$ 73.32 0.21
80.12 0.42

«Мужчинами нас сделала армия»

Опубликовано: 17.02.2009 16:29 0 5028

В этом убеждены герои нашего проекта, посвященного предстоящему Дню защитника Отечества.

«Старался всегда идти первым»
О военной службе зампредседателя городской думы полковник запаса Александр ОДИНОЧНИКОВ мечтал с детства. В 15 лет он стал воспитанником Суворовского училища. Затем поступил в Московское высшее военное общевойсковое училище. 
— Сразу после выпуска меня направили в Туркестанский военный округ, в Кушку, — говорит Александр Владимирович. – Это было в июне 1979 года. А в декабре наши войска вошли в Афганистан. 
Одиночникову был тогда 21 год. И хотя в подчинении у молодого лейтенанта были солдаты намного старше него, он считал себя мудрее и опытнее их, а потому всегда шел впереди.
— Когда идешь в горах, обязательно нужно высылать головной дозор, — рассказывает Александр Одиночников. — Дозор идет впереди и, если есть засада, он ценой своей жизни спасает жизнь бойцов основного подразделения. Я такой дозор никогда не выставлял, сам шел первым. Считал, что мой профессиональный опыт позволит мне быстро среагировать на вражеский выстрел и увернуться от пули.
Впрочем, однажды увернуться от пули Одиночников не успел и получил ранение. Правда, сам Александр Владимирович считает его легким.
— Большой осколок от пули вытащили, а маленький не заметили, он до сих пор во мне, — говорит боевой офицер.
За службу в Афганистане Александр Одиночников награжден орденом Красной Звезды.

Александр Типаков заставлял музыкантов отжиматься
Министр культуры Калужской области Александр ТИПАКОВ служил во Внутренних войсках МВД СССР, в отдельных частях особого назначения. Попасть в них можно было только после серьезного отбора.
— Наши подразделения командировали в различные точки СССР для выполнения спецпоручений, — рассказал нам Александр Типаков.
К тому времени Александр Иванович уже закончил теоретико-композиторский факультет института имени Гнесиных. Поэтому во время службы он часто рассказывал сослуживцам о музыке, при случае подкрепляя свои рассказы игрой на рояле. После одного из таких импровизированных выступлений командование решило перевести Типакова в Ансамбль песни и пляски Внутренних войск МВД СССР, где служили многие известные ныне музыканты и артисты.
— Служба в ансамбле была очень комфортная: прекрасные казармы, мягкие кровати, подъем в 8 утра, — говорит Александр Иванович. — Для меня это было дико. И когда меня назначили заместителем командира взвода, я начал проводить соответствующие армейской службе мероприятия: подъем в шесть утра, пробежку, подтягивания, строевые занятия. Через четыре дня я увидел плачущего скрипача, который не мог отжаться. (Не буду называть его имя, сейчас он очень известный музыкант). Тогда я понял, что делаю что-то не так, и оставил все как было.

Петр Лаптев учил в армии грузинский язык
Директор МОУ «Лицей № 36»  г. Калуги Петр ЛАПТЕВ служил в инженерных войсках в должности заместителя командира взвода.
Большая часть армейской службы Петра Владимировича прошла на территории Грузии. Сначала его направили на танковый завод в Тбилиси. Примерно через три-четыре месяца перевели в авиационный полк в Телави.
— А потом меня отправили в Цхинвали, — вспоминает Петр Лаптев. —  Там на базе нашей роты создавался плацдарм горного десанта. В боевых действиях мы не участвовали, хотя однажды были очень близки к этому. На южной границе СССР произошел военный конфликт. Нас подняли по боевой тревоге, хотели там сбросить. Два часа мы пробыли в воздухе, а затем нас вернули обратно. Но за эти два часа мы поняли, что такое и смерть, и дружба, и ответственность. Кое-кто из моих товарищей даже поседел. Когда мы вернулись и сели на свой родной аэродром, от счастья обнимали и целовали березки.
Свободное время будущий директор 36-го лицея посвящал изучению языков, в том числе и грузинского.
— Я относительно неплохо мог общаться на этом языке, — говорит Петр Владимирович. — А поскольку тогда носил усы, то грузины иногда даже принимали меня за земляка.

Игорь Корнилов хранит армейские берцы
Актер драмтеатра Игорь КОРНИЛОВ служил в войсках связи.
Его появление на призывном пункте вызвало легкий переполох. Оно и понятно — не каждый день туда приходят новобранцы ростом почти два метра и с 47-м размером ноги.
— Более или менее подходящую мне форму нашли относительно быстро, — говорит Игорь. — А вот обувь подбирали довольно долго. Наконец, выдали мне сапоги… 50-го размера! Проходил в них полдня и понял, что больше не смогу. Слишком велики. Уговорил начальство, чтобы мне разрешили купить армейские ботинки — берцы. Они до сих пор целы. Ношу их зимой. 
А еще Игорь Корнилов невольно отменил в своей роте утреннюю команду «Рота, подъем!». Актера громкий голос дежурного очень угнетал.
— Тогда я стал заводить будильник на мобильном телефоне на 5.55, —   рассказывает Корнилов. — За пять минут я успевал проснуться, одеться и даже прибрать кровать.
Примеру актера вскоре последовали остальные его сослуживцы. Так что через полторы-две недели солдаты больше не слышали ненавистной команды «Рота, подъем!» Дежурный просто молча включал в казарме свет.

Валерий Лепилов трое суток провел на «затонувшей» подлодке
Заведующий реанимационным отделением БСМП г. Калуги Валерий ЛЕПИЛОВ в прошлом — морской офицер, служил на крейсере «Октябрьской революции».
— На корабле в моем распоряжении был целый медицинский отсек. Это была своего рода маленькая больница, — рассказывает Валерий Лепилов. — У нас имелись и операционная, и рентгенаппарат, и даже небольшой стационар примерно на 10 коек. Ко мне обращались все — и матросы, и офицеры. Недостатка в пациентах не было, поэтому иногда я работал до глубокой ночи.
Для Валерия Федоровича одним из самых ярких эпизодов армейской службы стало участие в учениях, в которых имитировалась гибель подводной лодки.
— Перед учениями командир спросил нас, есть ли добровольцы, — вспоминает Лепилов. — Я вызвался одним из первых. Мы лежали под водой на глубине 110 метров трое суток. Страха я не испытывал. Помню, что было очень холодно. Согревался я при помощи регенерационных блоков. На поверхность нас поднимали при помощи специального спасательного корабля.
После окончания службы Валерию Лепилову предлагали остаться на морфлоте, обещали высокую по тем временам зарплату — 500 рублей! Но он не согласился, потому что очень скучал по дому и по своей родной больнице.
Автор: Оксана КОЛОСОВА.
Опубликовано: 17.02.2009 16:29 0 5028
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев