Есть ли жизнь после «Голоса»

Елена ФРАНЦУЗОВА. Фото Светланы ТАРАСОВОЙ.
Опубликовано: 16.02.2016 13:39 0 503
Есть ли жизнь после «Голоса»

По многочисленным просьбам наших читателей мы узнали, как складывается судьба победителя проекта отца Фотия.

Появление монаха в популярном телешоу и его победа в нём наделали много шума. Даже спустя несколько месяцев разговоры об этом не утихают. А сам их «виновник» — иеромонах Фотий, насельник Свято-Пафнутиева Боровского монастыря, — стал желанным гостем многих теле- и радиопрограмм. Его гастрольный график расписан на несколько месяцев вперёд. Поклонники требуют сольных дисков…
Не мешает ли шоу-бизнес исполнению монашеских обетов, нам откровенно рассказал сам Фотий.

Батюшка онлайн
Встречу назначили в монастыре. Его практически метровой толщины стены, невероятная тишина и стаи голубей, парящих над куполами храмов, умиротворяют. Хочется забыть обо всём, склонив голову в молитве. Но вот появляется Фотий. В руках у монаха — телефон. Батюшка передвигается по монастырю, практически не отрывая глаз от его экрана. Даже во время интервью Фотий с ним не расстаётся... Порой священнослужитель настолько погружается в происходящее по ту сторону экрана, что теряет нить разговора.

— Вы достаточно продвинутый батюшка: активно пользуетесь соцсетями, постоянно загружаете фотографии в Инстаграм.
— Для меня соцсети — средство общения, самовыражения. Там я вижу индикатор своей полезности — КПД: что людям нравится, что не нравится. Это определённая шкала. В реальном времени можно увидеть отношение к тому или иному твоему слову.

— Современный монах — кто это? Для чего он пришёл в монастырь?
— Человек идёт в монастырь, чтобы найти особые условия спасения, ведь спастись можно и в миру. И от того, как ты проведёшь жизнь в монастыре, будет зависеть твоя посмертная участь. Конечно, нужно жить достойно. То, как себя веду я, не пример идеального монашеского подвига. Я активно общаюсь с миром, а, по идее, должен полностью его отсечь и находиться в монастыре физически, духовно и умственно. Потому что стены тебя не спасут. Можно общаться, выходить в Интернет. Тогда какой смысл нахождения в монастыре, если ты вышел из него через Интернет, нашёл лазейку.

— Вы нашли такую лазейку?
— Получается, да. Я понял, что это не только искушение для меня, соблазн, а именно (вздыхает. — Прим. авт.) моя слабость и собственное желание как-то находить компромисс — синтез пребывания в монастыре и общения с народом. Потому что народ, как оказалось, очень интересуется именно такой духовной жизнью. Хотя есть люди, радикально настроенные, считающие, что никакого общения с миром быть не должно. Ну пусть они так считают, мне важнее позиция, когда люди тянутся к монахам, когда ты можешь дать ответы на их вопросы. И сказать это на их языке, а не на языке святоотеческих книг. Можно просто закрыться здесь и читать только духовные книги, но ты не будешь понятен молодёжи. А поскольку я молодой, с техникой на «ты», то активно использую этот инструмент, чтобы показывать изнутри монастыря, что мы те же люди, умеющие радоваться всему. Стараюсь нести через социальную сеть небольшую проповедь какого-то добра.

— Будто дразня публику, вы часто выкладываете фото из гримёрок с разными вкусностями — пирожными и прочими сладостями. И даже не скрываете, что питаете слабость к сырам.
— Это не провокационные фотографии. Люди придумали стереотипы, и потом сами не могут от них отказаться. Их просто раздражает, выворачивает наизнанку, если монах выложил конфеты. Они считают, что это плохо. Но объяснить, почему им кажется это предосудительным, не могут. Я такой же человек. Поэтому стараюсь показать, что монахи — люди, которым не чужды никакие мирские слабости: мы тоже любим вкусно покушать, но не культивируем чревоугодие, сластолюбие. Я не просто показываю еду, я показываю её эстетическую сторону. Это своеобразное воспитание. Я рассказываю о своём вкусе — он простой, не какой-то утончённый. Да, сыры — это моя слабость.

Сотни писем и посылок
— У вас огромное количество подписчиков в соцсетях, вы получаете десятки писем. О чём вам пишут?
— В основном это слова благодарности, признательности за то, что я появился на телевидении, вообще на сцене. Пишут, поздравляют, просят, конечно, молитвенной помощи. Я же выступаю не просто как певец, но и как священник, поэтому люди и тянутся ко мне, в том числе как к человеку, который разбирается в духовных вопросах и может подсказать что-то: как вести себя в определённом религиозном плане, как жить. Интересная ситуация: вроде как артист и в то же время — душевный терапевт.

— Вы стараетесь отвечать на все письма?
— Нет у меня пока времени отвечать. Откровенно говоря, у меня нет даже времени их читать, вскрывать, потому что постоянно какие-то разъезды, какие-то дела. Посылки, конечно, сразу вскрываю, интересно же (улыбается). А там какая-нибудь мелочь, какие-нибудь сладости… Они обычно в соцсетях узнают, что мне нужно. Как-то я сказал, что стою на морозе и у меня даже перчаток нет. И люди сразу начинают беспокоиться, присылают мне перчатки…

Шоу продолжается
— Главный вопрос, который задают многие: «Для чего монах пошёл на проект, зачем ему такая широкая аудитория, столько внимания?»
— По сути, конечно, не нужна. Оказалось, я нужен ей. Ещё до участия в «Голосе» я анализировал отклики людей на свои выступления. Публика хотела меня слышать, получать диски, которые я сам записывал. Появилась мысль, что будет неплохо выступить на всю страну, чтобы люди меня услышали и как-то порадовались.

— Как думаете, стали бы вы победителем, не будучи монахом, а только благодаря своим вокальным данным?
— Может, и нет. Я человек необычный, ко мне сразу было приковано внимание публики. Вокальными данными блещет каждый на этом конкурсе, там нет недостойных — все профессионалы, даже те, кто на первых же эфирах выбыл. Они молодцы. Люди голосуют за целый комплекс — они видят образ, видят посыл, они видят какую-то искренность. Часто слышу, что за меня голосовали не потому, что я православный монах, а потому что их глубоко тронуло, зацепило моё исполнение.

— После победы в проекте вас задарили подарками. Поездка во Францию, автомобиль...
— Поехать я могу в любой момент, нужно только получить благословение. А машина ещё с конвейера не сошла. Кстати, я в позапрошлом году сдал на права, очень хотел иметь машину. Может, для меня это было дополнительной мотивацией пойти на «Голос». Я знал, что победителю достаётся автомобиль. Я, конечно, копил не на «Ладу», хотел несколько другую машину. Хотя первый автомобиль должен быть попроще — отечественный.

— Какую машину вы бы хотели? С чего может на неё накопить монах?
— Я хотел «Тойоту». Да особо копить-то и не с чего. Это всё только благодетели какие-то. Большую сумму никто не даст. Сам себя в чём-то урезаешь– лишний раз не покушаешь суши, пиццу. Так, тихонько, копейка к копеечке — и ты знаешь, что на двигатель у тебя уже есть денежка.
Сейчас Фотий вместе с другими участниками «Голоса» готовится к туру по всей стране. Батюшка будет давать и сольные концерты. Так, билеты в Калуге на его мартовское выступление разбирают, как горячие пирожки. На что монах потратит деньги, он так и не смог сказать. Заявив, что это не такие уж большие средства.
Послушание батюшки — пение на клиросе в хоре. Чем он занимается всё остальное время, догадаться нетрудно, ведь в соцсетях он практически всегда онлайн.

Самые важные новости Калуги и области. Оперативно, интересно, объективно. Подписывайтесь на наш телеграм канал @kp40ru.

Елена ФРАНЦУЗОВА. Фото Светланы ТАРАСОВОЙ.
Опубликовано: 16.02.2016 13:39 0 503
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев