$ 73.32 0.21
80.12 0.42

«Будто кто взял за руку и отвел на место…»

Опубликовано: 14.01.2009 15:00 0 2531

Поиск останков воинов Великой Отечественной войны держится на искреннем интересе к прошлому страны его участников, их неравнодушии и патриотизме. О том, чем занимаются калужские поисковики, корреспонденту «АиФ» рассказал Лев Марченков, патриот боец поискового объединения «Военный историк».

Родители наказывали за раскопки
– Заниматься поиском я начал очень давно. Правда, это были, скорее, стихийные занятия. В детстве с друзьями копали ради развлечения в лесах вокруг деревни, где я вырос. А потом играли с оружием, которое находили. Хорошо помню, что среди моих трофеев были пулемет, миномет и пулеметная лента. Где копать, мы знали без архивов и специальных документов со слов участников Великой Отечественной войны.
Когда родители узнавали, чем я занимался, пока они были на работе, доходило и до ремня. Сейчас я думаю, что это было правильно. Ведь мы не думали ни о чем, никакого страха не было. А были случаи, когда люди подрывались. Сейчас я веду себя куда осторожнее, если натыкаюсь на что-то, что меня настораживает, то ни за что не стану сам трогать, вызову саперов.

Искать помогают социальные сети
– Цели найти оружие как таковое у поисковиков нет. Мы ищем погибших людей, чтобы захоронить их как подобает. Если удается установить имя погибшего, то всеми возможными способами разыскиваем родных. В том числе и через социальные сети в Интернете. Так, имя бойца ОМСБОНА НКВД Василия Фабрикова установили по медальону, который, к счастью, был при нем. Поиск родственников шел около 2 лет, но найти их никак не удалось. Однажды я ввел эту фамилию в строку поиска одной из социальных сетей и написал всем Фабриковым, которых обнаружил. В итоге нашел родных Василия Филипповича.
При погибшем бойце мы нашли серебряные часы фирмы «Омега». Решили, что они трофейные. Уже потом его родственник Николай, с которым мы созвонились, зачитал отрывок из письма Василия Фабрикова с фронта своему брату. Он написал в нем: «Купил серебряные часы фирмы «Омега» в цену твоего нового пальто, но мне, военному человеку, часы важнее».
К слову, ни разу не случалось, чтобы кто-то холодно отреагировал на наши обращения, когда мы звоним и сообщаем людям, что нашли останки их родных, погибших в боях Великой Отечественной.

Отряд Коровина
– Погибших бойцов спецотряда Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН) НКВД СССР поисковое объединение «Военный историк» искало
уже давно. В марте 1942 года отряд ОМСБОНа под командованием майора Петра Коровина забросили в тыл немецкой армии в районе г. Кирова для диверсионной работы. Приказ выходить бойцы отряда получили только в начале июня. Они шли домой 20 дней по болотам, без еды, постоянно вступая  в стычки с фашистами. 30 июня они приняли последний бой, всего 800 метров не дойдя до своих. Бой длился более 6 часов. Чуть более 100 бойцов сражались против 1200 гитлеровцев. Они взломали эту линию обороны, дошли до первой нашей траншеи, но сил уже больше не было. В итоге выжили немногие. Уже из немецких архивов стало ясно, что в бою погибли 70 человек и 32 были взяты в плен.
Мне никогда не снились сны. Но вдруг как-то раз дома приснилось, как идет бой, и я слышу крик: «Бросай гранату!» Так и проснулся с рукой, сжатой так, будто в ней вправду зажата граната, причем мне четко послышались слова: «Что ты лежишь?» И я один отправился в лес. Друзьям сказал только, где буду, чтобы, если что случится, знали, где меня искать. Через полчаса поисков нашел нескольких «коровинцев». Будто кто-то взял за руку и отвел на место…

Искать помогает почерк
– С одним из бойцов ОМСБОНа еще до этого случая нашли два значка (серебряный ГТО 2-й ступени и «Участник парада физкультурников на Красной площади»), карандаш, разбитую фляжку и несколько клочков бумаги с рукописным текстом, но медальона не было.  Единственным, что могло помочь установить личность, был почерк погибшего бойца. К счастью, бойцы спецподразделений ОМСБОНа заполняли анкеты от руки.
Теперь эти документы хранятся в архивах ФСБ. Мы сделали запрос, и через 2 недели нам сказали, что с 90-процентной достоверностью почерк принадлежит Константину Павловичу Лошкареву. Причем если бы на уцелевших клочках встречалась буква «ж», то нам бы дали стопроцентную гарантию.
Поиск его родных занял не более часа. Когда сообщил, на другом конце телефонной трубки плакали…
– У нас в семье про него все знают, вспоминают всегда, в храме за упокой свечи ставят, – сказали мне родственники.
На захоронение «коровинцев» у Варшавского шоссе племянница Константина Лошкарева привезла его предвоенную фотографию. Поразительно, на портрете он был с теми самыми значками, которые мы нашли при нем.

Пятна в воздухе
– Иногда на раскопках происходят странные вещи… На снимках, которые мы сделали в местах боев, отчетливо видны небольшие светлые круглые пятна. Такие обычно бывают, когда снимаешь во время дождя. Нас убеждают, что с фотоаппаратом что-то не так. Но почему-то хочется верить, что это души погибших. Ведь не случайно они появились на снимках в день, когда мы только нашли останки. На следующий день снимки были «чистыми».
Какая-то мистика присутствовала и в другом факте. Под Зуевым хутором мы нашли двух солдат, у одного из которых был санитарный нож. Подняли списки пропавших без вести, и оказалось, что санитаром был солдат с фамилией Зуев.

Война касается каждого
– Однажды на нас вышел человек из Латвии.
– Мой дед служил в роте противотанковых ружей и пропал без вести в том месте, где вы нашли его сослуживца Сухарева, – рассказал он. – О том, что вы нашли сослуживца деда, я узнал в Интернете. Хочу приехать.
А мы как раз нашли четырех солдат из роты его деда. С ними была пробитая металлическая солдатская кружка. Мы ему ее отдали. Уже после того, как с этой кружкой вернулся к себе в Латвию, он позвонил нам:
– Это, наверное, кружка моего деда. Его завали Алексей Корчагин. Оказывается, на кружке было нацарапано «КА». Хочу найти своего деда. Он погиб в 1944 году, 24 февраля. И я знаю место, где. В следующем году собираюсь поехать туда. Возьму отпуск, дней десять, и похожу по местам, где воевал дед. Может быть, найду…
Если не у всех, то у большинства в Великой Отечественной войне участвовали отцы или деды, у многих погибли. Эта война проходит через судьбу каждого человека. Только, может быть, к осознанию этого человек приходит не в 16 лет и не в 20, а только в 40 или 50 лет.

ДОСЬЕ «АиФ»
Лев Николаевич МАРЧЕНКОВ, родился в 1963 году в г. Жиздре Калужской области.
В 1985 году закончил исторический факультет КГПИ им.К.Э .Циолковского.
Работает заместителем начальника управления экономики и имущественных отношений г. Калуги.
С 2004 года боец поискового объединения «Военный историк».

Автор: Татьяна РАССВЕТОВА.
Опубликовано: 14.01.2009 15:00 0 2531
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев