$ 73.32 0.21
80.12 0.42

Калугу защищали семьями

Опубликовано: 03.05.2010 15:28 0 641

Сегодня «Калужский перекресток» продолжает знакомить читателей с воспоминаниями и рассказами калужан о Великой Отечественной войне.
Мы уже неоднократно поднимали тему калужской оккупации, во времена которой пострадало множество наших земляков. От оружия фашистов тогда погибали целые семьи. Одна из таких семей – семья героя СССР, кавалера югославского ордена «Партизанская звезда» Федора Селиверстовича Румянцева (на фото).
Федор Румянцев во времена войны был венным летчиком, сделал 164 боевых вылета. А пока он выполнял спецзадания в глубоком тылу противника, его семья держала оборону в родном городе –Калуге.
Елена Черникова - внучка одного из участников диверсионной группы - Михаила Черкасова – рассказала «Перекрестку» о том, что ей известно о событиях тех дней.

Старший брат Федора Румянцева– Сергей Румянцев не попал на фронт лишь по одной причине: в пятилетнем возрасте он получил серьезную травму, после которой остался инвалидом на всю жизнь. В 1936 году его избрали председателем артели сапожников-инвалидов Калуги. В оккупацию он попал, находясь в этой должности.
Терпеть фашистских захватчиков в родной Калуге Сергей Селиверстович не мог, поэтому вместе с товарищами создал небольшую группу сопротивления.

В эту группу входил сам Румянцев, муж сестры Александр Григорьевич Мостовой и их товарищ Михаил Ефимович Черкасов.
Ко времени оккупации Мостовой работал в Главных железнодорожных мастерских, имел семью – шестерых детей. Когда фашисты начали наступать на город, попросил жену бежать в деревню, но та не согласилась. Однако когда дома закончились продукты, она пошла в деревню в Перемышльский район – выменять кое-что из одежды на еду. Взяла с собой четверых младших детей. В это время наши войска начали наступление, и она осталась за линией фронта. Вернуться в Калугу  удалось только после освобождения. Там ее ждали жуткие новости: мужа расстреляли, один из сыновей погиб при бомбежке, второй получил тяжелое осколочное ранение, после которого прожил совсем не долго.

Михаил Ефимович Черкасов в Калуге учился у мастера-шапочника. Оккупация застала его фуражечником на швейной фабрике.
- Черкасов, Мостовой, Румянцев скрывались, поскольку были «на контроле» у фашистов, – рассказывает Елена Черникова. – Мама знала, что ее отец с товарищами нарушает комендантский час, бывает на улице после установленного времени, боялась за него, но ничего сделать не могла. Однажды зашел домой вечером, но после комендантского часа сразу ушел. Вернулся поздно ночью, взволнованный. Утром выяснилось, что ночью были перерезаны важные для фашистов телефонные линии. Дед еще спал, когда немцы пришли к нам в дом. Они сделали обыск, все перерыли, моего деда увели.

На следующий день мамин брат понес отцу передачу. Все знали, что такие задержанные находятся в городской управе. Подойдя к ней, мой дядя увидел, что на улицу вывели человек 20 в окружении солдат с автоматами. Их повели в сторону базарной площади. Дядя окликнул моего деда, но тот только махнул рукой – мол, уходи. Переводчик прочитал приказ о том, чтобы все, кого собираются расстреливать встали на колени, но никто не подчинился.
Во время расстрела все пели «Интернационал»…
Автор: Александра ПЕТРУХИНА
Опубликовано: 03.05.2010 15:28 0 641
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев