$ 73.32 0.21
80.12 0.42

Губернатор Калужской области - о ситуации в Тарусской больнице: «Нас измордовали газеты за бюрократию и головотяпство! И за дело!»

Опубликовано: 25.03.2008 10:29 0 2462


Корреспондент «КП» три дня провела в эпицентре врачебного скандала, ославившего крохотную провинциальную Тарусу на всю страну.

Свернуть с дороги смерти
Мимо больницы идет дорога на кладбище. Печальные процессии проходят под балконами, где курят пациенты. Похороны случаются часто. Но cтоличный доктор Максим Осипов, ставший с главврачом Ириной Олейниковой героем «дела врачей», гордится, что почти не причастен к этой статистике. За год в его отделении среди инфарктников было два летальных случая. В шесть раз меньше, чем до его прихода, - тогда умирал каждый третий.

Доктор «вся в белом»
Фабула тарусского скандала известна многим. В городке, где всего-то 16 тысяч живых душ, появился врач-кардиолог с американским опытом. Максим Осипов - автор монографий, преуспевающий бизнесмен, владелец медиздательства. Приехал продолжить дело деда, сосланного сюда по «делу врачей». Пришел к Олейниковой: «Хочу работать, подтяну спонсоров, открою кардиоотделение, лечить буду, как в Москве». Ему дали «зеленый свет».

Осипов развернулся: открыл фонд «Общество помощи Тарусской больнице». Его попечителями стали «люди из телевизора»: писатели Шендерович и Улицкая, трансплантолог Сергей Готье и супруга губернатора Зоя Артамонова.

В больнице появились невиданные агрегаты: дефибриллятор, эхокардиограф, велоэргометр. Все то, что нужно кардиоцентру. Но кому работать? Осипов переманил в Тарусу своего коллегу - Артемия Охотина, энциклопедичного и жадного до работы молодого кардиолога. Его «Нива» у больницы круглосуточно: в семь утра, в три дня, когда врачи идут домой, вечером, когда тарусяне спят.



Год работали в старом отделении - с продуваемыми окнами, облупившимися стенами, вонючими туалетами. В 2007 году спонсоры нашли 4 миллиона на ремонт. Глава района Юрий Нахров тут же придумал - указать, что деньги собраны районной администрацией в рамках благотворительного марафона в помощь больнице. Это сделало бы его героем - ведь марафон инициировала жена губернатора. Всем миром собрали полтора миллиона рублей, 4 миллиона - от главы были бы кстати.

Но на эту удочку не клюнули и начали ремонт. Осипов и Олейникова ни копейки из сметы не видели - строители приехали с материалами. В феврале отделение не отличалось от московской клиники: дубовые двери, кожаные диваны, новая сантехника, белье в ромашку. Супруга губернатора Зоя Артамонова помогла с пластиковыми окнами.

Открытие назначили на 29 февраля. Близкие Олейниковой шутили: готовь дырочку под орден. Вместо этого доктора уволили.

И тут пришел нацпроект

Врагами Нахров и Олейникова стали не сразу. Жили вполне дружно. Пока по стране не зашагали нацпроекты. Однажды врачу позвонили из администрации: принимайте рентгенаппарат. А она возьми и откажись: спасибо, не надо, он под нашу проводку не годится, будет стоять вместо мебели. Нахров опешил: саботаж нацпроекта! И по шапке настучат ему, а не строптивому главврачу.

Тут как раз и Осипов приехал. Чиновник, видимо, ждал, что новый доктор придет к нему с поклоном. Осипов не пошел: у администрации он ничего не просил, отделение оборудовал сам, а провинциальные расшаркивания перед чиновничьими кочками ему не по душе. После ремонта Нахров предъявил претензию: почему спонсоры помогали «натурой», а не поручали администрации закупку оборудования через тендер. То есть не давали деньгами. Олейникова с Осиповым посмеялись: это лазейка для «откатов» и сбыта некондиции. Тендер по-российски: на бюджетные деньги купить у друга за три рубля пучок увядшей петрушки, когда в магазине такой же пучок, но только что с грядки, стоит рубль. А разницу поделить.

Помощь поступала аппаратурой: на сайте клиники есть список необходимого. Над главврачом сгущались тучи. До ремонта она получила два выговора. Третий мог закончиться увольнением. В том, что он будет, не сомневались. Ремонт в отделении тем временем заканчивался. Уйти с позором, за шаг до триумфа, Олейникова не хотела. Она обжаловала выговоры в суде. И выиграла! Трудовую биографию можно было начинать с чистого листа.

Бизнес-план «Аптека»
У каждого чиновника есть «свечной заводик». Это аксиома. В мегаполисе легко притвориться «честным и бедным», в провинции же все на виду. У бывшего главы администрации Тарусского района такого «заводика», на удивление, нет. Зато прибыльный бизнес - аптека - есть у его зама по соцвопросам Андрея Крюкова. Не у него, лично (закон запрещает!), а у близких.

- Да, аптекой владеет родственница, а жена там менеджер, - честно признался чиновник. - Что же теперь, родным бросить бизнес?

У «крюковской» аптеки есть конкурент: муниципальная аптека. Это раздражало местного фармкороля: там делают лекарства на заказ (они дешевле), аптека очень большая (почти 700 метров) и стоит на берегу, рядом с будущим боулинг-клубом.

Что Крюков обещал шефу за устранение конкурента, известно им двоим. Нахров придумал: переселить аптеку в больницу. Но там переселенцев не ждут.

- У меня есть аптечный киоск, - упиралась Олейникова, - а забирать площадь за счет коек не позволю!

Поддержал главврача и новый и. о. заваптекой - Николай Беловинцев (прежних строптивых уволили. - Ред.).

- Ладно бы просто предлагали переехать, - возмущается фармацевт. - Нас вынуждают сменить муниципальную собственность на частную, перейдя в руки Крюкова.

Чиновники берут аптеку измором.

- Крыша течет, в зале, где готовим лекарства, штукатурка в препараты сыплется, - атакует Нахрова аптекарь.

- А зачем ремонт? Переезжайте, - слышит в ответ.

Беловинцев объясняет: «Не могу. Торгую наркотиками и психотропными - их нужно хранить в сейфе, в помещении, которое не имеет общей с улицей стены. В больнице такого помещения нет».

Головотяпство и бюрократия
Спектакль «дурь чиновничья» разыгрывался на подмостках Тарусы так. Сначала главврачу предложили уйти по собственному. Обещали забросать цветами. Отказалась. Тогда за день до открытия пришел факс: «В течение суток предоставить пакет документов - лицензию строителей, смету ремонта и заключение пожарного надзора». В этот же день из Министерства здравоохранения и соцразвития от министра Голиковой пришло поздравление: «Открывается Тарусский межрайонный кардиологический центр. Он принесет много пользы жителям района».

На открытие приехала супруга губернатора со свитой. Нахров событие проигнорировал, прислав зама Юрия Печегина. Он важно здоровался: «Замглавы». Мол, титул мне важнее имени-отчества. Пока пили шампанское за здоровье пациентов, этот товарищ колупал пальчиком стены.

- Они сделаны из горючего пластика, - доказывал мне Юрий Николаевич, - мы пытались закрыть больницу из-за пожарной безопасности. Не хотим попасть в новости: «Сгорела больница, десять трупов».

Не желая попасть в пожарную хронику, тарусские чиновники стали героями других репортажей. По поводу которых губернатор негодует: «Измордовали! За головотяпство! За махровую бюрократию! Долго-долго придется из этой ямы выбираться».

Губернаторша оказалась дамой негордой. Пошла к Нахрову сама. Но ее и там не ждали: Нахров и ее зам Крюков просто сбежали.

- Мы работали с избирателями, - объяснил потом отсутствие Крюков.

После выборов улыбающийся Крюков при всем коллективе зачитал главврачу распоряжение об увольнении по статье КЗОТ 278, ч. 2. Зная любовь Олейниковой к судам, выбрали основание, которое и не оспоришь. Бумажка из администрации легла поверх документа из министерства - того, где Голикова пишет про Олейникову, что «за годы ее руководства больница преобразилась». Но Нахрову, похоже, виднее. Ведь бесплатно лечить стариков и не делиться спонсорскими деньгами - преступление, за которое увольняют.

«Посадим!»
Тарусский скандал - пример «карманной» местечковой власти. Когда местное самоуправление превращается в самоуправство и самодурство. Когда горстка власть предержащих считает, что им все по плечу: оклеветать, запугать, посадить.

Публичной порки главврача, устроенной перед коллективом, Нахрову показалось мало. По району запустили слух, что доктор ворует спонсорские деньги и - высшая квинтэссенция бреда - сотрудничает с ЦРУ. Милиционеры устроили в кабинете уже бывшего главврача обыск. Пугали: «Мошенничество в крупных размерах, 10 лет». Что искали, доктор не знает, - шуровали в ее отсутствие.

Сейчас начальник местного ОВД Петр Житник уверяет: «Приходили по другому поводу! Претензий к Олейниковой и уголовного дела нет! Для возбуждения нужно заявление, а к нам никто не обращался!»

- Да как же нет! - возмущается главврач, показывая запрос из УВД: «...в связи с расследованием уголовного дела № 55517 просим предоставить сведения о поступлении и расходовании средств от некоммерческой организации «Благотворительный фонд «Общество помощи Тарусской больнице».

«Губернатор? Это кто?»
Чиновникам уровня Нахрова свойственны две вещи: самодурство в отношении народа и животный, до колик, страх перед вышестоящим руководством. Понимая это, Олейникова бросилась к губернатору Калужской области Анатолию Артамонову. Забросала факсами. В ответ - тишина.

Пришлось взывать о помощи в Интернете. В Тарусу нагрянули журналисты. Губернатор узнал о скандале из СМИ. Перед выборами, пока Артамонов мотался по районам, документы расписывали его замам. Письма тарусян осели в ящике стола замгубернатора по соцвопросам Валерия Логинова. Он счел конфликт несерьезным: сами разберутся. Не превратись Интернет в пятую власть, ситуацию в Тарусе замолчали бы.

Губернатор тут же вызвал Осипова. Выяснив обстоятельства, стукнул кулаком: Олейникову восстановить, Нахрова уволить по собственному.

В больнице готовились к победе: трон под главой администрации оказался хлипкой табуреткой.

Но Нахров не испугался - пожелание губернатора проигнорировал. Взял тайм-аут - лег в столичную клинику с гипертоническим кризом.

- К нам не пошел, вдруг «залечим», - смеются в тарусской больнице.

Пока глава лечил нервы и сердце, его замы изучали законы. Они им понравились: не губернатор Нахрова на этот пост назначал, не ему и увольнять. По закону о местном самоуправлении освободить главу администрации от должности можно лишь решением районного законодательного собрания. А там Нахрову каждый - «свой человечек». Например, один из депутатов, его двоюродный брат. Или новый и. о. главврача - Светлана Манапова. Ну зачем ей голосовать против Нахрова, который и назначил ее и. о.?

- Губернатор, конечно, уважаемая фигура, - говорят районные депутаты, - но мы чтим закон. И распоряжение уволить Юрия Викторовича лишь пожелание, не более.

Убирать Нахрова депутаты не собирались: свой же ведь человек, столько вместе прожито-выпито. С назначением Манаповой вообще получалось идеально: ее муж работает в администрации в имущественном комитете. Значит, будет под контролем.

«И все-таки мы победили»
Врачи местных царьков одолели. Небывалый случай! Длилось противостояние 17 дней. Бывало всякое.

- Увольняемся! Коллективно. В понедельник! Проигрывать тоже надо уметь! - звонил в пятницу Осипов.

- Губернатор снова велел к обеду восстановить Олейникову в должности. А Нахрова уволить. Не рубите сплеча! - передавала я ему шепотом вести с утренней понедельничной планерки у губернатора 17 марта.

- Нахров вернулся! - кричал час спустя в отчаянии Артемий Охотин.

И не было тому дурдому конца.

- Губернатор слов на ветер не бросает, уволим! - убеждал замгубернатора Виктор Бабурин. - Есть подзаконные акты, позволяющие контролировать, как он справляется со своими полномочиями.

Видимо, в Калуге нашли в законе лазейку. Или просто пообещали Нахрову, что «копнут поглубже». Учитывая, что к тарусской администрации есть претензиии по продаже земель, глава решил уйти сам. Произошло это 19 марта вечером. Власть перешла к Евгению Мальцеву, ставленнику Калуги, кризис-менеджеру. Он и восстановил главврача. Ирина Витальевна приступила к работе.

- Мстить я не буду, - заверила Олейникова, - наше дело лечить, а не воевать. Ведь дел накопилось - море!

Александра МАЯНЦЕВА.

По материалам "Комсомольская правда".

Автор: Vik
Опубликовано: 25.03.2008 10:29 0 2462
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев