$ 73.32 0.21
80.12 0.42

Калужские священники вернулись с Аляски

Опубликовано: 31.08.2010 12:19 0 993

Предки этих юных эскимосов-юпиков были проданы
вместе с Аляской за 7 миллионов долларов.

С 20 июля по 20 августа протодьякон Сергей Комаров и священник Роман Глыбовский в составе научно-спортивной экспедиции, возглавляемой почетным полярником героем России Михаилом Малаховым повторили речной путь, по которому полтора столетия назад шел известный исследователь Аляски Лаврентий Загоскин. Путешественники сплавлялись на байдарках по рекам Иннoко и Кускоквим, исследуя места, где в 19 веке жили и работали миссионеры из России.

Калужан рекомендовал митрополит
- Мы приняли участие во второй экспедиции, - начинает свой рассказ протодьякон и преподаватель истории православных поместных церквей калужской семинарии Сергей Комаров. -  В 2008 году  общественность отмечала 200 лет со дня рождения Загоскина и следом снарядили первую экспедицию на Аляску, в ходе которой ученые обнаружили большое количество архивных документов связанных с церковью. Они поняли, что найденные артефакты представляют большую историческую ценность, но по достоинству не могли их оценить. Поэтому обратились к митрополиту Клименту, который на сегодняшний день является единственным серьезным ученым, исследующим историю православной церкви на Аляске и защищал по этой теме диссертацию. Тогда было принято решение во вторую экспедицию взять представителей церкви. Сам митрополит, по ряду причин, не смог принять участие в столь длительной экспедиции и рекомендовал Малахову нас.

У каждой группы своя задача
- Среди участников были представители разных городов: путешественники, ученые из Москвы, Рязани, Кемерова, Архангельска и Воронежа и мы, два священника. В каждую группу входили по священнику и в равной мере ученые и опытные сортсмены. Южную группу возглавил сам Малахов, а нашу северную его сын. Наш отряд начал путешествие из поселка Шагелюк на реке Инноко, притоке реки Юкон. Мы исследовали также близлежащие озера, протоки, затем вышли в реку Юкон и далее совершили пеший перенос снаряжения до второй по велечине реки Аляски - Кускоквим. Южный отряд начал свою работу из поселка Макграт на реке Кускоквим и проследовал до города Бетел на юго-западе Аляски. На полпути мы  воссоединились с южанами.

Экспедиция выживания
- Это было серьезное испытание. Часть пятисоткилометрового пути мы плыли на байдарках, а часть маршрута преодолевали пешком по пересохшим руслам рек и болотам. Причем, на протяжении практически всего месяца лили проливные дожди. И я, и отец Роман физически крепкие люди, занимаемся спортом,  готовились к этой экспедиции целый год. Но, то, с чем пришлось столкнуться - это настоящий эксперимент на выживание. Трудностей в путешествии было гораздо больше, чем я себе мог представить. Южной группе пришлось полегче и у них оставалось больше времени для  научной работы. У нс же оказалось много пеших переходов - это была самая сложная часть маршрута. И осложняли путь беспросветные дожди. Лодки и весь груз мы тащили по нескольку десятков километров на себе и волоком от одной реки до другой. Подводили устаревшие карты, непереиздававшиеся с 70-х годов прошлого века. Там, где было обозначено озеро, - оказывалось болото, а отмеченная на карте река - её высохшим руслом.

Из-за устаревших карт часть пути экспедиция прошла
по болотам и высохшим руслам рек.


Русские американцы
- Жители Аляски очень гостеприимные. До сих пор очень ощущается влияние русских. На пути следования нам встречались эскимосские деревни, где, со времен Загоскина мало что изменилось. Почти в каждой – православный храм. Русские и церковно-славянские слова существуют наравне с местными наречиями. Например, в Рашен Мишен мы встретились с главой племени Мери Питерс Бельковой и Меером Вили Питка. Получив разрешение от местного священника, отца Петра, провели восстановительные работы на местном кладбище, где похоронены православный священник Захарий Бельков, его супруга Ольга и их дети. Среди обследованных захоронений были могила священника Василия, попадались другие русские имена. Впрочем, в этом селении почти все жители носят русские имена – Филипп, Ефрем, Лиза, Мария, Екатерина, Ольга и пр. Вечером мы провели презентацию нашей экспедиции, на которую собрались большая часть населения. Устроили им импровизированный концерт русской музыки. Влияние русских мы ощущали постоянно, на всем протяжении экспедиции. Службы и я, и отец Роман служили при достаточно большом стечении местных жителей. Для них это было событие, что русский священник, и вообще – русские появились в этих местах. Благодаря публикациям в газетах, издаваемых на Кускоквиме, весть о нашей экспедиции облетела всю реку. В газете, издаваемой в самом крупном населенном пункте на Кускоквиме – Бетеле, появилась статья под заголовком «Русские люди вновь на Аляске». К нам приходили люди, просто поговорить, просто поздороваться, приносили продукты, овощи, сладости, рыбу. По нашей научной программе, что касается этнографических аспектов, православия, мы получили дополнительную хорошую информацию.

Хуже медведей только мошкара и дождь
- Звери на вашем пути встречались? Ведь на Аляске водятся медведи, а по закону США путешественники не имеют право пользоваться оружием.
- Хуже медведей - мошкара, на которую не действует антикомариный спрей. Они облепляли, лезли в нос, в рот и кусали больнее комаров. То проливные дожди, то мошкара. На пути встречали много бобров и лосей. Когда мы держались близко к берегу, бобры с любопытством появлялись в самых неожиданных местах и иной раз сопровождали нас достаточно долгое время. А с медведем встретиться пришлось один раз совсем близко. Когда плыли, было не страшно - они вальяжно бродили по берегу, в воду бы не полезли зря. А, вот, когда мы переходили пешком с одной реки на озеро, то оглянувшись, увидели - прямо за нами, метрах в двухстах, шел здоровенный черный мишка. Он обнюхивал наши следы, а ветер дул от нас в его сторону. Мы подняли весла, колья, встали в одну кучу все вместе, приняли такой, как нам казалось, угрожающий для него вид и стояли ждали, и молились, кто умел. Какая-то сила его остановила и он зашел за холм. Потом мы долго шли и думали откуда он выпрыгнет. Но, он ушел. Потом уже, когда опасность миновала, даже не очень верующие признались, что, первым делом, вспоминали Господа.

Путешественники до сих пор просыпаются по ночам,
вспоминая встречу с таким обитателем Аляски.



Итоги экспедиции
- В экспедиции нами были найдены десятки артефактов, в том числе православные книги, церковные записи крещений, венчаний. Главное, мы увидели, что по духу этот край остается русским. В научном плане, мы приобрели очень много. Теперь весь собранный материал предстоит проанализировать, систематизировать и отправить в Российскую Академию наук. Ну и, конечно, впечатления - это самый живой материал для уроков в семинарии по истории православных поместных церквей.
Участники южной группы обнаружили фрагменты землянок, укреплений и иных сооружений Колмаковского редута. Ученым, которые пойдут по следам экспедиции «Аляска-2010», еще предстоит провести серьезную археологическую работу, но уже сейчас понятно, что есть основа для музеефикации этого места - исторические постройки, материальное наследие Русской Америки.

20 августа, в московском аэропорту «Шереметьево», приземлился самолет с участниками российской научно-спортивной экспедиция «Аляска-2010». Их встречали родные, друзья, коллеги и журналисты. Все 13 человек вернулись на Родину живыми, правдо не очень здоровыми. После месяца экспедиции по рекам и озерам Аляски под проливными дождями, практически, единственным, кто не простудился, был протодьякон Сергей Комаров.


Из дневника руководителя экспедиции:
Небо над Аляской прохудилось – четвертый день подряд дожди заливают всю местность вокруг и нас заодно. Промокло все: наши лодки, наше снаряжение. Теплыми остаются спальные мешки, поэтому, несмотря на неблагоприятный климатический фактор, мы в палатке себя чувствуем достаточно комфортно. Обидно, конечно, проплывать в удивительных живописных местах и не иметь возможности сделать хороших фотографий, хотя мы стараемся. Но таков сезон 2010 года на Аляске.
***
Северная группа, возглавляемая Михаилом Малаховым-младшим, преодолела серьезный переход между бассейнами рек Юкон и Кускоквим, и мы, наконец-то, встретились в устье ручья с интересным названием «Загрязненный ручей». Свое название он получил из-за цвета воды – она какого-то красного, совершенно необычного цвета, что-то между торфяной и железистой водой. Трудный был переход для парней. Они стали первыми россиянами, которые со времен Русской Америки смогли преодолеть эту важную транспортную ветвь между двумя величайшими реками Аляски, Юконом и Кускоквимом. Транспортную ветвь, которая использовалась для налаживания хозяйственных связей и играла важную роль в развитии Русской Америки. Тяжело дался переход, добровольцам нашей группы пришлось пойти навстречу, чтобы помочь ребятам преодолеть последние километры. Проблема была не только в погодных условиях, но и в сложности с навигацией, отсутствии правильных карт с учетом корректировки последнего времени - ведь местность здесь меняется очень быстро. Там, где было озеро, сейчас все пересохло. Где был ручей – ничего нет. Отсюда и возникали дополнительные сложности. Парням многое пришлось пережить, дорога оказалась сложной. Но, как бы то ни было, мы все встретились.


Из дневника руководителя северной группы экспедиции Михаила Малахова-младшего:
День прошел под непрекращающимся дождем. Было ощущение, что здесь вообще не бывает солнца и сухой погоды. Прошли порядка 32 километров и решили свернуть с маршрута в сторону озера, где, по нашему предположению, должна была быть чистая вода и хорошая стоянка. Предыдущая стоянка была практически на болоте с вязкой глиной. Нашли озеро. Рыба плескалась с обоих бортов, как будто хотела уцепиться за весло. Обошли все берега, и нашли место под горой с родником, деревьями (дрова!) и место для рыбалки.
***
Встали пораньше. Снова за рыбой. Рыбалка получилась, как поход в магазин. Закидываешь удочку и тянешь щуку. Раз, два – уха готова. Все бы ни чего, но неожиданно затрещали кусты, метрах в 100 от нас, на склоне. Видимо, то место, где мы ловили рыбу было облюбовано медведем. А мы и не подумали, что, лежащие на берегу скелеты рыб - останки мишкиного обеда . До лагеря метров 500. Бежать нельзя, шуметь тоже. Аккуратно идем по берегу, сердце стучит, кусты трещат. Прошли 100 метров, вроде бы звук прекратился.
***
Плывем по Инноко, дождь продолжается, река становиться шире, поэтому появляются волны. Проходим острова, вдалеке - холмы. На берег изредка выходят лоси, в воду прыгают бобры. После 5 часов гребли начинаем искать стоянку. Тут возникает идея доплыть до еще одного озера. Время 10 вечера, а до озера километров 15, примерно 4 часа гребли. Решаемся. Плывем по протоке, изворачивающейся между болот и лесных порослей. Гребем час, два. GPS сломался накануне, посмотреть, сколько осталось плыть, нет возможности. По карте измерить змеевидную нить реки сложно. Наконец приплыли … в 5.30 утра. Все устали так, что сложно описать словами. 13 часов гребли в дождь, ветер, в неизвестной местности – полный экстрим.
***
Вновь попали в серию затяжных неприятных дождей. Четвертый день мы все мокрые и практически не успеваем просохнуть. Больше того, сегодня поднялся очень сильный ветер, который буквально срывал палатку, и были проблемы даже с выходом на воду на наших лодках. Только вечерний костер, не смотря ни на что, все-таки нас спасает, успеваем просушиться для того, чтобы на следующий день вновь взять весла в руки и отправиться вниз по течению Кускоквима в поисках загадок этой реки.








Автор: Александр Фалалеев.
Опубликовано: 31.08.2010 12:19 0 993
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев