$ 73.32 0.21
80.12 0.42

Режиссер Солдатов дописал мольера

Опубликовано: 09.11.2011 14:29 0 1777
В новой постановке Калужского драматического театра будут интриги, коварство и вплетенные в сюжет танцы.
Драмтеатр перешел на классику: «Сирано де Бержерак», которым открылся сезон, имел оглушительный успех. И вот — вновь премьера. И снова классика — «Лекарь поневоле» Ж.-Б. Мольера.
Ставит спектакль молодой режиссер Константин Солдатов. Он уже показал нам современную пьесу Дурненкова «Экспонаты», вызвавшую противоречивые отклики из-за звучавшей там ненормативной лексики, сентиментальную «Таню» советского драматурга Арбузова, ирландскую историю «Калека с острова Инишмаан» модного нынче автора МакДонаха. Его спектакли кто-то яростно ругает, а кто-то не устает хвалить…
Нам удалось поймать Константина в перерыве между репетициями. Сейчас, накануне премьеры, у него нет ни одной свободной минуты.

Почти Одесса

— Сложно сказать, почему теперь Мольер… Я уже брал и Шекспира, и советских авторов, и современных. Интересно пробовать разный материал. Пьеса Мольера актуальна, она затрагивает тему непрофессионалов — тех, кто из страха или ради денег готов совершать противоправные поступки. Произведение очень короткое, практически пьеса-анекдот. Главный герой — Сганарель — попадает в странную ситуацию: вдруг превращается в лекаря. И мне захотелось развернуть историю. Мы с художником спектакля Максимом Железняковым перенесли действие в южный французский город, напоминающий Марсель… Это — почти Одесса. Ввели в сюжет соседей: сделали дворовые этюды, чтобы показать характеры, колорит южной Франции. Добавили небольшие танцевальные зарисовки.

Репетиция — интимный процесс
— Правда ли, что на подготовку спектакля отводится три месяца?
— Я собрал артистов за день до начала летнего отпуска, они уже мысленно были на юге… Мы прочитали пьесу и разошлись. Но произведение осталось в мыслях. Мне всегда важен период, когда пьеса поселяется в артисте, начинает жить в нем… История легкая, но сложная в эмоциональном плане, требует от актеров серьезной отдачи. А репетировать начали в августе.
— Вы строгий режиссер? Можете накричать, стукнуть кулаком по столу?
— По-разному! Не могу оценить себя со стороны, но стараюсь, чтобы была доброжелательная атмосфера. Без этого сложно: репетиции — практически интимный процесс. Спорим, сходимся, упираемся… Это нормально.
 А роль в собственном спектакле сыграть не хотелось?
— В своем — нет. Потому что важен взгляд со стороны. Но в качестве шутки — возможно. Скажу по секрету — есть такая идея. Артисты придумали для меня микророль в «Лекаре поневоле».

Без крепкого слова не обойдешься
— Недавно вас можно было увидеть по каналу «Культура» на фестивале молодой драматургии «Любимовка»…
— Когда я учился у Иосифа Райхельгауза («Школа современного искусства»), мы с первого курса занимались современной драмой. И сейчас я не теряю связи с «Любимовкой». Совершенно новые пьесы, только что написанные, рассылаются режиссерам, и те на свое усмотрение выбирают материал. Очень интересно, когда читаешь с листа вслух. Зритель, который сидит в зале, не видит персонажей, но уже представляет их, потому что ты вкладываешь в текст свою энергию. И при первой же возможности мы с артистами выезжаем на «Любимовку». Были и в прошлом году, и в этом.
— В современной драматургии много пьес, в которых присутствуют нецензурные выражения. Вот, например, поставленные вами «Экспонаты»…
— Я взял эту пьесу не потому, что там есть матерные слова. Не стоит воспринимать только по первому плану. Это современная пьеса про нас, провинциальных жителей. Но некоторые не понимают, что спектакль — про сегодняшний день, думают, что  это — 90‑е. Не хотят посмотреть на реальность со стороны.
— А в жизни как относитесь к мату?
— (Смеется.) Прекрасно! Ну, автор написал, что я могу сделать? Кстати, для Москвы абсолютно нормально, если люди слышат слова из жизни, а у нас многие отворачиваются: «гадость какая»… Ну а если серьезно, это добавляет энергию, экспрессию. В некоторых случаях по-другому сказать просто невозможно…



«Таня».



«Калека с острова Инишмаан».



«Экспонаты».

досье «Перекрестка»
Константин СОЛДАТОВ, режиссер.
  • Родился в Баку (Азербайджан).
  • По гороскопу Овен.
  • Закончил актерский факультет ГИТИСа (РАТИ) при калужском драмтеатре, затем – режиссерский факультет ГИТИСа (РАТИ).
  • Поставил 8 спектаклей.
  • Любит читать (шутит, что в основном – Интернет) современную прозу, из классики – Лескова и Платонова, драматургов Жана Ануя, Эжена Ионеско, Сартра.
  • Любит смотреть современный балет (модерн), экшн, арт-хаус («Шина»); «Свободное плавание» и «Сумасшедшая помощь» Бориса Хлебникова; фильмы финского режиссера Аки Каурисмяки.
  • Мечтает поставить Тома Стоппарда «Розенкранц и Гильденстерн мертвы».
  • Кулинарные пристрастия. Кавказская кухня, восточные сладости: рахат-лукум, пахлава, инжир.
  • Хобби: фотография и все, что связано с компьютером: монтаж, фотошоп.
  • Авто: «Мицубиси Лансер».
  • Отдых: путешествия на машине к морю. В этом году проехал 7 тысяч километров, побывал в Европе.
кто сыграет в спектакле
«Должен удивляться я, но все удивляют меня»
Сергей ПУТИНЦЕВ:
— Сганарель — моя первая главная роль. Очень интересный персонаж. По жизни неустроенный, занимается тем, что хворост собирает. Но, оказывается, умеет хорошо прикидываться — талантливый артист. И люди верят ему. Все закручивается так, что вроде бы он должен всех удивлять, а на самом деле все удивляют его.
С Константином мы хорошо понимаем друг друга. Он человек мягкий, на репетициях практически не повышает голоса. Но наказать может. Например, за опоздание на репетицию. Работать с ним интересно. Я называю его «режиссер новой волны», потому что все спектакли у Константина получаются необычными, нестандартными.


«Моя героиня пользуется успехом у мужчин»
Светлана НИКИФОРОВА:
— С Константином я работаю уже в четвертый раз, была занята практически во всех его постановках. В новом спектакле «Лекарь поневоле» играю роль кормилицы Жаклины. Это простая женщина, по-своему мудрая, говорит очень правильные вещи. Но есть такой пикантный нюанс: Жаклина очень сексапильна и пользуется невероятным успехом почти у всех мужчин. Такой забавный, обаятельный персонаж. Поскольку это гипертрофированный образ, то, я думаю, он близок любой исполнительнице. Мне безумно нравятся декорации, костюмы. Все придумано очень хорошо!
С Константином я работать люблю. Он режиссер с необычным взглядом на произведение, живой, остроумный, легко что-то меняет, предлагает неожиданные решения. На репетициях царит студийная атмосфера. С одной стороны, мы работаем, а с другой — активно общаемся, это очень приятное времяпрепровождение. Есть еще одна особенность: Костя умеет создать команду.

«Сложен не персонаж, а жанр»

Михаил КУЗНЕЦОВ, заслуженный артист РФ:
— Моего персонажа зовут Лука. Он — слуга господина Жеронта, простой крестьянин, в чем-то наивный. Занимается домашними делами. Господин отправляет его на поиски лекаря. И Лука его находит… А у него есть жена — аппетитная дама-кормилица, на которую западает главный герой. И Лука как мужчина-собственник — против того, чтобы его жена лечилась у Сганареля.
Сейчас, накануне премьеры, очень волнуюсь. Потому что сложен не персонаж, а сам жанр. Это — а‑ля клоунада. Текст сразу не ложится, но в этом и интерес. Придумываешь что-то, загораешься… Хотя Костя — режиссер принципиальный. Если он точно знает, что делает, то жестко настаивает на своем. И это правильно. Потому что
отвечает за все.


Автор: Светлана ТЕПЛЯКОВА.
Фото Игоря РУЛЕВА.
Опубликовано: 09.11.2011 14:29 0 1777
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев