Брошенные погорельцы

Елена ФРАНЦУЗОВА. Фото автора.
Опубликовано: 02.10.2018 21:44 0 545
Брошенные погорельцы

Несколько семей в Товарково остались без крыши над головой.

Официально двухэтажный дом на улице Заводской в посёлке Товарково загорелся 12 сентября около 4:20 утра. Однако свидетели уверены, что пожар начался гораздо раньше, а жильцы первого этажа сначала пытались справиться с огненной стихией самостоятельно. Когда приехали пожарные, огнём был охвачен уже весь подъезд.

Заходи кто хочет

Спустя несколько недель после случившегося мы встречаемся с жильцами у выгоревшего подъезда.

— На днях мы были в Управлении ЖКХ, просили заварить дверь, чтобы в подъезд не могли проникнуть посторонние, — говорят погорельцы. — Но, как видите, этого не сделано до сих пор.

Каждый вечер люди организовывают у дома дежурство. Опасаются и мародёрства. Какие-то квартиры выгорели полностью, какие-то — частично. Кто-то успел выбросить вещи через окна, кто-то — нет. В администрации обещали, что помогут вывезти то, что уцелело, но дальше слов дело не идёт.

— Как мы можем подняться на второй этаж и забрать свои вещи, если лестница того и гляди рухнет? Уже осенние холода настали, а нам ходить не в чем.

— Сначала сказали, что до октября всё отремонтируют и мы сможем вернуться в свои квартиры. А теперь в местной администрации заявляют, что будут ждать, когда просохнет подъезд.

Мол, ремонт затянется на полгода.

— У нас шесть семей остались без жилья — шатаются, болтаются где придётся! Мы поехали в администрацию, хотели с Дроздовым (глава поселковой управы Товарково. — Прим. авт.) поговорить, но к нам никто не вышел. Объясняют, что, пока не будет готов официальный акт МЧС, в котором укажут причину пожара, нам рассчитывать не на что. Да и после этого только через полгода каждой семье выдадут по 20 тысяч рублей «губернаторских». Мы не знаем, где и как нам жить.

— На нас не хотят обращать внимания. Хоть бы провели собрание, успокоили людей. Нас просто игнорируют. Лишь сказали: «Ждите акта». А где люди живут, как себя чувствует человек, попавший в больницу, никого не волнует.

Безнадёга

— У нас в двушке прописаны 5 человек: мама, которая выпрыгнула в окно, мы с сестрой и два наших сына — 7 и 9 лет, — говорит Ольга МИГИДИНА. — После пожара мне дали ключи от комнаты на пятом этаже в общежитии в Товарково: 6 шагов в длину, 3,5 — в ширину. Там вообще нет мебели. В администрации сказали, что другого жилья нет и единственное, что нам могут выдать, — это надув­ной матрас. А как всем на нём спать — по очереди?

Ольга признаётся, что боится переезжать в общежитие из-за его контингента. По словам молодой женщины, оно кишит опустившимися, спившимися людьми.
— Я не смогу сама за себя постоять и не хочу, чтобы в такой обстановке находился мой сын.

— Мы ходили в администрацию, объясняли, что у нас два маленьких ребёнка, куда нам деваться-то? Представляете, в ответ нам предложили самим в Интернете найти телефон соцзащиты и обратиться к ним за помощью, — добавляет её сестра Елена КУЗОВСКАЯ.

— Ночью я работаю, днём — у подруг. Сын то у сестры, то у наших друзей, — продолжает Ольга. — Со дня на день из больницы выпишут маму. Честно говоря, я не знаю, что мы будем делать дальше. Как минимум год она будет нетрудоспособна, ей требуется довольно дорогостоящий уход — лекарства, корсет, памперсы. У меня зарплата — 15 тысяч, у сестры — 11.
В ту злосчастную ночь Ольга была на работе. Сын ночевал у бывшей свекрови, старшая сестра со своим ребёнком переехала в съёмную однушку в соседний дом. А мама «вышла» в окно.

— Я проснулась оттого, что кто-то постучал, — вспоминает мама Ольги и Елены Светлана КРЫЛОВА. — Схватилась за ручку входной двери, она — горячая. Толкнула дверь ногой, и в этот момент в квартиру повалил дым. Весь подъезд — в огне. Я стала задыхаться, кричать. Мне пришлось выпрыгнуть в окно, другого выхода просто не видела. На этой неделе меня выпишут из больницы, а куда мне идти? У нас ничего не осталось. Я, как спала в халате и босая, так и выпрыгнула. Дочь, в чём была на работе, в том и осталось. За то время, что я нахожусь в больнице, никто, кроме родных, соседей и полиции, не позвонил и не поинтересовался моим здоровьем. Нам выделили каморку на 5-м этаже. А ведь я теперь неходячая. Только сейчас стала понемногу вставать с кровати. Мне даже сидеть нельзя.

Светлане — 49 лет. До пожара она неофициально работала штукатуром-маляром на стройке: вышла на работу — получила деньги, не вышла — не получила.

— На что мы сейчас будем жить, мне даже трудно представить. Восстановление, по прогнозам врачей, займёт как минимум 10 месяцев, — со слезами говорит Светлана.

Несмотря на своё тяжёлое состояние и нахождение в больнице, женщина добилась встречи с местным депутатом. Он дал ей 3000 рублей на корсет. Она записалась на приём в местную администрацию. Как только её выпишут, хочет лично встретиться с чиновниками. Светлана устала от того, что от погорельцев все отмахиваются, как от назойливых мух.

Ремонт сгоревшей гнилушки

Старенькая двухэтажка 1961 года постройки внутри полностью деревянная, поэтому огонь стремительно распространялся по подъезду. Официально пожар начался с дивана, который стоял на первом этаже. Жильцы же в один голос твердят, что это произошло по вине живущих на этом же этаже подростков. Ребята частенько «экспериментировали» со спичками, но до беды не доходило. В ГУ МЧС России по Калужской области нам пояснили, что официальная причина пожара будет объявлена в течение месяца.

— Наш дом давно в аварийном состоянии: то окна вываливаются, то с потолка всё сыплется, — рассказывает Светлана. — Но признавать его таковым власти отказываются. У нас тут и потоп случался.

Официальный комментарий

В администрации посёлка нам заявили, что жильцам оказывается вся необходимая помощь.

— Сейчас думаем о том, чтобы помочь им обратиться за губернаторской единовременной помощью. А для этого нужно предоставить документы с результатами экспертизы МЧС. Ещё ведётся расследование. Предварительно известно, что в доме было нарушение требований пожарной безопасности. Мы выезжали на пожар, сказали: если кому-то что-то нужно, пусть обращаются в районную администрацию. По поводу жилья к нам обратились только 3 семьи. Всё, что мы могли им предоставить, — это комнаты в общежитии. Да, в них не предусмотрены мебель и посуда, но люди по этому поводу лично мне не жаловались, — сказала Лилия ЧЁРНАЯ, старший инспектор поселковой управы городского поселения «Посёлок Товарково». — Если им нужна помощь, пусть обращаются, мы постараемся её оказать. Нет такого, чтобы сгорел дом и на его месте стояли руины. Сгорел подъезд. Как только подъезд просохнет и появится возможность его отремонтировать, естественно, он будет отремонтирован. В основном в квартирах повреждены входные двери, испортилась отделка. Муниципальные квартиры, разумеется, мы будем ремонтировать. Всё, что в наших силах, сделаем. Сами понимаете: мы не располагаем такими денежными средствами, чтобы полностью за свой счёт привести в порядок весь дом.

Так теперь выглядит подъезд двухэтажки на улице Заводской в Товарково.

Светлана КРЫЛОВА во время пожара выпрыгнула в окно.

Самые важные новости Калуги и области. Оперативно, интересно, объективно. Подписывайтесь на наш телеграм канал @kp40ru.

Елена ФРАНЦУЗОВА. Фото автора.
Опубликовано: 02.10.2018 21:44 0 545
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев