«15 минут мы били по своим...»

Опубликовано: 05.07.2007 14:13 0 4228


Из Калуги в Чечню через Владивосток

— В армию призвали в 1999 году, — рассказывает Руслан. — Сначала отправили во Владивосток, в учебку. А через полгода – в Чечню, в штаб мотострелковой дивизии. Расположились мы на Северокавказской птицефабрике, рядом с поселками Курчалой, Гелдыген, Авчуры. Чечня — она по размерам не больше нашей области, так что все рядом. Единственное неудобство – горы, они там тоже рядом.
Мы попали в разведроту: уходили в горы группами по 15 человек. Делали засады на боевиков, наводили на них авиацию. Мне пришлось участвовать в 17 боевых разведвыходах.

Нарвались на засаду
— Один случай запомнился особо. Мы вышли с птицефабрики двумя группами. Одна направилась в сторону села Бачи-юрт, а вторая — к Сержен-юрту. Шли ночью по зеленке. Внезапно начался шквальный минометный огонь, минут тридцать по нам били, не переставая, головы не поднять. Мы связались с нашими по рации:
«Прекратите огонь!» Отвечают: «Мы не стреляем, значит, это боевики». Минут через 30 огонь прекратился также внезапно, как и начался.
Прошли мы вперед метров 300 и наткнулись на базу боевиков: окопы, блиндаж, остатки продуктов.
В тот раз нам повезло больше, чем товарищам: они попали в засаду — один человек погиб, а еще одного, Витю Богданова, раненым боевики взяли в плен.
Вы знаете, что такое слепой огонь? Это когда стреляют без перерыва и непонятно откуда. Человек теряет ориентацию: где наши, где боевики — не разобрать. Вот Витя по ошибке и рванул в сторону «чехов».
Мы с ним были приятелями. В Москве на сборном пункте познакомились. Я — калужанин, он — из Курска, в Чечне попали в разные разведроты.
Его останки через несколько дней после боя террористы в комендатуру подбросили. Я во дворе стоял, когда Витю на БТРе привезли. Тело ваххабиты на куски расчленили.

Зачистка в Сержен-юрте
— Это селение стоит недалеко от Аргунского ущелья. Дома – кирпичные, кто-то живет богаче, кто-то беднее, но из дерева там жилье никто не строит.
Так вот, поступила к нам информация: в село пришли боевики. В таких случаях проводится зачистка. Мы взяли Сержен-юрт в кольцо, чтобы ни войти, ни выйти из него никто не мог, стали проверять дома.
Боевиков обнаружили довольно быстро. Они засели на окраине села. Началась перестрелка. Выкурить их помогали бойцы группы «Альфа». Живым никто из бандитов не сдался. Все они оказались типичными ваххабитами.
Кстати, отличить ваххабита от простого чеченца несложно. Обычно они не бреются, обрастают бородой до бровей, брюки заправляют в носки и не носят трусы, как, впрочем, и другое нижнее белье.

От водителя только руку нашли
— Когда из Чечни уезжал, думал, все, не вернусь сюда больше, — продолжает Руслан. — Но получилось иначе.
После армии устроился на работу в ГИБДД, предложили командировку в Чечню на три месяца. Желающих не было, и я сам согласился поехать, все-таки опыт у меня большой.
Задачу поставили – охранять блокпост в предгорье. ЧП случилось в самом конце командировки, мы уже домой собирались.
В то утро я сдавал ночное дежурство. На часах было без пятнадцати шесть, когда раздался страшный взрыв. Все бросились в окопы, стреляем, нам отвечают тем же. Минут 15 прошло, пока не стало ясно, что бьем по своим, а боевики в зеленке засели.
Потом выяснилось, что по дороге шла наша колонна. Более 100 машин везли десантников, ГРУ, внутренние войска. Нас об этом не предупредили. Зато «чехи» все знали: заложили фугас метрах в двухстах от блокпоста и подорвали головную машину – «ЗИЛ-131». От водителя только руку нашли. А затем начался шквальный огонь из пулеметов и автоматов.
Бой продолжался до двух часов дня. Из Ханкалы прилетели наши вертолеты: «МИ-24» и «МИ-18». Они по два боекомплекта расстрелять успели.
Когда все закончилось, мы прочесали зеленку. Не нашли ни одного «чеха». Всех убитых и раненых они с собой унесли.

Остановить и обезвредить
Сейчас Руслан Макеров работает в ГИБДД ОМОБ. Он не раз задерживал угонщиков.
— На разводе сообщают «свежие» номера угнанных машин. Мы их наизусть запоминаем, — рассказывает Руслан, — так что, если на дороге видим такое авто – тормозим. За рулем угнанной машины, как правило, сидит пьяный водитель, документов у него нет. Отговорка одна и та же: друг дал прокатиться.
Помню, как за БМВ гонялись по Киевке. Дело было ночью. Нам навстречу машина ехала очень тихо, как будто кралась. Но только водитель увидел патруль ДПС, рванул что было сил, лошадиных, конечно, — смеется Руслан. — Полчаса мы его по окружной дороге догоняли, пока рядом с гаражами не прижали к обочине. Пришлось иномарке в овраг съехать. Водитель, как всегда, оказался пьян, машина – в угоне.
Надежда Юшина.
Фото Георгия Орлова и из архива Руслана Макеровa.

Автор: Пользователь

Яркие фото читателей, весёлые видео, народные новости смотрите в нашем Инстаграме https://www.instagram.com/kp40.ru/. Подписывайтесь, делитесь фото и видео, рассказывайте о своих проблемах, потому что мы слышим вас, а нас слышат все!

Опубликовано: 05.07.2007 14:13 0 4228
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев