$ 73.32 0.21
80.12 0.42

Вещи, которые приносят радость

Опубликовано: 09.01.2012 16:21 0 1981
Рассказать о своих любимых вещах мы попросили актеров драмтеатра и главного режиссера Александра Плетнева.
Главный режиссер облдрамы любит окружать себя старыми предметами, у которых непременно должна быть какая-то история. На стенах его кабинета — семейные портреты. На подоконнике — катушечный магнитофон, два кассетника и горы пленок. На полу — колонки, еще советские. И все работает…

Спал под Наполеоном

— В последние годы у меня появился интерес к истории своей семьи и вещам, которые с этой историей связаны. Существует династия Плетневых. В ее изучении я пока дошел до начала ХIХ века. Мой прадед — Иван Иванович Плетнев — учился в Санкт-Петербурге, в политехническом институте, был инженером-путейцем и руководил депо. Дома у него висели часы очень известной марки «Павел Буре». Теперь эти часы висят в моем кабинете.
Прабабушка Дина Матвеевна, по семейной легенде, была бонапартисткой. Собственными руками она вышила копию картины Луи Давида «Наполеон на перевале». Это ее произведение не сохранилось, зато есть репродукция картины, которая почему-то всегда висела в детской. Под ней стояла моя кроватка… Я спал под Бонапартом.



— Этому контрабасу больше лет, чем театру (по крайней мере,
так уверяет музыкант Дмитрий Винокуров). Причем это — старинный
вариант: может звучать и как виолончель, и как контрабас.
Само присутствие такого экспоната в театре вызывает уважение,
даже если на нем не играют. Контрабас в театре — это уже экшн!


Привозили из-за границы и менялись

— Я интересуюсь всеми носителями музыкальной информации, нет у меня только граммофона.
В 70‑е годы музыка существовала только на виниловых пластинках и катушечных пленках. У меня сохранился уникальный проигрыватель «Концертный», у него динамик — в крышке. Открываешь крышку, ставишь пластинку… Фирменные пластинки было не достать. Их привозили из-за границы, и, естественно, они являлись предметом культовым и объектом спекуляции. Но можно было накопить денег, купить одну и постоянно меняться. В Москве имелось два места, где осуществлялся обмен: у памятника Героям Плевны и в ГУМе. У меня был «Dark Side», который я менял до бесконечности.
Внутри фирменных пластинок находились вкладыши-плакаты. Иногда разрезали конверт, вытаскивали плакат. Потом его можно было отдельно продать.
Но случались и подвохи: купишь пластинку в фирменном пакете, приходишь, ставишь, а там — какой-то детский хор…
В кабинете у меня — катушечный магнитофон высшего класса. Отлично работает (сейчас стоит редкая запись «Машины времени» — программа «Маленький принц»). У такого магнитофона было важное преимущество. Чем грешила «пацанская» квартирная запись? Пишешь — и не слышишь, что пишешь. Приносишь домой пленку, ставишь на свой магнитофон, а там — частот нет или один канал записан. Второй вообще отсутствует. А этот магнитофон сразу начинал производить запись. И, если «уходил» один канал, можно было отмотать и заново все отстроить. Стоил он примерно 700 рублей.
Раньше возле магнитофона собирались и взрослые, и дети. Выставляли его в окно, врубали на всю мощь, чтобы было слышно во дворе… Это был совсем другой мир!

Всегда носили с собой

— Два кассетных магнитофона — «Электроника» и «Тоника» — подарил мне актер нашего драмтеатра Сергей Лунин. Кассетные магнитофоны модно было носить с собой. Вечером заряжаешь 6 штук круглых батареек и — на улицу, гулять. У меня был «Романтик»: черный, квадратный — более фирменный. Он со мной и в поход, и на море, и на костер ходил. Помню, были на Черном море с друзьями и — «Смоки»из него!

Григорий Бирюлин: «Куртка вернулась волшебным образом»
— Лет 10 назад друг подарил мне косуху, а к нему она когда-то давным-давно попала от питерских байкеров. Он очень долго в ней ходил, а потом «повесил» на меня, говорит: «Парень, береги, отдашь в хорошие руки». И она осталась у меня. Однажды был День театра. На следующее утро я проснулся, а куртки нет. А Плетнев проснулся — смотрит: косуха. Оказалось, что в процессе праздника я ему торжественно ее подарил. Он потом признался, что честно пытался ее надевать, но чувствовал, что «не его». И какое-то время у меня куртки не было. Но я смирился: отдал–то в хорошие руки. Потом она от Плетнева ушла еще к кому-то… В общем, сделала круг и волшебным образом вернулась ко мне. Она, кстати, всеразмерная. Даже на Корнилова налезает. Я говорю: «Куда тебе, ты в зеркало видел себя и меня?» Она на нем трещит: «Да, ладно… нормально, завтра отдам».
Дорогой подарок — маленький комбик (усилитель). Вроде игрушка. Но на самом деле его удобно носить с собой. Работает от батарейки и где угодно: хоть в лесу, хоть в гримерке, хоть в электричке.
Интересная вещь, которая у меня появилась недавно, — электронные часы «Монтана». Помните такие? Раньше крутизна была! А вообще, я часы не ношу. Были когда-то давно, еще в школе, но недолго. И вот в мае мы поехали на гастроли в Кострому — там эта вещь продавалась в продуктовом магазине за 120 рублей! 16 мелодий! Я купил, а потом мне позвонил наш звукооператор, говорит: «За сколько ты свою «Монтану» взял? За 120? А я видел в Костроме за 80!» В общем, мы решили, что за 80 — это откровенный «левак». И, что удивительно, часы полгода работают, и даже точно! Потому что много от них не ожидалось, я думал, буду носить просто как феньку.



Леонид Клец: «Через икону чувствую связь с мамой»
— У меня есть вот такое удостоверение Союза театральных деятелей, а в нем я храню образок. Его мне дала мама, когда я ехал в Калугу поступать учиться (тогда еще в Тимирязевку). Этот образок хранился у меня сначала в одном студенческом билете, потом — в другом, а сейчас — в этом удостоверении. И он — незримая связь с мамой. Почему-то, когда у меня что-то случается, сразу звонит мама. Я 20 лет уже живу в Калуге, приехал из Украины. Но связь с мамой чувствую постоянно и стараюсь вырваться к ней. Однажды на Новый год мы с женой сорвались — просто утром проснулись и решили: поедем. И свалились ей как снег на голову. Был сюрприз.



Сергей Лунин: «В тещином чемодане храню костюм Деда Мороза»
— У меня в гримерке лежит старый чемодан, его мне подарила теща, — рассказывает Сергей Борисович. — И в этом чемодане хранится костюм Деда Мороза. История у него необычная. Однажды в библиотеке меняли шторы. Старые хотели выкинуть, но мы их постирали и сшили этот костюм. К нему прилагается посох. Он — необычный: делится на две половины, как удочка (чтобы можно было сесть в такси). Наконечник этого посоха — в виде сосульки. Сделан он из старой люстры. Как-то в театре был ремонт: поменяли люстры, а старые выкинули. Я взял «сосульку» от старой люстры и приделал ее на посох.
Костюм Деда Мороза — это своеобразный талисман. Много лет я открывал главную елку Калуги. А года 3 назад торжественно передал волшебный посох своему ученику Игорю Корнилову. Поэтому сейчас костюм использую только когда на Новый год поздравляю друзей.



Дарья Кузнецова: «Со шляпой не расстаюсь»
— Очень люблю эту шляпу, — говорит Дарья. — Мне ее подарили, и теперь я с ней практически не расстаюсь. Она очень удобная. Ее можно свернуть и положить в сумку, она не занимает много места. И я всегда ношу ее с собой. Летом мы были на гастролях во Франции, у Пьера Кардена, и шляпа, конечно, тоже была со мной. Даже когда я сажусь за руль, то шляпа лежит рядом на сиденье.



Захар Машненков: «Эта вещь пережила все мои переезды»
— У меня есть нож, который я сделал сам лет 20 назад, и он до сих пор хранится дома. Смастерил его, когда проходил практику на Кировском чугунолитейном заводе. Тут даже видно, что грубая обработка… Я тогда сделал комплект из 5 ножей. Два сразу подарил тете, а три оставил дома. Потом они куда-то пропали, остался только один нож. И во всех переездах он со мной, и по грибы с ним хожу, и даже что-то им строгал. Нож очень удобный, сделан из прочной стали (она использовалась на «оборонке»). Такой подшипник (сталь) найти очень непросто. Мастер по блату мне его дал.
После того как понял, что эта вещь всегда рядом, я стал бережнее к ней относиться. Сейчас я мало его использую, но он стоит у меня на кухне вместе с другими ножами.



интересный факт
— Для спектакля «Если любишь — найди!» почти все платья и обувь принесли актеры. Мы с хореографом Татьяной Борисовой попросили, чтобы они порылись в бабушкиных, маминых шкафах. И эти семейные вещи стали частью действия спектакля, потому что у них — особая энергетика того времени.

Дорогие читатели! Для нового спектакля главный режиссер драмтеатра ищет швейную машинку «Зингер» в рабочем состоянии. Звоните Александру Борисовичу по телефону: 57–50–98.


Автор: Светлана ТЕПЛЯКОВА.
Фото Игоря РУЛЕВА.
Опубликовано: 09.01.2012 16:21 0 1981
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев