$ 73.32 0.21
80.12 0.42

Салтыковка: дома-призраки, кусочек Африки и героическое советское прошлое

Опубликовано: 30.10.2015 10:16 25 18603

Гуляя по Салтыкова-Щедрина, невольно вспоминаешь детскую загадку: два кольца, два конца… Окольцованная троллейбусами одна из самых старых улиц города не спит даже ночью. Грузовики, легковушки, автобусы, набитые туристами и простыми работягами, сменяют друг друга.

Моя знакомая, вернувшись из Костромы, воскликнула:

- Такое ощущение, что я никуда не уезжала. Кострома – это одна сплошная улица Салтыкова-Щедрина.

На калужской улице деревянные и многоэтажные домики соседствуют с заводом, детскими, спортивными и госучреждениями, гостиницами.

Фотография Бернарда Гольдберга - 1878 год. Кожевенные заводы на улице Тульской (ныне С.Щедрина).

До революции это были три разные улицы: Спасожировская, Тульская и Кожевни. В 1918 году их переименовали в проспект Салтыкова-Щедрина, проспект Ухтомского и проспект Трудового единения. А в 30-х годах прошлого века появилась одна улица - Салтыкова-Щедрина.

Открывается улица мини-рынком и детской больницей.


Торгуют тут одни пенсионеры. У них можно приобрести как свежие овощи и фрукты, так и консервированные продукты, пряные травы и цветы.

- Берут не особо, - говорит Татьяна Гусева.

При этом она признаётся, что каждый день ездит сюда из Бабынинского района.

- А куда деваться, пенсия маленькая, живу своим трудом, я же деревенский житель! – продолжает женщина. – Несу продукты - 3 км до электрички.  

- Сколько удаётся заработать?

- Ну, как сказать: на хлеб, на соль, на милость нашу – ничего так, народу, правда, немного.

- Иногда товар носим неделями. В основном стоят дачники и деревенские жители, - вступает в разговор Любовь Александровна Иванова. – Правда, горуправа здесь торговать не разрешает. Но ведь помимо колхозного рынка должны быть и мини- рынки. В нашем районе для торговли подходит только этот пятачок: проходимость здесь хорошая. А нас гонят, неужели нельзя разрешить нам официально торговать. Мы все на пенсии, сами знаете, деньги небольшие, а излишки с наших огородов и дач с удовольствием бы жители купили.

Товар можно оценить на вкус, цены приемлемые. Так, за 1 кг антоновки просят 40 рублей.


- И в холод, и в дождь стоим!

На другой стороне Салтыковки детская городская больница. В ней находится ребятня самого разного возраста. При виде желто-белых корпусов сжимается сердце. Наверное, практически у каждого калужанина с этими зданиями связаны какие-то воспоминания. Кто-то лежал здесь, будучи ребёнком, а кто-то, как и я, успел побывать в разных ролях: пациента и родителя пациента…

Может быть, поэтому трудно представить, что когда-то это было намоленное место.


Здесь стояла Спасо-Слободская церковь, которую в народе звали Спас на Жировке. Храм разобрали в 1932 году. В память о нём остался небольшой двухэтажный домик на другой стороне улицы - бывшая церковно-приходская школа.

А несколько лет назад недалеко от больницы – на пятачке улицы Луначарского были обнаружены человеческие останки.

- Говорили, что это кости времён войны, - рассказывает краевед Валерий ПРОДУВНОВ. – Но ничего, связанного с войной, там не было. При церквях раньше хоронили, но при Екатерине II это было запрещено. Хотя, поскольку этот храм построен в те времена, всё может быть. Там раньше стояла небольшая водонапорная станция, тела могли просто туда сбросить. Они лежали в хаотическом положении - перемешаны, не как на кладбище. Кому принадлежали, так и не удалось выяснить.

 

Привет из прошлого. Салтыкова-Щедрина, 6.

Деревянный двухэтажный дом резко выбивается из однотипных советских построек. В избе мы насчитали четыре входа, один из которых ведёт в подвал, где сейчас расположен офис частной компании.



Двери здесь, как в деревне, не запираются.  


Сам вид комнат неприглядный.


Центральная дверь тоже оказалась незапертой.


Общая кухня на первом этаже.


- Я уже 40 лет живу в этом доме, - рассказывает Анна Ивановна. – В документах пишут, что он возведён в 1890 году. Здесь раньше жил начальник железной дороги, он строил этот дом для себя, и здесь совершенно всё было по-другому. Например, этой стены не было – она самодельная, картонная.

Она показывает на стену, отделяющую её квартиру от соседней.

-  Заселялся дом после войны, - продолжает женщина.


Когда-то он был полон жизни, его населяли в основном молодые семьи с детьми. Теперь же дом наполовину пустой. Старшее поколение умирает, их дети и внуки предпочитают сдавать квартиры.


До 80-х годов в доме было печное отопление.


- Как нам сказали, по документам этот дом является памятником архитектуры, но город не беспокоится о его состоянии. Никто ничего не ремонтирует, - с этими словами Анна Ивановна приглашает нас в свою маленькую квартиру.

На потолке старинная лепнина, стены обклеены фотообоями с берёзками, на шкафу среди всевозможных коробочек, баночек, скляночек – портрет Есенина.
 


Так и хочется прочитать стихи про белую берёзу, московского озорного гуляку и Шаганэ.


Наш экскурсовод любезно провожает на второй этаж.


Туда ведут «поющие» ступени.


Деревянный дом напоминает сказочную избушку, в которую привнесли советский интерьер.


Тишина стоит невероятная.

- Дом, собственно, держится на большом кирпичном подвале, домоуправление отдало его под офис, они ремонт сделали так, что всё проваливается, похоже, что несущую стену удалили. Теперь в подвале  ничего старинного не увидишь, разве что кирпичи старые, добротные. Стены вот такие широкие, - разводит наш экскурсовод руками. – Раньше ведь строили на славу… Полы в доме качаются, никто их не перестилает, всё сопрело.


За старинным домиком типовое советское здание. Такое можно встретить и в региональных столицах, и в крошечных районных городках. Сейчас здесь располагается областной молодёжный центр.


Старшее поколение помнит, как зимой с крутой улицы на санках съезжали дети.


Спуски и подъёмы – характерная черта улицы Салтыкова-Щедрина и маленьких улочек, которые вместе с Салтыковкой образуют большой район.


- Я живу здесь 50 лет, - рассказывает Юрий Алексеевич. – Район у нас тихий. Здесь хорошо: машин мало ходит, воздух чистый. А вот эти домики будут сносить, на Правом берегу уже нашли квартиры  для жильцов. То ли зиму перезимуют, то ли нет.

С этими словами он показывает нам на симпатичные двухэтажные домики на улице Знаменской.

- 9, 13, 15, 17 дома будут сносить, - заверяет нас местная жительница Раиса Петровна ГАВРИЛОВА. – Их признали аварийными, а наш почему-то нет. Посмотрите, в каких условиях мы живём!


Подъезд дома № 11 на улице Знаменской.
 

Любовь Владимировна показывает кухню в коммуналке.

- Крышу делать никто не собирается. Если посмотреть, она как решето - вся дырявая, - рассказывает Любовь Владимировна.

Во время дождя кухня заставлена тазами и вёдрами.

Чтобы дом признали аварийным, жители обращались к независимым экспертам. Естественно за деньги.

- Район у нас очень хороший, но люди не хотят жить в таких условиях, при первой возможности выезжают, - объясняет Любовь Владимировна. - Всё течёт, все у нас сыпется, валится, домоуправление никаких мер не принимает. Нам так и говорят: «Ваш дом ремонту не подлежит!».


Жильцы вспоминают, как недавно им удалось-таки заставить представителя управляющий компании приехать. Во время составления акта на него рухнул потолок.

- Он стоит, пишет акт, а на него всё течёт!


Ещё один бич дворов на Знаменской - снесённые сараи. Постройки убрали, а погреба не засыпали.

- А когда сараи сносили, такие огромные машины приезжали, что разбили нам весь асфальт во дворе. Перед выборами ходили какие-то женщины, обещали, что дворы заасфальтируют. Выборы прошли, и  их след простыл, -  с этими словами с нами прощается Раиса Петровна.


А мы возвращаемся на Салтыковку, спускаясь всё ниже и ниже.


В небольшом закоулке образовалась несанкционированная свалка. Горы бытовых отходов соседствуют со сгоревшими постройками.


Рядом со свалкой интенсивно собирают листву. Разгоряченные трудом рабочие скидывают шапки и куртки.


Салтыковка стала интенсивно застраиваться в 50-е годы. Во время войны улица была практически полностью разрушена. В 41 году на ней шли интенсивные бои за город.

- На правой стороне улицы практически ни одного дома не осталось, всё было сожжено, взорвано. А на левой несколько старых домов сохранилось, в них по иронии судьбы были немцы, - рассказывает Валерий Продувнов.


Так улица Салтыкова-Щедрина выглядела в 1935 году. Брусчатка и деревянные домики.


Так выглядела улица в конце 40-х годов прошлого века.

Но и домики 50-х годов могут уйти в прошлое. По мнению местных жителей, их давно бы снесли, помешал кризис.

- Шикарный у нас район, никуда не хочу уезжать! – говорит, развешивая бельё во дворе, Владимир. -  Домик у нас старенький, разваливающийся, но он лет 50 простоит, на наш век хватит. У нас здесь тихо, птички поют, машины не шумят. Бельё можно на улице повесить. Знаете, здесь что-то типа  деревни. Петухи раньше пели, но потом частные домики снесли. И нас собираются сносить, когда кончится очередной кризис. А нам на Правый берег совсем не хочется.


Салтыковка – город в городе. Небольшие двухэтажные домики с колоннами, тихие дворики с детскими площадками, многочисленными лавочками и очаровательными дамами преклонного возраста.


Даже надписи на домах милые.

По словам Владимира, дома строили для сотрудников КЭМЗ, в том числе и для руководства завода.


Постепенно эта часть города начинает застраиваться.

Рядом с возводимой многоэтажкой стоит невзрачная избушка.

Вокруг нее валяются старый телевизор, сломанный диван, посуда, бельё. Складывается ощущение, что владелец сбежал, позабыв все свои пожитки. Да и дверь не запер.

 


Внутри дома.


Совершенно иначе домик выглядит с парадной стороны. Настоящая жемчужина деревянного зодчества.


Улица Знаменская. В основном она состоит из одноэтажных домов.


Гуляя по ней, можно вспомнить наше героическое прошлое.


И окунуться в настоящее.


Кусочек Африки на калужской улочке.


Один из красивейших стареньких домиков на Салтыковке.


Вход в подъезд спрятался за вьюнком.


На пересечении с улицей Николо-Козинской постройки 50-х годов заканчиваются.


Внезапно вырастает огромный забор, за которым скрывается колония-поселение.

И по двум сторонам улицы тянутся довольно унылые, безликие административные здания и безликие панельные дома.


Кажется, взгляду не за что уцепиться.


Но тут появляются привычные советские «наскальные рисунки».

Из жилой зоны постепенно попадешь в промышленную. Аллея ветеранов – своеобразная граница двух миров.

- В советскую эпоху КЭМЗ был одним из самых высокотехнологичных заводов в Калужской области, и его работники гордились званием завода «Ровесник Октября», поскольку предприятие было основано в конце августа 1917 года, - написал в своей книге «Птицы заводские» инженер-конструктор Вячеслав Бучарский.


Ещё одна достопримечательность Салтыковки – дом-призрак.

Сгоревшее здание уже несколько лет стоит в полуразрушенном состоянии, зато прикрыто ярким полотном. Издалека взглянешь – Зимний дворец.

Спортивный комплекс, бани и даже элитная гостиница с видом на обшарпанные здания - тоже Салтыковка.

Заканчивается она старейшим калужским заводом и разворотным кольцом.

С улицей связано и наводнение в апреле 1970 года.

- На Салтыковке все первые этажи были затоплены, людей из квартир временно расселили в школы и другие заведения, - вспоминают старожилы. – По улицам на лодках плавали.

Также с Салтыковкой связывают одну из группировок лихих 90-х годов прошлого века. Но всё это уже часть истории…

Фото: Светлана ТАРАСОВА и kompas-kaluga.ru.

Опубликовано: 30.10.2015 10:16 25 18603
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев