Кто поможет Лине?

Опубликовано: 31.07.2007 13:34 0 3494

Открытое письмо губернатору Калужской области А.Д. АРТАМОНОВУ, министру здравоохранения и соцразвития Ю.А. КОНДРАТЬЕВУ, депутату Законодательного собрания Т. М. КОТЛЯР и Уполномоченному по правам человека Ю. И. ЗЕЛЬНИКОВУ.

Уважаемые «первые лица» города!
Обращается к вам за помощью мама Лины Мушкиной (2,3 года), покалеченной из-за халатности городских коммунальных служб. Мы просим о содействии в получении временной группы инвалидности для ребенка.
Дело в том, что 25 октября 2006 года на моего ребенка (тогда ей был год и шесть месяцев), упало дерево. Произошел этот несчастный случай так: около 11.00 Лина гуляла со своей бабушкой Людмилой Павловной Малаховой по улице Чичерина. Они остановились недалеко от палатки «Роспечати», чтобы одеть Лине варежки, и в этот момент на мою дочь упало дерево, росшее на обочине дороги. На машине скорой помощи ее госпитализировали в детскую областную больницу. Там ей сделали томограмму головы и рентген черепа. В результате этих анализов поставили диагноз «ушиб головного мозга и линейный перелом лобовой кости».

Когда я приехала в больницу, то обнаружила, что, помимо прочего, у дочери повреждена нога. Об этом я сообщила нашему лечащему врачу. После обследования ноги поставили еще один диагноз — перелом верхней третьей кости правой голени со смещением, и наложили гипсовую повязку без вправления.
Лина все это время вела себя крайне беспокойно. Об этом я сообщила нашему врачу, после чего ее опять повезли на рентген, где установили растяжение шейного отдела позвоночника и подвывих двух шейных позвонков. Спустя несколько дней на общем обходе мою дочь осмотрел В.П. Кузьмин, заведующий отделением детской ортопедии. Под наркозом он обследовал позвоночник ребенка в шейном отделе, вправил кости и наложил новую гипсовую повязку. Моя дочь стала намного спокойнее, за что ему огромное спасибо.

А девятого ноября наш лечащий врач выписал Лину, сказав, что она может принимать сидячее положение. Но при осмотре ребенка другим хирургом обнаружились компрессионные переломы позвоночника, о которых мы не подозревали раньше. При помощи В.П. Кузьмина мы изготовили корсет и гипсовую кроватку, в которой Лина спала. Это позволило избежать ухудшений, но, к сожалению, улучшений тоже не было. Кроме того, у дочери стало развиваться косоглазие (последствие травмы шейного позвоночника). А также у нее обнаружили изменение процессов ренамеризации в миокарде желудочков.
По совету профессора ЦИТО, к которому мы возили ее на консультацию, и при поддержке руководства завода «Ремпутьмаш», в апреле этого года мы свозили ребенка в Евпаторийский центральный детский клинический санаторий министерства обороны Украины. Эта поездка пошла Линочке на пользу. Уже там наступили видимые результаты: дочь начала говорить, перестала косоглазить, стала более спокойной, начала спать днем. Моей радости не было предела. Но врачи в санатории меня предупредили, что результат краткосрочный, поскольку грязелечение нужно проводить каждые полгода, а при наших травмах не менее трех лет подряд. Хоть улучшения были и незначительные, мы наконец сдвинулись с «мертвой» точки.

Но уже в начале июля у дочери начался обратный процесс: она опять стала нервной, капризной, перестала спать днем и стала беспокойна по ночам, жалуется на головные боли и боли в спине. Возить ее в санаторий каждые полгода очень дорого, мы не можем себе этого позволить. Оформление же инвалидной группы могло бы помочь нам с путевками в санаторий и с восстановлением ребенка вообще. Но почему-то на мою просьбу о группе В.П. Кузьмин ответил, что «нам не положено». Это все, что мы от него слышали. При том, что судебно-медицинская экспертиза квалифицирует Линины травмы как тяжкий вред здоровью!
Лечение нам предстоит долгое, и неизвестно, какие последствия проявятся с течением времени. Ситуация осложняется также тем, что в апреле следующего года нам исполнится три года, и с нас снимут льготы, положенные детям до трех лет. 
Я пытались найти помощь в оформлении группы у многих социальных служб, но везде мне отвечали, что «если врач не считает нужным, то и не надо». Вот так и хожу по «замкнутому кругу» чиновничьего равнодушия.
Понимание и поддержку мы нашли только у Зои Иосифовны Артамоновой (начальник управления соцзащиты) и Натальи Николаевны Логачевой (начальник Фонда социального страхования). Большое им спасибо. Но, к сожалению, без группы они могут помочь нам только советом.

Уважаемые государственные мужи! Поймите, Линочка перенесла столько боли и лишений за эти восемь месяцев, сколько не пришлось иным взрослым. Ведь эти травмы, по сути, лишили ее детства. На свои простые детские желания побегать, попрыгать, прокатиться с горки она слышит постоянное «нет» и вечные объяснения, что нам нельзя. А я так хочу, чтобы, когда Линочка подрастет и начнет все осознавать, она могла бы нормально общаться со своими сверстниками и вести  полноценный образ жизни без постоянных запретов. Помогите нам, пожалуйста, добиться группы для нашей девочки.
С уважением,
Елена Николаевна МУШКИНА.
Автор: Виктор
Опубликовано: 31.07.2007 13:34 0 3494
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев