом, своё государство, в котором нет ничего обычного — ​сплошные чудеса. Здесь можно спать на плывущей по реке кровати, качаться в прозрачном шаре над водой, смотреть в окна, ведущие в никуда… Все фантастично, сюрреалистично. А вокруг — ​не жизнь, а сплошной театр и праздник. На один из таких волшебных праздников в прошлом году попала и Лиза.

— Вячеслав Полунин живёт в большом саду в самой настоящей старой мельнице, которую он увидел во сне в юности. Эта мельница стоит возле небольшой реки. Слава с женой Леной и детьми долго жили в Питере, и у них не было дома. В какой-то момент они поняли, что пора иметь своё гнездо. Выбрали Францию. Пере­смотрели множество мест в доступном от Парижа радиусе. И нашли эту мельницу. Когда Полунин туда пришёл, он понял, что именно её во сне и видел. Они её обжили, придумали там комнаты Солнца, Луны, Облаков, Звёзд и ещё много других комнат. И после того, как они её реинкарнировали, вдруг наткнулись на книжку, где описывается жизнь клоуна, который поселяется в старой мельнице, начинает приводить её в порядок и создаёт там комнаты Луны, Звёзд, Солнца. У Славы — волосы дыбом. Он помчался знакомиться с автором, у которого тоже волосы дыбом встали.

Но самое интересное, что в этой книжке есть вторая, более трагическая часть: ​на мельнице начинается наводнение, затапливает комнаты — и  все ценности, фотографии плывут. Стоит только Славе дочитать до этого места — и у него начинается наводнение. И это повторялось несколько раз, буквально пару недель назад вновь случилось. Река оказалась коварной — она как-то близко подходит к мельнице… Но Полунины, мне кажется, не расстраиваются по этому поводу. Там жизнь — ​сплошное веселье. Например, Слава говорит: «Давайте все танцевать на столах!» И это не фигура речи. Мы, действительно, неделю танцевали на столах.

Меня поразили многие вещи. Там все фантазийно и необычно. На улице под ивой возле реки стоит длинный зеркальный стол, немного извилистый — там проходят обеды. На его зеркальной поверхности отражается голубое небо, и стол — будто река, которая, по ощущениям, уходит вдаль и сливается с настоящей рекой. А ещё есть сцена и «ниточка», по который ходят канатоходцы на уровне горизонта. Получается, что они как бы ходят по горизонту…

Там никогда нельзя произносить слова «работать», «репетировать». Вместо этого говорят: «Пойдём дурачиться». И вся эта работа нанизывается на застолья, танцы, праздники. Все происходит спонтанно. Раз — ​и начинается какое-то действо. Но на самом деле дисциплина строгая, просто надо уметь всё так перевернуть, чтобы казалось, что это фокус. Но фокусы, как известно, отрабатываются годами. И Слава никому не позволяет жаловаться. При этом он сам такой дикий домашний тиран: может топать ногами, ругаться, может быть суровым, строгим, ироничным… И на мельнице есть своя чёткая ­иерархия. На моих глазах люди уезжали, изгнанные даже без объяснений. Но если ты влился в этот мир, если ты там свой человек — можешь пить шампанское, болтать со всеми, фотографировать, танцевать на столах. И ты в этом живёшь…

Это была «Цветная неделя», каждый день — ​в своем цвете: жёлтый, белый, красный, серебристый, прозрачный… Программа известна заранее, и надо соответствовать. Люди туда едут с набитыми чемоданами. А поскольку мы подружились с девушкой, работающей у Славы в костюмерной, которая сказала: «Ну, только исключительно для вас», то брали костюмы у неё. Потом в какой-то момент в костюмерной появился Слава, начал топать ногами, ругаться: «Что это такое?!» И я хватаю шляпу, мантию и убегаю…

На «Цветную неделю» съезжается много гостей, известных людей. Была там и Чулпан Хаматова. На мельнице есть повариха, которая кормит часть гостей, но в тот день у неё был выходной. Чулпан хотела поехать погулять по городу, но её заставили готовить татарский обед. Готовит она не очень, хотя у неё дети… И в итоге мы с ней вместе чистили картошку, морковку. Обед получился неудачный, но потом было веселье, мы прыгали в мешках, носили в ложках яйца — и про обед все забыли.

Всё так же, как 10 лет назад

— Мне кажется, что у человека должно быть такое место, где ничего не меняется. ​У нас есть замечательная дача в Одоеве Тульской области, её давным-давно приобрели родители. Они у меня художники. Так получилось, что и все наши друзья — ​художники, и мне до определённого возраста казалось, что людей НЕ художников просто не бывает. (Потом было открытием, что существуют ещё инженеры, сантехники, авторемонтники…) Мы ездили в гости к друзьям в Одоев. Там красивое холмистое место, монастырь, речка. И поняли, что нам тоже нужен там дом — и родители купили его. А так как дети вели себя шумно, они купили там ещё один дом — для нас. И мы туда ездим по поводу и без повода, варим глинтвейн, ставим самовар, купаемся в реке, иногда даже пропускаем учёбу…  Мне нравится в Одоеве, нравится, что там всё так же, как и 10, и 15 лет назад. Это стабильность.

И когда я приземляюсь на самолёте в Швейцарии, понимаю, что там не изменилось ничего, там всё так же. Я езжу в эту страну 20 лет почти каждый год. Там те же домики, те же коровки… И планирую поехать туда со своими работами в апреле. Сейчас списалась с галеристом, он пишет: «Не волнуйся: граппа, которую ты оставила 2 года назад в моём подвале, тебя ждёт. Все хорошо…»

Вирус искусства

— Швейцария — размером с Калужскую область. Города там маленькие, а деревни вообще крохотные. И я останавливаюсь в деревеньке, которая примыкает к выставочному пространству. Это буквально несколько домов. Последний раз жила в доме ХVII века, что абсолютная норма для швейцарцев. Там много старых домов. Мы ели спагетти за старинным столом, которому несколько веков, на нём вырезана дата, когда он был сделан…

И в прошлый раз я приехала в Швейцарию с другом — ​художником из Москвы. Он пришёл в тихий ужас. Мы добрались до места, там — ​три дома, навоз, коровы и стеклянное здание типа нашего Инновационного культурного центра. Мой друг развешивает картины, а на нём лица нет, потому что я его подбила на дикую авантюру, привезла в чистое поле выставляться, оторвав от кучи проектов в Москве. И я понимаю, что ему ничего не объяснишь, что случится вернисаж и он сам все увидит. И случается вернисаж. Откуда ни возьмись в эту маленькую деревню приезжает множество людей. Швейцарцы очень любят искусство, обожают художников. Купив квартиру, в первую очередь они приобретают туда картины, ими увешаны стены во всех домах. Ко мне однажды подошла девушка лет 24–25, которая только что закончила учебу, и ей не хватало 20 франков, чтобы приобрести картину.  Она просила уступить ей, потому что купила квартиру и ей туда нужны произведения искусства. Я не понимала, что это с ними такое, что это за вирус искусства, которым они заражены? А потом попала в деревенскую школу, приехала туда на велике — смотрю, во дворе стоит движущая­ся скульптура, очень интересная, с разными прибамбасами. Явно дорогой художественный артобъект, и стоит он там не случайно. Местный учитель сказал мне, что это — ​норма. Когда в Швейцарии строят школу, сразу закладывают в смету средства для произведений искусства, которые эту школу будут украшать. Люди там окружают себя красивыми вещами. На выставки они приходят с детьми. Там вкус прививается с детства. Потому что, если вокруг тебя все серое, скучное и некрасивое, сколько ни уговаривай себя, ни внушай, что всё хорошо, лучше не станет. Очень важно, чтобы тебя окружала красота.

С Вячеславом Полуниным на «Цветной неделе».

С Полуниным. На Жёлтой мельнице — всегда праздник.

Акварель Лизы Невинной «Собирай моменты, а не вещи».
— Мы так любим вещи, обвешаемся ими — и несёмся. А что-то самое главное проходит мимо, стороной. Вот я и нарисовала напоминалку с таким названием.

На встрече можно было увидеть работы и наброски из личного архива художницы.

Лиза часто путешествует с блокнотом, куда попутно записывает услышанные необычные фразы и свои размышления, делает зарисовки.

Посмотрите, какие классные малыши с сосульками и котом.

Самые важные новости Калуги и области. Оперативно, интересно, объективно. Подписывайтесь на наш телеграм канал @kp40ru.

Светлана ТЕПЛЯКОВА. Фото автора и со странички в «Фейсбуке» Елизаветы НЕВИННОЙ.
Опубликовано: 20.02.2019 12:02 0 583
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев