$ 73.32 0.21
80.12 0.42

Поживиться молочком или Как обанкротить двухмиллиардное производство долгом в пару миллионов

Опубликовано: 16.12.2019 13:25 17 22102
Поживиться молочком или Как обанкротить двухмиллиардное производство долгом в пару миллионов

Продукция молочного комбината ООО «Молочные Активы», расположенного в Хотисино Перемышльского района, хорошо знакома калужанам по их торговой марке «Калужская зорька». Это предприятие на 3600 голов скота, завезенных из США, также производит сырьё для известного бренда «Данон».

Ежемесячная выручка «Молочных Активов» - 45 – 50 миллионов рублей. Общая стоимость активов порядка 2,5 миллиарда рублей. По крайней мере, так было до сентября этого года.

Что сегодня происходит с выручкой, активами, бухгалтерией, да и вообще предприятием не знают ни его владелец, ни «Россельхозбанк» - кредитор, в залоге у которого находится всё имущество комбината. Потому что на предприятии окопался нанятый в апреле месяце гендиректор, который полностью отрубил законным хозяевам доступ не только к финансовым и бухгалтерским документам, но и к самому комбинату.

Как так получилось, что собственник, который месяц не может получить ни копейки денег с того, что целиком и полностью его (за вычетом 0,0001 процента), с нами поделился владелец предприятия Георгий Гвелесиани.

Директор

- Предприятие открывалось в 2013 году на деньги собственника, то есть мои, и кредит, предоставленный «Россельхозбанком», - рассказывает Гвелесиани. – Сначала я вложил в строительство комбината 30% собственных средств, а потом, когда банк убедился, что они освоены, выдал кредит в размере 1,6 миллиарда рублей, на которые строительство предприятия было завершено и запущено производство.

Согласно кредитному договору, молочный комбинат должен обслуживаться только в «Россельхозбанке» и не имеет права открывать счета ни в каких других финансовых организациях, а так как все имущество заложено банку, то никаких действий с ним без его разрешения совершать нельзя.

Также у предприятия нет права брать кредиты где-либо ещё, кроме как в «Россельхозбанке», а 0,0001% в доле ООО «Молочные Активы», принадлежит дочерней структуре банка «РСХБ – финанс», - продолжает Гвелесиани. — Это сделано для того, чтобы кредитор имел возможность контролировать предприятие и принимать участие в формировании управления. Но основным владельцем с долей в 99,9999% являюсь я. А до апреля 2019 года я также был и генеральным директором общества.

Многие годы у нас всё шло отлично, - продолжает рассказ Гвелесиани. - Предприятие работало стабильно, платежи по кредитам проходили своевременно, и в этом году мы уже приблизились к тому, чтобы начать выплаты тела кредита. Банк никаких претензий к нам не имел.

По мере развития предприятия мне стало понятно, что дальше в одиночку тянуть его нельзя, и чтобы рост продолжился надо искать гендиректора себе на замену.

Таким человеком стал Виталий Саркисов. Его Георгию Гвелесиани рекомендовали общие знакомые. Саркисов сумел убедить владельца комбината в том, что ему по силам увеличить объёмы выпускаемой продукции и выручку, а тот в свою очередь убедил «РСХБ-финанс» поставить его генеральным директором вместо себя. Им Саркисов и стал этой весной.

Осторожно, доступ закрывается

- Понаблюдав за работой Саркисова, я не увидел ничего подозрительного и на пару месяцев поехал с семьей в отпуск, отдохнуть, - продолжает свой рассказ Гвелесиани. – Однако контроля над предприятием не терял. У меня, как и у «РСХБ-финанс», был удаленный доступ к 1С и, как следствие, ко всей бухгалтерии. Также я удаленно мог подключаться к видеокамерам, установленным на предприятии, и наблюдать, что там происходит.

Однако вскоре мне начали поступать тревожные звонки. В частности, возникли вопросы по скоту, выяснилось, что сменился ЧОП, который охранял предприятие, а вскоре поступила и вовсе изумительная новость – Саркисов открыл счёт в некоем АО «Банк НБС» из города Иваново. Это притом, что по условиям кредитного договора с «Россельхозбанком» не имел никакого права этого делать и прекрасно знал об этом.

А вскоре у меня пропал доступ и к 1С, и к видеокамерам, - говорит Гвелесиани. – Я связался с «Россельхозбанком» и выяснилось, что доступ к финансовым документам отрезали и им. Мало того, памятуя о том, что Саркисов сменил на предприятии охрану, я позвонил туда и спросил, пустят ли меня, если я приеду? Мне ответили, что нет.

Доступ к видеонаблюдению и 1С пропал не только у владельца, но и у банка.

В дальнейшем ситуация развивалась таким образом, что у бизнесмена сомнений не осталось – успешное предприятие хотят обанкротить.

Согласно информации на сайте Федресурса, 29 октября некий Гостюхин А.А. изъявил намерение обратиться в суд с заявлением о банкротстве ООО «Молочные Активы» в связи с задолженностью всего на несколько миллионов рублей.

На следующий день такое же намерение на тех же основаниях высказало АО «Банк НБС». Тот самый, в котором Саркисов с грубыми нарушениями всех договорных отношений с «Россельхозбанком», ранее открыл счёт.

Мало того, 1 ноября уже само ООО «Молочные Активы» изъявляет намерение обратиться в Арбитражный суд с заявлением о признании себя банкротом.

И как вишенка на торте - 25 ноября Гостюхин А.А. становится членом совета директоров АО «Банк НБС» и афиллированность двух поначалу вроде бы разных заявителей становится очевидной.

- Ни со мной, как владельцем, ни с «Россельхозбанком», как вторым владельцем, решение о банкротстве не обсуждалось и не согласовывалось, - говорит Гвелесиани. – Мало того, у предприятия появляется задолженность по кредитным платежам «Россельхозбанку», а все расчёты по счетам этого банка прекратились. Очевидно, что Саркисов перевел их в ивановский банк.

Директор не директор

В ответ на это 30 октября и 1 ноября состоялись общие собрания участников общества, на которых было принято решение освободить Виталия Саркисова от должности генерального директора и назначить таковым владельца предприятия Георгия Гвелесиани.

Последний убеждён, что информация о намерении обанкротить ООО «Молочные Активы» поступила в Федресурс практически в это же самое время потому, что Саркисову стало известно о планах владельцев уволить его с комбината.

– В соответствии с принятыми решениями, я должен был внести в ЕГРЮЛ соответствующие изменения и вступить в должность, однако сделать этого не удалось, - рассказывает он. - Потому что Саркисов подал в Арбитражный суд совершенно бредовый иск, в котором попросил в качестве обеспечительных мер запретить до окончания процесса вносить изменения в ЕГРЮЛ. Суд принял решение удовлетворить эту просьбу. И в результате я – владелец предприятия, его руководитель – остался таковым только на бумаге.

Чтобы нелепость этой ситуации была понятна даже тем, кто далёк от юриспруденции и законодательства, объясним её на простом бытовом примере.

Представьте, что вы поехали в отпуск и отдали ключи соседу, которого попросили в их отсутствие цветочки поливать, кота кормить да комнаты проветривать. Но когда вернулись из отпуска, то обнаружили, что ваш ключ к входной двери не подходит, а в ответ на звонки в дверь и требование впустить вас, сосед категорически отказывается это делать, мотивируя тем, что хозяин здесь он, а кто вы такой, это ещё разобраться надо.

Вы вызываете участкового, показываете ему свой паспорт, прописку, требуете взломать дверь, выгнать самозванца и вернуть принадлежащее вам имущество. Но участковый отвечает, что не будет делать этого, потому что тут дело тёмное, и разобраться бы надо, прежде чем двери ломать.

Так что вы поживите пока в подъезде. А там, глядишь, справедливость когда-нибудь возьмёт, да и восторжествует…

Куда уходят деньги предприятия сейчас - непонятно.

Уголовное дело

Естественно, по ходу развития этой ситуации истинный владелец ООО «Молочные Активы» обращался с заявлениями в различные правоохранительные органы с просьбой возбудить уголовное дело. Сомнений в том, что так и получится, у него практически не было.

И его возбудили. Только против самого Гвелесиани.

Он, как и его родители, постоянно проживают в Москве. И 10 декабря туда высадился десант перемышльских силовиков. Именно в Перемышле, по месту нахождения предприятия, возбудили уголовное дело, в рамках которого на квартире родителей Гвелесиани и у его друзей, даже близко не имеющих никакого отношения к перемышльскому комбинату, провели обыски.

- Вроде как мне вменяют какие-то махинации с субсидиями, - говорит бизнесмен о том маски-шоу, что устроили ему полицейские. – У меня несколько месяцев нет доступа к документации моего предприятия, потому я могу только предполагать, что Саркисов внёс изменения в документы, которые стали основанием для возбуждения уголовного дела. Причем, как мне стало известно, дело было возбуждено по заявлению директора предприятия. Как будто я сам нанес себе ущерб, и он обо мне заботится. Клиника какая-то.

На 18 декабря в Арбитражном суде Калужской области назначено разбирательство по иску Виталия Саркисова о несогласии с отстранением его от рычагов управления комбинатом. Именно благодаря этому процессу законные владельцы предприятия до сих пор не могут уволить наёмного работника и вернуть себе контроль над своей собственностью.

- Принятие обеспечительных мер по иску Саркисова было для меня полной неожиданностью, - говорит Гвелесиани. – Создается впечатление, что судебный процесс затеян только лишь с целью на как можно больший срок удержать в своих руках мой бизнес, чтобы выжать из него максимум.

От автора

Когда Георгий Гвелесиани рассказывал свою историю, было понятно, что недоговаривает он многого. Но кое-что в его рассказе читалось между строк. Главное - уверенность в том, что предприятие банкротят намеренно, потому что он перешел дорожку кому-то очень влиятельному.

И здесь вспоминаются слова нашего Президента, сказанные на расширенной коллегии МВД России 4 марта 2015 года:

- Защищая экономику от криминала, сотрудники МВД сами не должны переступать закон, злоупотребляя своими контрольными и процессуальными полномочиями. Наказания за подобные действия должны быть жесткими и неотвратимыми: от кадровых до судебных решений.

И еще одни, сказанные в послании Федеральному Собранию 1 марта 2018 года:

- Следует убрать все, что позволяет нечистоплотным, коррумпированным представителям власти и правоохранительных органов оказывать давление на бизнес. Уголовный кодекс должен перестать быть инструментом решения хозяйственных конфликтов между юридическими лицами.

Если всё то, что рассказал Гвелесиани о давлении на него со стороны органов правда (а предоставленные нам документы позволяют думать именно так), то, получается, калужским силовикам плевать на прямые указания Президента?

Так это или нет, попытаемся разобраться в дальнейшем. Мы послали в соответствующие органы редакционные запросы с просьбой прокомментировать ту ситуацию, что складывается вокруг второго по величине молочного комбината Калужской области, и по получении ответов опубликуем продолжение темы.

Опубликовано: 16.12.2019 13:25 17 22102
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев