$ 73.32 0.21
80.12 0.42

«Пройдут тысячелетия, а Гагарина будут помнить»

Опубликовано: 06.04.2011 13:20 0 767

За 13 минут, которые Путин был в Музее космонавтики,
ему успели показать экспозицию и попросить отремонтировать планетарий.


В преддверии Дня первого полета человека в космос мы встретились с Николаем Кузиным - директором Государственного музея истории космонавтики им. К.Э. Циолковского.


Деревенская закалка

- Родился я в Калуге, но все детство провел в деревне у полустанка Родинка. Из колхоза в школьные годы мы не вылезали, поэтому с полным правом считаю себя крестьянином. С 8-го класса выходил на косьбу с мужиками, работал помощником комбайнера. Рано привык к самостоятельности: у матери не было времени за мной следить. Когда закончил школу с золотой медалью – она удивилась!
Теперь я рядом с Родинкой построил своими руками дом, положил печь, разбил сад. Держу на участке пчел – это моя страсть. Родные уже и не представляют, как это, чтобы меда не было в семье.

В музей попал случайно
- По профессии я конструктор, хотя теперь это в далеком прошлом. Закончил Тульский политехнический институт по специальности «Летательные аппараты». После этого устроился в Горьком в конструкторское бюро, где занимался созданием экранопланов.
Когда вернулся в Калугу, устроился во Всесоюзный НИИ электронной техники проектировать нестандартное оборудование. Стояла задача - догнать и перегнать американцев. Догнать не получилось, но было сделано много хорошего и нужного, в том числе и впервые в мире.
А в Музей истории космонавтики попал случайно. Мне как ракетчику знакомые из обкома партии предложили должность зам. директора по науке. Долго ломал голову, но решил согласиться.
Работа, конечно, совершенно другая. Музей - это сложный организм. Похож на крупный завод - те же задачи, только масштабы поменьше. Кадры, транспорт, финансы плюс сбор и хранение экспонатов.
В 90-е годы финансирования на ремонт не было абсолютно, и музей приобрел жалкий вид. Когда я стал его директором, отопление работало максимум на 20 процентов. А все отопительные коммуникации были сделаны под полом, скрыты фальшстенами за витринами с экспонатами. Посчастливилось, что наш сантехник Василий Михайлович - человек некрупный и в нарушение техники безопасности пролезал между фальшстенами и менял трубы.

Кто такой Гагарин?
- Космонавтом я стать не мечтал. Когда полетел Гагарин, мне было ровно 20 лет: я родился 12 апреля. В тот день в тульском политехе начиналась вторая пара - начертательная геометрия. Профессор Лисицын – пожилой и суровый преподаватель, которому сдать экзамен было очень трудно, - поднялся на кафедру и лучезарно улыбнулся. «Мои юные друзья, в космосе – наш человек!» - сказал он и объяснил, что Гагарин совершил первый полет в космос. Мы грянули дружное «ура!». По такому случаю все занятия были отменены, что было встречено еще одним «ура!».
На улицах все поздравляли друг друга, улыбались. И, насколько я знаю, так воспринимали полет Гагарина по всему миру. Я думаю, тысячелетия пройдут, а Гагарина будут помнить.
Хотя случается, что юные школьники не могут ответить на вопрос: «Кто такой Гагарин?». Ведь в школе отменили астрономию как обязательный предмет. А раньше ученики посещали планетарий в качестве выездного урока по астрономии. И это было правильно – современный образованный человек должен знать астрономию, хотя бы элементарные вещи. Например, где находится Полярная звезда.
Начинаем мы работать с ребятишками с детского сада. У нас есть адаптированные экскурсии в виде игр. А экскурсоводы готовы нарядиться в любую маску, костюм и плясать с детьми.

В тесноте, да не в обиде
- Наша коллекция по сравнению с Эрмитажем мелковата, примерно 70 тысяч единиц хранения. Но с новыми поступлениями – проблема.
Я бывал в Американском музее космоса и авиации в Вашингтоне, там - огромнейшее здание и никаких проблем с поступлением экспонатов. Все отлетавшие аппараты НАСА автоматически отправляет в этот музей. У нас же Минкультуры и Роскосмос - никак не связанные организации, и выпросить что-то - большая проблема. Я, сколько ни пишу: «Выделите нам современный спускаемый аппарат, мы бы нашли куда поставить» - пока ответа нет.
Вопрос о пристройке постоянно витал в воздухе едва ли не сразу после открытия музея. Сейчас мы не можем взять что-то крупное для музея и поставить в экспозицию. Например, современный ракетный двигатель РД-170: он огромный, пять на пять метров и семь в высоту. Нам такие вещи даже просить неудобно.
Идея строительства второй очереди нашла активную поддержку у губернатора Артамонова - он писал письма в министерство, а  решающую роль сыграл приезд Путина – тогда еще в ранге президента - в Калугу.
В музее Путин находился 13 минут, мы успели озвучить ему проблему с износившимся планетарием. Попросили буквально на ходу. О второй очереди музея Путину рассказал уже губернатор.
В итоге нам выделили деньги на проектирование. Под занавес прошлого года проект был подготовлен, эксперты сделали по нему замечания, сейчас недочеты устраняются.
Стоимость строительства оценивается в полтора миллиарда рублей. Министерство культуры такими деньгами не располагает. Никто не говорит, что денег на музей нет, но и не говорят, что дадут.
Проект мне нравится: думаю, у нас будет лучший музей в мире.

Досье «АиФ»
Евгений Николаевич Кузин.
Родился в 1941 г. в Калуге. 
С 1987 г. - директор Государственного музея истории космонавтики им. К.Э. Циолковского.
Академик Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского. Вице-президент Ассоциации музеев космонавтики России. Заслуженный работник культуры РФ.
Супруга – Тамара, двое сыновей - Дмитрий и Леонид. В прошлом году родилась внучка Аннушка.


Автор: Виктор КУЗЬМИН. Фото из архива «АиФ-Калуга».
Опубликовано: 06.04.2011 13:20 0 767
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев