Вторая жизнь первой АЭС

Елена ФРАНЦУЗОВА. Фото автора.
Опубликовано: 24.02.2015 16:08 0 692

Попасть на эту станцию мечтают люди со всех уголков планеты. Нам повезло оказаться среди тех счастливчиков, которым удалось проникнуть внутрь и буквально прикоснуться к реактору. При словосочетании «атомная станция» невольно вспоминается Чернобыль. Радиация... Что-то страшное, необратимое, разрушительное...


Одна такая 
- Мы боимся того, чего не знаем, - говорит руководитель музейной группы ФЭИ Инна МОХИРЕВА. - Отсюда и все наши фобии. Дети уверены, что от радиации хвосты могут вырасти, да и крылья тоже. А когда приезжают на экскурсию атомщики, они говорят: «Как жаль, что ничего мы от вас не унесём, хотя бы частички радиации».
С Инной Михайловной мы встретились у входа на АЭС. С виду это обычный 3?этажный дом, чем-то напоминающий учебное заведение, типовое училище. И кажется невероятным, что где-то в самом его сердце находится огромный ядерный реактор …
- Под нами проходит туннель, соединяющий АЭС с соседним зданием, - рассказывает Инна Мохирева. - Там когда-то стояла паровая турбина немецкой фирмы «Манн», её ласково прозвали «Маня». Она была времён Первой мировой войны, поэтому, к сожалению, не сохранилась.
Именно с помощью «Мани» в 1954 году удалось получить энергию мощностью 5000 кВт.
В первые годы эксплуатации станции здесь побывало более 60 тысяч делегаций из разных стран мира. Среди гостей — маршал Георгий Жуков, первый космонавт Юрий Гагарин, Джавахарлал Неру и Индира Ганди. Всем хотелось увидеть советское чудо — первопроходца мирной атомной энергетики. Поэтому, когда встал вопрос о закрытии АЭС, учёные решили сделать на её базе музей и включить Обнинск в «Золотое кольцо России».
- Объект радиационно опасный, музеефикацией чего-то подобного ещё никто никогда не занимался, - говорит Инна Михайловна. - Перед нами стоит непростая задача. И мы уже 17 лет пытаемся её решить. Совмещать процесс создания музея с выводом из эксплуатации сложно.

Отсюда велось управление атомным реактором. Старший оператор и его помощник следили за всеми приборами. Посидели в их креслах и наши журналисты.

Безопасность 
Многие посетители Обнинской АЭС пытаются тайком пронести дозиметры, надеясь, что приборы покажут фантастические цифры. Но радиация всегда оказывается в пределах нормы.
- Она в малых дозах полезна, - улыбаясь, заявляют сотрудники АЭС, выдавая нам спецодежду: бахилы, халат и шапочку. Бахилы, естественно, после посещения идут в мусорную корзину, остальные вещи моют, причём вода после стирки проходит специальную очистку.
Напомню, что атомная станция беспрерывно работала 48 лет, при этом здесь не было случаев загрязнения окружающей среды либо переоблучения персонала.
- Что нужно сделать в первую очередь, после того как вышел отсюда? — спрашивает у нас Инна Михайловна.
Мы лишь недоумённо переглядываемся.
- Святое правило — помыть руки. Так от аэрозолей можно защититься…
Когда-то на станции трудились 150 человек, сейчас её коридоры пусты. Редко пройдут один-два сотрудника. Как только реактор был остановлен, стали выво¬зить и утилизировать всё оборудование. В первоначальном виде мало что сохранилось. Например, пульт дозиметрического контроля. Отсюда до сих пор ведутся наблюдения за всеми помещениями станции. Только побывав здесь, понимаешь, насколько станция огромна. Многие помещения расположены под землёй — на глубине 17,5 метра!
Длинная, узкая комната, напичканная всевозможными рычагами, каждый из которых пронумерован. Как оказалось, отсюда тянутся трубочки более чем в 100 комнат. Повернули рычаг — и взяли пробы воздуха в любой точке здания.
- В наиболее опасных помещениях стоит автоматика. На пульт в случае ЧП — превышения уровня радиации — придут звуковой и световой сигналы, - поясняет Инна Михайловна. - И сотрудники обязаны тут же покинуть опасное место.
Из всей мебели в комнате только массивный стол с журналом учёта. На нём мы замечаем коробку с предметами, напоминающими обычные ручки.
- Раньше каждому сотруднику выдавался такой «карандашик», - объясняет наш экскурсовод. - Его пристёгивали к карману спецодежды. Таким образом контролировалась допустимая доза облучения персонала. Сейчас сотрудникам выдаются фотокассеты, которыми контролируется месячная доза.
На стене за стеклом находятся специальные костюмы, пожелтевшие от времени. Они использовались лишь однажды, когда нужно было зайти в «горячую» камеру — помещение, где разделывается и упаковывается в специальные контейнеры отработанное топливо. Костюм защитит от аэрозолей, но не от проникающего излучения. Поэтому, прежде чем спуститься в «горячую» камеру, составлялась программа работ, буквально по секундам расписывалось: кто и сколько должен находиться в камере, что будет делать. На руки и на ноги люди надевали свинцовые перчатки и обувь.

Ведущий инженер Евгений УЛЬЯНОВ - старейший работник АЭС - признается, что ему порой грустно ходить по полупустому зданию.

Красная кнопка 
Затем мы попадаем в комнату, откуда велось управление атомным реактором. Сейчас здесь выставлены рассекреченные документы и составные части реактора: графит, топливные сборки и управляющие стержни с различных АЭС, в том числе и Чернобыльской, а также выдающиеся научно-технические достижения — ядерные космические установки «Бук» и «Топаз».
Но больше всего впечатляет пульт управления. Кажется, чтобы рассмотреть и понять, для чего нужны все эти кнопки и тумблеры, не хватит и дня. Среди всех прочих выделяется одна — красная — кнопка. Именно её нажатием в 2002 году было остановленно «сердце» АЭС.
За работой реактора в течение 48 лет ежедневно следили старший оператор и его помощник.
- Для того чтобы ювелирно управлять реактором, нужно обладать огромными знаниями. Наши учёные и сейчас спорят с японцами. Те считают, что достаточно среднетехнического образования. Мол, станция автоматизирована, изучил инструкцию — и работай. Но не все можно прописать в инструкции, это наглядно показала авария на Фукусимской АЭС в 2011 году.
Конечно же, нас интересует, есть ли специальная кнопка, с помощью которой можно снова запустить реактор.
- Чтобы вывести его на мощность, пишется программа, это не так-то просто, - рассказывает старейший сотрудник АЭС — ведущий инженер Евгений УЛЬЯНОВ. - Ведь в реактор были опущены специальные стержни, поглощающие лишние нейтроны. Их нужно постепенно извлекать и параллельно по приборам следить, что будет происходить в реакторе.
Во время нашего разговора Евгений Алексеевич подходит к пульту управления, привычными нажатиями на кнопки и рычаги показывает, как когда-то он здесь работал.
- Когда начинается зима, становится холодно, вспоминаешь: здесь было тепло, хорошо. И вроде бы всё, как раньше. Но всё иначе. Казалось бы, начни сейчас поднимать эти стержни, заработает реактор. А попробуйте найти здесь нейтрон, не найдете, - вырывается у Евгения Алексеевича.

Корреспондент Наталья СЛИНЬКО нажимает на красную кнопку, с помощью которой в 2002 году остановили ядерный реактор.

Инна Мохирева демонстрирует, как перед началом смены каждый сотрудник клал в карман "карандашик". С его помощью определялась доза облучения персонала.

Закованный Титан 
Всю экскурсию мы ждали и готовились к встрече с ядерным реактором первой в мире АЭС. Но, прежде чем увидеть его воочию, прошли узким петляющим коридором.
- Когда меня спрашивают, зачем здесь такой лабиринт, отвечаю: чтобы нейтрон вас не догнал, - шутит Инна Михайловна. - Лабиринт и узкие коридоры — чтобы защитить персонал от проникающего излучения.
Сначала яркий реактор желто-красной расцветки а?ля хищное насекомое мы видим из-за стекла, с разных пультов управления. Затем под шум постоянно работающих вытяжек спускаемся к нему.
- Он совсем как в компьютерной игрушке, - восхищённо восклицает моя коллега.
У меня же — то ли от восторга, то ли от ужаса, а может, и от того, и от другого — начинает предательски сильно биться сердце.
Ядерный реактор напоминает живое мифическое существо — Титана, которого на время заковали, усыпили…
Поскольку уровень радиации небольшой, нам разрешают даже пройтись по реактору и на память сфотографироваться на нём.


Впереди планеты всей 
Поездка на АЭС оставила двоякое впечатление. С одной стороны, атомная станция вызывает гордость за давно не существующую страну. До мурашек пробирают рассказы о том, как в послевоенное голодное время всего за четыре года было создано это чудо науки и техники. По финансовым и умственным затратам реактор получился поистине алмазным. С другой стороны, понимаешь: если идея создания на базе АЭС музейного комплекса не получит финансовой поддержки, останется только на бумаге и в сердцах группы энтузиастов, вряд ли наши дети и внуки вспомнят о том, что Обнинск — родина мирного атома. Ведь уже сейчас фамилии героев великих дел —Курчатов, Лейпунский, Доллежаль, Малых и другие — многим из нас, к сожалению, ни о чём не говорят. 

Старший научный сотрудник ФЭИ Михаил Гайдин демонстрирует концепцию музейного комплекса, который мечтает создать на базе АЭС.

Наша справка 
В прошлом году первой в мире Обнинской атомной станции исполнилось 60 лет! По экономическим соображениям 29 апреля 2002 года она была выведена из эксплуатации. Через 6 лет с её территории было вывезено всё топливо. В ближайшие 50 лет — начиная с этого года — АЭС будет находиться под наблюдением, поскольку в самом реакторе осталась графитовая кладка.


Из истории вопроса 
«Непорочное зачатие» 

Первая в мире АЭС, или, как её изначально назвали, объект «В», создавалась в условиях чрезвычайной секретности. В документах реактор шифровали, называя котлом, кристаллизатором. И многие люди, работающие непосредственно на объекте «В», даже не догадывались, над чем работают.
Сын Гейнца Позе, первого научного руководителя лаборатории «В», прочитав сообщение в газете «Правда», сказал: «Папа, представляешь, какое великое событие! Запущена атомная электростанция, жаль, что не знаем, где». На что тот ответил: «Сынок, ты каждый день на неё смотришь из окна!» 
Кстати, в «Правде» так и не написали, где находится АЭС.?Учёные по этому поводу шутили, что им удалось повторить непорочное зачатие.


Под водой, на воде, на земле и в космосе 
Маленькая АЭС открыла большую дорогу в развитии атомной энергетики. Сейчас разработки, сделанные на ней, применяют не только для подачи света в дома, но и для двигателей подводных лодок, больших кораблей, космических установок. Велись разработки и для самолётов, но из соображений безопасности были прекращены.
Благодаря мирному атому нашим ученым удалось сделать открытия, многие из которых и сегодня остаются непревзойденными. Например, космическая установка «Топаз», созданная в 70?е годы. В прошлом году её макет выставлялся на саммите на острове Русский в качестве одного из образцов высоких технологий.

 

Самые важные новости Калуги и области. Оперативно, интересно, объективно. Подписывайтесь на наш телеграм канал @kp40ru.

Елена ФРАНЦУЗОВА. Фото автора.
Опубликовано: 24.02.2015 16:08 0 692
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев