COUNTER: pixel redirect
$ 73.32 0.21
80.12 0.42

Николай ЗУДИН: «Калужским застройщикам архитектор не указ»

Опубликовано: 03.11.2010 09:35 0 1235


По проектам Николая Зудина построены первые жилые дома с подземными гаражами, известное всем калужанам здание Калугаглавснабстроя на улице Кирова, реконструирована областная филармония и разработан проект застройки исторического ядра областного центра (квартал, ограниченный улицами Ленина, Карпова, Воскресенская и Кутузова).

«Кремлевский мечтатель»
Так его, уроженца рязанской глубинки, выпускника знаменитого МАРХИ, назвал архитектор Днепровский. В далеком 1983 году, когда нынешние партийцы еще были коммунистами и вовсю боролись с Церковью, Зудин разработал проект восстановления Лаврентьевского монастыря. Нет, он не был фанатично верующим. Просто ему поручили разработать проект благоустройства улицы Широкой и прилегающего парка. Молодой архитектор обошел порученный ему объект, вник в историю и узнал, что там — в окрестностях Подзавалья, на бывшей территории монастыря, — бы­ли захоронены великие люди России. От монастыря практически ничего не осталось, а вокруг разрослась и укоренилась китайская слобода, где калужане в вагончиках и времянках жили не один год. Зудин разыскал старца, заставшего монастырские постройки до 1917 года, раскопал скудные архивные данные и нарисовал эскиз Лаврентьевского монастыря во всех подробностях. Но проекту, который он отстаивал как мог и который поддержали маститые архитекторы, не было суждено воплотиться в жизнь. Он до сих пор существует только на бумаге.

Поступил в МАРХИ в тот год, когда его закончил Макаревич
С выпускниками МАРХИ: Андреем Макаревичем, Алексеем Романовым, Алексеем Козловым, Ириной Архиповой — Зудин сталкивался неоднократно. Музыканты-архитекторы регулярно устраивали концерты в родном институте, да и просто заглядывали в альма-матер к друзьям и подругам. Дух свободы и творчества шесть лет Зудин впитывал всем своим провинциальным естеством. Пока был студентом, проникся архитектурой Востока, куда ездил в археологическую экспедицию. Но в конечном итоге все же его душе ближе оказалась архитектура Европы.
Как ему удалось поступить в самый главный архитектурный институт страны, он удивляется до сих пор. Зудин хорошо рисовал с раннего детства, но не учился в художественной школе. Ее в поселке просто не было. Зато в обычной школе учитель рисования оказался талантливым художником и педагогом, разглядевшим способности Николая. После армии тот приехал в Москву и устроился на завод слесарем. Увидел здание МАРХИ и во что бы то ни стало решил поступать. Конкурс — сумасшедший. Был один шанс из тысячи, но это не остановило, и Зудин использовал его на пятерку. Так на пятерки потом и учился. А тяга к живописи и портрету с годами никуда не делась. Поэтому в Калуге в друзьях в первую очередь появились художники. Андрей Павлишак оказал на Николая Зудина большое влияние.

По таким гравюрам позапрошлого века архитектор делал эскизы для восстановления монастыря.
Вид калужского Лаврентьевского монастыря с южной стороны в 1861 году. На его территории располагался некрополь, где были погребены герои Отечественной войны 1812 года — генералы Багговут и Всеволожский, а также все три главных архитектора Калуги: Никитин, Ясныгин и Соколов.


Здание, отдаленно напоминающее проект
К сожалению, далеко не все замыслы архитектора сбываются в реальности. Какие-то проекты откладываются до лучших времен, а некоторые постройки в корне отличаются от авторских эскизов.
— Хочу, чтоб здесь застеклили, здесь расширили, а здесь убрали, — корректируют нынче хозяева строителей, наплевав на проект, внося свои «дизайнерские изыски» в готовый утвержденный документ.
— В итоге целостность композиции нарушается, меняются облик и интерьер, теряются стиль и смысл, — с грустью говорит Николай Николаевич и, кивая на эскиз проекта, висящий в его кабинете, продолжает: — Вот и здание Калугаглавснаба должно было в комплексе выглядеть совсем по-другому, объединив сразу три здания. И даже главный корпус утерял первоначальный облик после вмешательства заказчика. Но архитекторы, увы, не могут вмешаться в строительный процесс. Надзора за строгим выполнением проекта сегодня нет. В середине 80-х годов теперь уже ушедшего столетия очень серьезно следили за соблюдением первоисточника — даже останавливали строительство, если уличали в нарушении проекта. Сегодня есть Градостроительный кодекс, авторские права, но они не соблюдаются. Все это кануло в Лету.
Обидно. Тем более что Зудина, почетного архитектора России, члена архитектурного совета при губернаторе, 20 лет возглавляющего архитектуру Калугагражданпроекта, как никого другого из его коллег отличает исключительно бережное отношение к объектам культурного наследия.

В проекте архитектора это здание выглядело несколько иначе.


В каждом дворе должна быть спортплощадка
Как любой амбициозный, творческий, но здравомыслящий архитектор, Зудин имеет свой взгляд на недалекое прошлое в обновлении Калуги. Но что оглядываться назад? Что сделано — то сделано. Главное — что ожидает наш город в ближайшее время.
Когда Зудин узнал, что на въезде в Калугу со стороны Тулы собираются строить высотный апарт-отель, его негодованию не было предела.
— Разве можно это делать?! Он же испортит архитектурный ансамбль, складывавшийся веками! Вид, открывающийся на город со стороны Ромоданова, уникален. Подобного нет во всей России. Вся профессура МАРХИ восхищается этой естественной красотой Калуги. Пока все выглядит гармонично и величественно: храмы, холмы, дома, кроны деревьев. А что будет, когда на первом плане появится чудо из стекла и бетона о девяти этажах?
Но есть надежда на благоразумие, поскольку все нынче меняется к лучшему. В корне поменялся, например, статус главного архитектора области. Теперь он будет непосредственно подчиняться губернатору. Губернатор дает ему таким образом карт-бланш. Есть все основания надеяться, что дальнейшая судьба исторических мест будет решаться грамотно, с учетом мнения людей сведущих.
Кроме того, волнует архитектора Зудина незавидная судьба калужских оврагов, сплошь застроенных гаражами. Что в корне неверно. Этого просто нельзя было допускать. Овраги — это легкие города. Необходимо приводить в надлежащий вид набережную. Она требует серьезного обустройства. Ее просто нет. Грузовой транспорт из города необходимо выводить. А грузовики до сих пор ездят по Каменному мосту — это недопустимо, считает архитектор. Жилые дома и офисные здания, по глубокому убеждению Зудина, надо строить с подземными гаражами, освобождая место для отдыха и спортивных площадок. Спортивные площадки должны быть в каждом дворе. Иначе наши дети и внуки окончательно превратятся в компьютерных зомби. Молодежь должна заниматься спортом.
— Заговорились мы, — спохватился архитектор и заспешил. — Пора к внуку. Каждую субботу мы играем с ним в футбол. Должен стать либо архитектором — разрисовал мне весь эскиз проекта, только я успел отвернуться, — либо великим футболистом. Надо же Россию кому-то выводить в чемпионы.


Таким Николай Зудин видит историческое ядро Калуги.
Этот проект утвержден, но с его финансированием возникли проблемы.
1 — ул. Кутузова; 2 — ул. Ленина;
3 — ул. Карпова; 4 — ул. Воскресенская.


Автор: Александр ФАЛАЛЕЕВ. Фото Сергея КОНСТАНТИНОВА.
Опубликовано: 03.11.2010 09:35 0 1235
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев