Блистательная Ефременко, зажигательный Постнов, очаровательная Лапина и все-все-все!

Александр ФАЛАЛЕЕВ. Фото Андрея ГОРЛАЧЁВА.
Опубликовано: 25.09.2018 17:51 0 582
Блистательная Ефременко, зажигательный Постнов, очаровательная Лапина и все-все-все!

242-й сезон Калужский драматический открыл весёлой, не обременённой тяжестью философской мысли опьянительной сказкой со счастливым концом.

«Хануму» грузина Авксентия Цагарели в литературной обработке Владимира Константинова и Бориса Рацера поставила москвичка Алла Решетникова. Сцену оформил главный художник театра Максим Железняков.

Водевиль — не водевиль

В основе сюжета — соревнование двух свах Авлабара (район Тифлиса XIX века) Ханумы (Надежда Ефременко) и Кабато (Ольга Петрова) в желании женить разорившегося разгульного князя Вано Пантиашвили (Игорь Постнов) на богатой невесте. Ханума пытается пристроить зажиточную, однако уже немолодую невесту (кто её играет — загадка, частично раскрываемая в конце), а Кабато нашла юную красавицу, купеческую дочь Сону (Елизавета Лапина), влюблённую в племянника князя.

Широкую известность эта непритязательная история получила благодаря Георгию Товстоногову, поставившему «Хануму» как водевиль в ленинградском БДТ в далёком 1972-м. Театральные критики позже назвали этот спектакль одной из лучших работ великого режиссёра. Лично на меня телеверсия, снятая в 1978-м, никакого впечатления не произвела. Точнее, навеяла грусть-печаль-тоску, несмотря на предполагаемую весёлую, лёгкую форму водевиля.

Без «а-ля грузин»

Алла Решетникова отказалась от подобной подачи, сделав в этой комедии положений упор на хореографию. Помогла ей Елена Юдина. Сценография порой просто зачаровывала. Чего только стоили завораживающие действа с белыми простынями, волшебно трансформирующимися то в лодку, то в море. Это придавало спектаклю лёгкость и воздушность. А ещё — минимализм декораций: телега, которая служила и каретой, и повозкой, и кроватью, и лавкой, бутафорские бахчевые, как снаряды в потасовке двух свах, и задник сцены, увешанный кавказскими коврами. Этого вполне хватило для создания атмосферы Тбилиси. Нельзя не отметить точную музыкальную атмосферу спектакля (москвич Павел Амбарнов). Одним словом, постановщики попали в самое яблочко! Для полного счастья, возможно, не хватало грузинского акцента. Однако это желание режиссёра уйти от стереотипа, не опуститься до анекдотичной стилизации речи вполне оправданно. Получилась лёгкая стилизация, а не пошлое копирование реалий и культуры Грузии в духе «а ля грузин». Более того, вполне компенсировалось игрой всего актёрского ансамб­ля, проявившего многогранность лицедейского таланта. И лезгинку, и кинтаури актёры исполняют так зажигательно! А Сергей Путинцев просто сроднился с доли (грузинским барабаном). Больше всех (и не только мне, как выяснилось из опроса по горячим следам после просмотра) запомнилась Екатерина Клеймёнова в роли одной из многочисленных жительниц Авлабара, подтвердив классическое утверждение: «Нет маленьких ролей!»

От многоголосия — мурашки

Что касается песен. «Они есть у меня!» — наверное, так сказала главный человек по вокалу в театре актриса Ольга Петрова, ярко исполняющая в спектакле роль вредной свахи Кабато — конкурентки Ханумы, и подготовила с актёрами несколько грузинских многоголосий, которые по ходу действа приводят публику в восторг!

Часть успеха спектаклю обеспечили постановщики, часть — незаурядные актёрские работы. Без Надежды Ефременко в роли хитрой и обаятельной Ханумы спектакль вряд ли бы состоялся. Блестяще, тонко, великолепно! Роль князя Вано Пантиашвили позволила вновь (после великолепных работ в спектак­лях Александра Плетнёва) развернуться незаурядному комедийному таланту Игоря Постнова. Молодой влюблённый неврастеник — таков Кирилл Бессонов в роли племянника князя Котэ. Очень любопытно! Денис Юшечкин с чувством юмора, тонкой искусной мимикой подал своего слугу Тимоте. Безумно хорош грозный купец Микич Котрянц, отец невесты Соны, — яркий, харизматичный Валерий Смородин. Очень убедителен ироничный Михаил Кузнецов в роли приказчика Акопа. Впечатляет искренне переживающая за судьбу брата-князя Текла — Ирина Шуркина. Хороша обаятельная, неискушённая невеста Сона — Елизавета Лапина. Добродушная и одновременно строгая, настоящая грузинская бабушка Ануш получилась у Людмилы Парфировой.

Комедия — действительно, добрая, полная юмора и самоиронии — думается, придётся по душе как искушённым театралам, так и тем, кто давно не заглядывал в Калужскую драму.

P.S.

Единственный вопрос, который остался без ответа: почему заглавным спектаклем этого сезона стала совсем вроде бы несовременная грузинская «Ханума»? XIX век, сваха? По всей видимости, это так и останется тайной. По крайней мере, для нас. И следовательно, для вас, дорогие читатели. Поскольку ответить на этот вопрос может только один человек — главный режиссёр театра. Однако Владимир Хрущёв, смертельно обидевшийся на критическую оценку спектакля, поставленного им ещё в прошлом сезоне, от контактов с журналистами нашего издания категорически отказался. Сначала мы огорчились. А потом подумали: ну и замечательно! Тайны, скандалы, интриги — эти категории являются составляющими успеха как популярной газеты, так и хорошего театра Так держать!

Приказчик Акоп – М. Кузнецов.

Купец Микич – В. Смородин, князь Вано – И. Постнов.

Самые важные новости Калуги и области. Оперативно, интересно, объективно. Подписывайтесь на наш телеграм канал @kp40ru.

Александр ФАЛАЛЕЕВ. Фото Андрея ГОРЛАЧЁВА.
Опубликовано: 25.09.2018 17:51 0 582
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев