$ 73.32 0.21
80.12 0.42

Когда умер бензиновый барон...

Опубликовано: 20.08.2009 08:56 0 1810
Мария Мурадян до сих пор с любовью говорит о своем муже.


Уже больше года вдова известного в Калуге бензинового магната Жана Мурадяна пытается доказать в суде свое право на наследство супруга.

После смерти мужа шестидесятилетней Марии Ивановне Мурадян достались пенсия и огромные долги по кредитам, а многомиллионное состояние покойного чудесным образом оказалось в руках его молодой партнерши по бизнесу Тамары Федотовой. Об этом вдова узнала уже на следующий день после похорон мужа.

Кот наплакал
– Пришла я в офис, чтобы фотографии своего Жана забрать и сувениры разные. А там Тамара Петровна распоряжения всем отдает. Всем своим уверенным видом и разговором дала понять, что мне здесь нечего больше делать. У меня руки затряслись, как же так? Ведь это все мужа моего, ведь это он заработал, – плачет Мария Ивановна, вспоминая первые дни после смерти мужа, которого любила и любит всей душой.
Познакомились они с Жаном на комсомольской стройке в далекие послевоенные годы. Целых два года он ухаживал за неприступной брянской красавицей, пока сердце комсомолки не дрогнуло. Свадьбу сыграли всем на зависть, по-восточному: щедрую и веселую. Так и прожили сорок лет вместе, заботясь друг о друге. Мария вела хозяйство, Жан зарабатывал деньги. Супруга в дела благоверного не лезла. Порой он сам обращался за советом.
– Он всегда со мной делился радостями и горестями. Бывало, сядем с ним на кухне и мечтаем о том, как богатыми станем, – вспоминает вдова. – Ведь поначалу жили очень скромно. Как переехали в Калугу, получили «двушку» в «хрущевке» на пятом этаже.
Детей не нажили, Мария очень переживала по этому поводу, но муж не ушел от нее, а принес в дом аж трех котят.
– Жан все время говорил: «Потерпи немного, скоро переедем в новую квартиру, построим дом за границей на берегу моря и будем туда ездить отдыхать, как на курорт. Вот только чуть-чуть подзаработаю».
И действительно, в тайне от супруги затеял стройку дома на Кипре, собирался сюрприз сделать, да не успел.
– Не собирался он умирать, он жить хотел, о будущем думал! Ни о каком завещании даже не помышлял, и дело свое крепко любил! Не мог он подарить свою работу никому, не мог!– причитает Мария Ивановна.– Он даже денег на похороны не отложил.
Марии Ивановне пришлось хоронить состоятельного супруга на деньги его же организации. А потом отчитываться за каждую копейку.
– Это так было обидно и унизительно, мне даже вещи его не дали забрать – личные.

Бензиновый король умер. Да здравствует «королева»?! 
Коробку с вещами мужа Марии Ивановне потом принесли, а вместе с ней – и новости о разговорах в офисе:
– Не хозяйка ты больше, Маш! Тамара устав переделала, и теперь весь бизнес, все пять бензоколонок ее стали. И еще всем говорит, что Жан Арасимович так ее уважал, что давно подарил ей все и документ у нее якобы имеется.
Тамара Федотова, действительно, была соучредителем ООО «Стройсервис», которым владел Жан Мурадян, и имела долю аж целых 0,01%.
Это нормальная практика в бизнесе. Когда объединяются два учредителя со столь неравными долями, предприятию проще получить кредиты, оно платит другие налоги. Чаще учредителями являются муж и жена, но Мурадян решил не впутывать супругу в свои дела – соучредителями фирм делал сотрудниц.
После смерти 26 марта 2008 года гендиректора Жана Мурадяна Тамара Федотова, видимо, быстро смекнула, как под шумок заполучить солидный куш почти в 30 млн. рублей.
Оставшись единственным учредителем, Федотова оперативно изменила устав общества, и уже 9 апреля назначила себя генеральным директором. Она оформила это как решение единственного участника ООО «Стройсервис», о чем в Государственный реестр юридических лиц была внесена соответствующая запись, и перевела долю Мурадяна на себя, став таким образом полной хозяйкой.
Одновременно с этим из офиса исчезла документация на право собственности общества, а у ООО появились покупатели. Нетрудно догадаться, кто их искал.
14 мая 2008 года СУ при УВД Калуги было возбуждено уголовное дело по исчезновению документации и вдова, единственная наследница, признана потерпевшей.
Параллельно с этим временное руководство общества, назначенное после смерти гендиректора Жана Мурадяна, провело общее собрание учредителей, на котором с согласия Марии Мурадян на пост гендиректора был избран Валерий Фризиргир, доверенный управляющий вдовы. Он-то и обнаружил факт перевода доли Жана Мурадяна на Федотову.
Вскорости был подписан договор купли-продажи с некоей международной компанией, зарегистрированной в государстве Белиз. По этому договору было продано 67 процентов доли уставного капитала ООО.
Видимо, Тамара Петровна не рассчитывала, что вдова, одинокая интеллигентная пенсионерка, убитая горем, вдруг начнет «качать свои права» и обратится в арбитражный суд Москвы (ООО зарегистрировано в столице).
Тогда Федотова пошла ва-банк и представила в Московский арбитражный суд якобы оформленную на нее дарственную за подписью покойного. Правда, дарственная эта вызывает у многих недоумение: составлена она не у нотариуса, где обычно документируют сделки; подписи сторон стоят на последнем листе, где читаются лишь общие фразы, которыми заканчивается любой типовой договор. А самое главное – оригинал дарственной никто в глаза не видел. Федотова оперирует бумажками, размноженными на копировальном аппарате и заверенными нотариусом аж в трех экземплярах.
На вопрос, где же оригиналы, их должно быть два, Тамара Петровна отвечает: «Пропали!»
Суд решил на всякий случай наложить арест на имущество фирмы и выяснить, кто же все-таки настоящая хозяйка бензоколонки…

Лихие 90-е в отдельно взятом регионе   
Но решение суда – не повод к бездействию. Все пять автозаправок в городе исправно работают, и не исключено, что приносят г-же Федотовой неплохой доход в месяц. Чьи это заправки и кому автовладельцы теперь обязаны, знает весь город. Яркие вывески с фамилией-брэндом видны издалека, правда, в сертификатах и лицензиях – другие имена, но это мелочи.
– Это моя заправка, я здесь предприниматель! – выходя из шикарной машины, кричит Тамара Петровна. – Нечего здесь стоять!
– Раз хозяйка, покажите документы! – попросили мы.
– С вами разберутся, вы хоть знаете, с кем связались?! Вот я сейчас позвоню, куда нужно!
Куда нужно звонить, Тамара, очевидно, знает хорошо.
Осуществляя  деятельность как индивидуальный предприниматель, Т. П. Федотова задолжала поставщикам. Поставщик топлива вынужден был обратиться с иском в суд. Но уже после первого заседания у главного свидетеля Тимофеевой сгорела дача. Следствие установило факт поджога. Согласно решению арбитражного суда Калужской области от 24.02.2008 г. долг индивидуального предпринимателя Т. П. Федотовой  перед поставщиком превышает 7 миллионов руб.
В человека, представляющего интересы вдовы, стреляли белым днем посреди дороги, на его машине остались следы пуль. Окна гендиректора «Стройсервиса» Фризиргира забрасывают камнями. Милиция не вмешивается, видимо, считает, что это экономический спор, дело-то хозяйское – пусть суд и разбирается.
– Суд у нас справедливый, мне же чужого не надо, я свое, нет, даже Жана, вернуть хочу. Не по-людски это,– говорит Мария Мурадян. – Я же приют для бездомных животных хочу построить и детям-сиротам помогать, своих-то у меня нет…

Кто получит многомилли­­­онное состояние калужского бензинового короля, будет разбираться суд.

(Статья опубликована 20 августа 2009 года в калужском выпуске "Комсомольская правда", № 20)


На машине человека, представляющего интересы Марии Мурадян, видны следы пуль.


У свидетельницы по этому громкому делу неожиданно сгорела дача.
Автор: Настасья ФИЛИППОВА.
Опубликовано: 20.08.2009 08:56 0 1810
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев