Это произошло в Корекозево

Опубликовано: 13.03.2018 17:08 0 733
Это произошло в Корекозево

Здравствуйте! Прошу вас, напечатайте моё письмо! Его прочитают учителя истории, расскажут своим ученикам, и, возможно, отзовутся родные моего дедушки.

Дедушку Василия Борисовича Сафронова арестовали 30 декабря 1937 года. Мне тогда было 2,5 года, но я его помню. Жили мы в то время в селе Корекозево. Село — 200 дворов — находится в 25 км от Калуги и в 6 км от райцентра Перемышль.

Когда деда арестовали, моя мама (его дочь) утром пошла в Перемышль. Люди подсказали ей, где содержатся арестованные. Через окно с решёткой она увидела Василия Борисовича. Он был весь седой, а до ареста ни одного седого волоса на его голове мы не видели. Поговорить тогда у них не получилось. И больше мама его не видела, и ничего о нём долгое время мы не знали.

Мой дед Василий был добрый, красивый, умный. Родом из крестьян. У него было два брата. Все — крепкого здоровья. Рассказывали, что, если у лошади ослабевала подпруга, а узел леденел, один из братьев брал в руки узел, и лёд мгновенно таял. Служил дед в Калуге, был комендантом военных казарм. Снимал флигель — домик у Хохловых в Загородносадском проезде (сейчас это район Музея космонавтики), дружил с соседями. На этом месте теперь построен кирпичный особняк. Дед участвовал в Первой мировой войне, был награждён Георгиевским крестом. Когда вышел в отставку, вернулся в своё родное село Корекозево. Вступил в колхоз, работал плотником в бригаде — строили для односельчан бревенчатые дома.

После ареста деда в селе издевались над моей мамой. У неё было трое малолетних детей, но всё равно посылали на самую тяжёлую работу — валить лес. Обзывали: мол, молчи, дочь врага народа. Муж моей мамы (мой отец) с первых дней войны ушёл на фронт и не вернулся. И при первой же возможности мама из Корекозева переехала в Калугу. Мы выжили. Нам помогали Вдовины — родные отца. Когда мама искала в Калуге место, где поставить дом, бывшие соседи деда Губины (они жили на ул.  Циолковского, их сад доходил до Загородносадского проезда) выделили ей часть сада. Наш дом перевезли сюда из Корекозева. Между нами и Губиными никогда не было забора.

Всю жизнь бабушка и мама думали, что дед жив и находится где-нибудь в Сибири. А в 1966 году один наш родственник был в командировке в Туле. И в газете увидел список расстрелянных и реабилитированных. Была там и фамилия деда. Он рассказал об этом моей маме. Я к тому времени уже окончила институт, жила на Украине, но в Калугу приезжала в отпуск. И вот приехала и пошла в ФСБ на ул. Суворова, чтобы ознакомиться с делом моего деда. Там, в тесной комнатке без окон, мне дали место за узким столом напротив офицера в штатском. Он взял с меня расписку о неразглашении тайны. Положили передо мной тонкую папку. Листки в ней были пронумерованы красным карандашом. Я попросила открыть лист № 1, чтобы узнать, кто написал донос. Он покачал головой и тихо сказал: «Нет». Дальше он открывал дело без закладок, видимо, знал его наизусть. А я читала. Оказалось, что дед при вступлении в колхоз добровольно сдал своего коня и телегу. В папке был и листок, где написано, что дед признался в измене Родине и приговорён к расстрелу. Стояли три подписи без фамилий. Свидетельских показаний не было.

Я тогда очень сильно плакала.

Затем в калужском облсуде мне дали выписку, что Василий Борисович Сафронов, 1881 года рождения, за недоказуемостью предъявленного обвинения реабилитирован. А в загсе выдали справку о его смерти.
Те, кто подписывал протокол, не люди. Это перевёртыши, трусы, они даже фамилии свои не указали. Это они — враги народа. Если бы таких, как мой дед, тогда не расстреляли, они могли бы ещё участвовать в Великой Отечественной войне, и, возможно, потерь было бы меньше.

Моя мама умерла в 2013 году в возрасте 99 лет. А в 2017 году наш дом в Калуге продали хорошим людям… под снос. Но память о деде Василии Борисовиче жива. У него было 5 сыновей: ­Василий — артист-аккордионист, во время войны — матрос на подводной лодке, Пётр — капитан, военврач, Иван — ветврач, Дмитрий — рабочий аэропорта, умер от голода в блокадном Ленинграде, Владимир — погиб в 3 года и дочь Александра — моя мама, она работала в котельной при НИИ возле Каменного моста. Есть 5 внучек, 12 правнуков, которые живут в Калуге, Москве и Московской области, в Санкт-Петербурге и Крыму. И мы гордимся своим дедом!

Татьяна Вдовина,
г. Феодосия.

 

Самые важные новости Калуги и области. Оперативно, интересно, объективно. Подписывайтесь на наш телеграм канал @kp40ru.

Опубликовано: 13.03.2018 17:08 0 733
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев