Фоторепортаж: один день из жизни городского управления полиции

Опубликовано: 30.06.2014 09:10 14 15046
- Наш начальник начинает работу в полседьмого утра, а где-то в пол одиннадцатого вечера заканчивает. Вы с которого и до которого часа у нас работать будете? – поинтересовалась пресс-секретарь управления полиции Елизавета КИСЕЛЕВА, когда мы согласовывали детали предстоящей совместной работы.

Вставать в несусветную рань, конечно же, не хотелось, но чистота эксперимента требовала поступиться своими желаниями. Правда, справедливости ради, надо сказать, что коллеги с «Радио России» все же сберегли полчаса моего сна – в этот день, 6 июня, они пригласили начальника городского  Управления МВД Станислава ОРЕХОВА на прямой эфир к 7:00. Так что этот рабочий день начался для главного полицейского Калуги непривычно поздно, а для журналиста «Калужского перекрестка» непривычно рано.

 Справка «Перекрестка»
Станислав Петрович ОРЕХОВ родился 19 марта 1974 года в городе Сусуман Магаданской области. Окончил Дальневосточный юридический институт МВД в Хабаровске, а в 2011 году московскую Академию управления МВД России.
Начал службу в 1994 году в УВД Магаданской области сотрудником системы исполнения наказаний.
Работал помощником участкового, оперуполномоченным уголовного розыска, оперативником подразделений по борьбе с экономическими преступлениями. Дослужился до начальника криминальной милиции УВД Магадана.
В 2010-м перевелся в Калугу. С марта 2014-го – начальник УМВД России по городу Калуге.
Недавно отпраздновал с женой 20 лет совместной жизни.
Сыну 19 лет, учится в Российской правовой академии (РПА). Дочери 13 лет, учится в лицее №48.

В течение часа Станислав Петрович отвечал на вопросы калужан и выслушивал упреки в адрес полиции. В частности, жалобы на «ночных ездюков на улице Кирова, которые гоняют без глушителей», и на «пьянь с Театральной площади, которую никто не штрафует, хотя пост полиции под носом».

- Мы с вами на утренний развод из-за эфира не успеваем, - сказал Орехов после того, как прямая линия с калужанами завершилась. – Но можете поприсутствовать на планерке с моими заместителями, а потом – в камеру административных задержанных. Буду рассматривать их дела.

Планерка оказалась ожидаемо скучной, да и для стороннего наблюдателя не могла быть другой. «Протокольная» ее часть оказалась короткой, после чего всех, не имеющих доступов к служебной и следственной тайнам, в моем единственном числе, вежливо попросили удалиться.



Камеры административных задержанных, куда мы отправились после утренней планерки, обновлялись весь день. Первыми их посетителями оказались четверо сильно перебравших накануне калужан и одна «ночная бабочка» из Нигерии.

Последняя, как только на пороге появился главный калужский полицейский, резко разучилась говорить по-русски.

- Да понимает она все, - пояснил Орехову дежурный. – Когда оформляли ее, на вопросы отвечала по-русски вполне сносно, но сейчас почему-то онемела.



Я попытался было сфотографировать экзотическую для наших краев представительницу самой древней профессии, но после непродолжительной игры – навожу объектив, она прячет лицо, отвожу его, она снова показывает личико – вынужден признать свое поражение и удалиться в комнату для рассмотрения дел об административных правонарушениях.



Как уже было сказано, в тот день в камерах ночевали четверо калужан. Всех их ждала ответственность за появление в общественном месте в нетрезвом виде. Штраф – от 500 до 1500 рублей.

Рассматривает материалы дела лично начальник УМВД по Калуге, он же, исходя из обстоятельств, определяет размер штрафа. В этот раз двоим досталось по минималке, еще двоим по максимуму.

Те, кто легко отделался – молодые люди, один из которых ранее хоть и привлекался к административной ответственности, но работает. У второго, тоже трудоустроенного, это нарушение оказалось первым в жизни.

 



За двумя остальными – явными забулдыгами – тянулся длинный шлейф задержаний за пьянки, а то и мелкое хулиганство. К тому же работающими они оказались только на словах.

- Официально не трудоустроены, налогов не платите, значит - безработный, - ответил Орехов одному из задержанных, когда тот пытался поспорить насчет своей принадлежности к рабочему классу.

 

Широкой общественности неизвестно, что в эти дни в калужской полиции проходят довольно серьезные и масштабные изменения.

- Мы создали в городе третий отдел полиции, - говорит Орехов. - Он занимает помещения бывшего ГОМОБ (городской отдел милиции общественной безопасности – прим. авт.), на улице Телевизионной, 3. Сейчас мы ремонтируем здание, его лет 20 в порядок не приводили.

- Задержанные для работ не привлекаются, - предугадывает вопрос Орехов. –  Областное УМВД выделило денежные средства, проводим торги, закупаем стройматериалы. Для некоторых неквалифицированных работ привлекаем стажеров, проводим субботники.

Пополнение штата, по словам Орехова, происходит без увеличения затрат. Дело в том, что аппарат УМВД по Калужской области сокращают на 219 человек и этих людей переводят работать «на землю». Более половины из них, к нам, в Калугу.



- Мужчины из следствия бегут, - затрагивает тему кадров начальник Следственного управления городского отдела полиции полковник юстиции Алла ВОРСИНА (говорят, она еще больший трудоголик, чем Орехов). – У нас из 78 человек всего 12 мужчин. Получают образование, идут в следствие, да вот почему-то не выдерживают и через полгода, дай бог год, начинают переводиться в другие службы или вообще уходят на гражданку.

Получается, подавляющее число всех уголовных дел Калуги расследуют женщины. И большую часть преступников отправляют за решетку именно они...



Начальник отдела полиции №3 Николай ТАРАСОВ (на фото справа) начинал службу в Калуге в 1994 году оперуполномоченным отдела по борьбе с экономическими преступлениями.

- У меня среди руководителей нет приезжих, - не обходит стороной тему кадров и Орехов. – Все мои замы, начальники отделов – калужские. Те, с кем я здесь начинал работать. Чтобы люди оставались на службе, они должны на реальных примерах видеть, что если будешь работать, расти, как профессионал, тебе гарантирован карьерный рост.

На выходе из ОП №3 Орехов сталкивается с врио командира отдельного батальона ДПС Игорем СИДОРОЧКИНЫМ.

- А я как раз к вам собирался, - говорит Орехов. – Мне утром во время эфира на радио опять жаловались на ночную езду по Кирова без глушителей. Выставите на площади Победы патруль в две смены с десяти вечера и до утра.

У Орехова в этот день какой-то сонм совещаний. Он отправляется на очередное, а меня оставляют в дежурной части.

 

На улице – жара. Сообщений о преступлениях нет, но телефон регулярно позванивает.

- Все звонки из города на 02 поступают сюда, - рассказывает начальник смены Денис МАРОЧКИН. – Если звонивший сообщает о преступлении, скажем, грабеже, мы по рации передаем информацию нарядам на улицах и отсюда руководим их действиями, даем ориентировки, определяем зоны поиска преступника.



Денис Юрьевич подходит к компьютеру и показывает на монитор, где по электронной карте Калуги раскиданы иконки машинок с мигалками.

- Благодаря ГЛОНАСС, мы в режиме он-лайн  отслеживаем местоположение каждого патруля, - говорит Марочкин.  – Как только пришло сообщение о преступлении, мы определяем зону для каждого автомобиля так, чтобы они не пересекались друг с другом и полностью закрывали район поиска преступника. При необходимости направляем в зону поиска машины из других микрорайонов.





Перед обедом у Орехова выдается свободное время. Приглашает на чай в комнату отдыха в своем кабинете.

- Без нее сложновато было бы выдержать день, - говорит Станислав Петрович, а я в очередной раз удивляюсь, как вообще можно выдерживать такой темп ежедневно? Да еще и годами? Пусть и с диваном, и кофеваркой под боком.

- А как у нас сегодня в Калуге с квартирными кражами? – спрашиваю Орехова, чтобы поддержать беседу.

И понимаю, что попал в самое яблочко. Глаза у главного полицейского города загорелись, как у заядлого футбольного фаната перед началом матча его команды с безнадежным аутсайдером.

- Года три назад их был вал, но все изменилось, когда мы поймали две группы гастролеров, которые специализировались на квартирных кражах, - рассказывает Орехов. – Правда, из одной группы взяли не всех. Двое сумели скрыться. Это очень серьезные профессионалы. Думаю, именно они обокрали квартиру местного  депутата, несмотря на то, что в ней в этот момент находились люди.

- Сын просыпается, выходит в коридор, а там неизвестный мужчина стоит, - продолжает Орехов. - Он извинился, вышел из квартиры и закрыл за собой замок. А замок этот, как считалось до тех пор, вскрыть невозможно. Но этот преступник открыл его, обчистил квартиру, не разбудив ребенка, а уходя, еще и закрыл замок за собой!

- В воровской среде есть свои каналы и источники информации, - говорит Орехов. - Профессионалы постоянно мониторят ситуацию в стране и знают, что, к примеру, в Калуге у полиции хорошая сеть информаторов. Потому, когда у нас начался вал квартирных краж, а информаторы оставались не в курсе, мы поняли, что в городе работают профессиональные гастролеры, которые не пользуются услугами местных. Мы начали думать, как их поймать, и придумали.

Дальше Орехов рассказал совершенно шикарную историю поимки воров, достойную как минимум серии в детективном сериале. Но, так как придуманный им метод еще не изжил себя и, очень может быть, с его помощью удастся задержать еще кого-нибудь, Станислав Петрович попросил не предавать его огласке.

- ... В итоге мы задержали с поличным группу воров из Нижнего Новгорода и еще одну, состоявшую из граждан Грузии, - завершает свой рассказ Орехов. -  После этого число квартирных краж в городе резко снизилось. Сегодня подавляющее их большинство происходит в дачном секторе.



Во второй половине дня главный полицейский Калуги отправился на очередное совещание – убеждать горуправу в необходимости оказать помощь конной полиции. А мы с заместителем начальника УМВД по общественной безопасности Анатолием АБРАМОВЫМ (на фото) отправляемся в Аненки, знакомиться с сотрудниками этой самой конной полиции.





Но перед отъездом на минутку заглядываю в камеру для административных задержанных. Они битком забиты «лицами зарубежных национальностей».

- У нас каждый день так, - бросает дежурный лейтенант, увидев мою заинтересованность. – Человек по 20-30 в сутки бывает. Мы проверяем, если есть нарушения законов о пребывании в стране – оформляем, если нет – отпускаем. Конечно, и по базам на предмет криминала тоже всех проверяем.

По пути в Анненки разговорились с Абрамовым.

- Калужане постоянно жалуются, что полицейских на улицах вообще не видно. Вот как так?

- А разве нас должно быть видно? – отвечает Анатолий Николаевич. - Мы патрулируем улицы строго по инструкциям, но ведь к каждому столбу полицейского не приставишь... Хотя раньше, согласен, людей было больше. Но и сейчас есть дополнительные технические возможности.

Начинает вспоминать:

- Вот в 90-е годы 290 человек только в одной смене было. Сейчас же в общей сложности всего 181 человек.

Прикидываю в уме: по данным последней переписи в Калуге проживает 331 000 человек. Значит, городу требуется минимум 220, а лучше 331 сотрудник ППС. Недобор очевиден.

Но, положа руку на сердце, проблемы с кадрами есть практически везде. Но ведь как-то работаем...

Уже пожалев, что снова поднял тему кадров, стараюсь перевести разговор в другое русло и прошу рассказать какую-нибудь забавную историю из прошлого.

- В 90-е у нас стояли патрули по улице Ленина у концертного зала и у магазина «Дружба». Так какой-то мужичок в сильном подпитии вышел из двора и пошел к «Дружбе». По пути натыкается на патруль ППС. Наши ему: «Ты куда такой пьяный, а ну пошел домой». Тот разворачивается, идет в сторону концертного зала, а ему на встречу другой патруль: «Не пойдешь домой - в вытрезвитель заберем». Мужичок растерянный посмотрел влево – там милиция, посмотрел вправо – там тоже, посмотрел за спиной – дом. Ну что-то у него переклинило в мозгах, он и пошел испуганно на дорогу и через разделительную. Пришлось ему за появление в общественном месте в нетрезвом виде ночевать все-таки не дома.

- Чтобы быть до конца честным, нужно сказать, что в 2011 году сокращение коснулось городское УМВД все же в меньшей степени, чем другие подразделения, – скажет позже Орехов, закрывая тему кадров.



Подъезжаем к месту базирования конного патруля. Нас встречают инспектор ППС Ольга ТУПИКОВА на Холодке и кавалерист Сергей ГАПУШИН на Овации.

Основная задача конной полиции - охрана порядка в бору (следят, чтобы костры не жгли и не пили), патрулирование дачных поселков.



- Станислав Петрович хочет расширить штат конного патруля и, как следствие, географию патрулирования, - говорит пресс-секретарь Елизавета Киселева. – Именно на эту тему сейчас и идет совещание в горуправе. В последнее время лето становится все жарче, а значит вероятность пожаров выше, да и кражи из дачных поселков - это проблема.

- Лошадей у нас 5 штук и уже в возрасте, - поясняет Ольга Тупикова. – 10, 13, 15 лет. Очень хотелось бы, конечно, молодых получить.

- А почему бы вам не взять тех бродячих, которые на Кубяке и Байконуре уже окончательно достали местных жителей? – вношу свое предложение.

- А вы их видели? – парирует Тупикова. – Это же тяжеловозы, они для нашей службы и задач совершенно не подходят.



Мне разрешили прокатиться на Холодке. Оказывается, у полицейских лошадей свой набор команд, и если их не знать, управлять животным не получится. Этакая своеобразная система опознавания «свой-чужой», а заодно и противоугонная.



Возвращаемся из Анненок в управление и попадаем на вечерний развод – на дежурство заступает новая смена.



Когда развод уже закончился, в УМВД возвращается Орехов и ведет меня на экскурсию в изолятор временного содержания.



- Поймали на днях группу фальшивомонетчиков, - делится свежим крупным успехом своих сотрудников Станислав Орехов. - Работали по всей России, засветились на огромном числе видео и фотокамер. Материалы на них все еще продолжают поступать со всех уголков страны. А поймали их благодаря профилактической работе.

- Многие ее очень недооценивают, - говорит Орехов. – Мне известны случаи, когда сотрудники обижались на меня, мол, и так дел по горло, а этот нас заставляет бесполезные бумажки разносить, да одни и те же вещи по сто раз рассказывать.

Оказалось, уже не один месяц полицейские раздают особый буклет. В нем описано типовое поведение фальшивомонетчиков, а также перечислены наиболее часто встречающиеся серии поддельных пятитысячных купюр.

- Уровень подделок сейчас таков, что нередко даже банки не могут распознать фальшивки, не говоря уже о продавцах магазинов или на рынке, - поясняет Станислав Петрович. – Вот мы крепко подумали и придумали такой буклет. Распространяли его по магазинам и среди частных предпринимателей. Одна из них и дала наводку на преступников. К ней в магазин зашла женщина и купила вешалку за 50 рублей, а расплатилась пятитысячной купюрой. Продавщица проверила ее, вроде все нормально, и дала сдачу. А когда покупательница выходила из магазина, вспомнила про буклет, открыла его, сравнила серию с номером и поняла, что ей всучили фальшивку. Когда продавщица выбежала на улицу, покупательница уже села в машину и уехала. Но калужанка успела записать номер, цвет и марку машины, позвонила 02.

- По городу объявили план «Перехват» и мы уже через полчаса задержали фальшивомонетчиков, - завершает рассказ Орехов. – Думаю, теперь у тех сотрудников, кто относился к профилактике скептически, уважения к ней будет больше. Ведь чувство удовлетворения от работы получаешь только тогда, когда видишь ее результат. А здесь он налицо.



Та самая фальшивомонетчица, которая за настоящую 50-рублевую вешалку расплатилась фальшивой 5-тысячной купюрой.

 

Едем на правый берег – смотреть, как содержатся административные нарушители, которым суд назначил наказание в виде ареста.

Камеры заняты все. Есть среди «посетителей» и один уникум – он отбывает 86 суток административного ареста. Такой срок накопился у него за вождение в нетрезвом виде и будучи лишенным прав.

Арестованный сильно недоволен своим положением и пишет жалобы в прокуратуру.



- А почему вот так сразу на весь срок посадили? –  он (на фото крайний справа) изливает свое возмущение главному полицейскому Калуги. – Почему не разбили его – сначала 15 суток, потом 8, потом еще 15? Зачем сразу на 86 посадили? Это несправедливо и незаконно!

- Вы в прокуратуру написали жалобу? – отвечает Орехов. – Написали. Вот ждите и они вам на все ваши вопросы ответят.

Смотрю на все это и поражаюсь. Все-таки прав был классик - чудны крестьянские дети. Сначала напьются и сядут за руль. Потом их поймают, лишат прав, они наплюют и на это. А когда призовут к ответу, возмущаются, что им приходится нести наказание не так, как им комфортно и удобно.

Хотя, казалось бы, что может быть проще – не нарушай, и не будешь наказан. Попался на нарушении – прими наказание, отбудь его и иди на свободу с чистой совестью.



Жара только-только начинает спадать, а сообщений о преступлениях так и нет. Кажется, полицейским уже неудобно от того, что за весь день так и не свозили журналиста на вызов.

И все же это случилось. Из магазина «Дикси», что напротив стадиона, поступает сообщение о задержании  воровки.

Станислав Орехов отправляется с нами. Он, оказывается, когда есть возможность, лично выезжает на места происшествий, а где совершаются  тяжкие преступления – в обязательном порядке.

Подъезжаем к месту. В кабинете охраны магазина с виноватым видом стоит прилично одетая женщина в возрасте под 50 лет.



- Она у нас уже второй раз ворует, - говорит охранник, разглядывая запись камер видеонаблюдения. – Но в первый раз мы ее проглядели, только на записи увидели, как крадет. А когда сегодня зашла, уже специально следили ну и на кассе задержали. Два раза крала только в нашем магазине, будем и в других проверять, может, и там отметилась.



- У вас дети есть? – интересуется Орехов у калужанки.
- Да. И внуки есть.
- Ну и зачем вам все это нужно было?
- День рождения у меня сегодня, покушать хотела...

- Если сумма украденного превысит тысячу рублей, придется возбуждать уголовное дело, - поясняет Орехов.

Так и получилось. Колбаса, сыр и прочий товар, который калужанка тайно пыталась пронести через кассу в женской сумке, потянул на сумму чуть более тысячи рублей.

- Не понимаю я таких людей, - сетует главный полицейский Калуги. – Из-за палки колбасы такой стыд и позор на себя навлекать под старость лет...

На часах уже восьмой час вечера и Орехов дает команду ехать проверять посты ППС на площадях Победы и Театральной.

В обычном распорядке дня Орехова проверка начинается в 22:00, но чтобы не томить журналиста, он перекроил свое расписание.



Едем на площадь Победы. Сотрудники полиции явно не ждали столь ранней инспекции.



- На вашем участке объявились грабители – цепочки с женщин срывают, вам на разводе давали на них ориентировку. Повторите приметы, - требует Орехов, параллельно изучая записи в журнале поста полиции.

Молодые люди сбивчиво повторяют часть ориентировки, несколько раз отвечая явно наугад.

Орехов приказывает выучить приметы преступников наизусть, зачитать их по памяти своему начальнику, а последнему отчитаться о выполнении лично ему.

Кажется, кто-то в этом месяце останется без премии...



Следующий и последний пункт проверки – площадь Театральная. И этот визит разбил один из самых популярных у горожан (и у меня в том числе) стереотипов.

- Калужане часто жалуются, что здесь постоянно пьют, а вы никого не штрафуете, почему так? - задаю провокационный вопрос, памятуя, как ругалась по этому поводу калужанка, что дозвонилась на утренний эфир.

- Мы штрафуем, - отвечает Орехов. – Только на Театральной площади ежедневно составляется 20-25 протоколов о распитии спиртных напитков в общественном месте. Люди просто не знают об этом.

Неожиданным подтверждением того, что за соблюдением запрета пить спиртное на площади все-таки следят, стал молодой человек, сидящий на лавочке на одной из аллей.

Заметив, что в его сторону идет полицейский, он как-то сжался, насторожился и невольно дернул руку в сторону пакета, стоящего тут же, на лавочке.

Картина маслом была настолько яркой, что сомнений не осталось – в пакете у молодого человека, как минимум, пиво, и он за него испугался.



Пункт ППС на Театральной заметно теснее, чем на площади Победы, но здесь в камере для временного содержания задержанных сидит паренек.

Орехов начинает было и здешних ППСников пытать на предмет знания примет преступников, которые срывают с калужанок золото, но отвлекается на задержанного:

- Гражданство?
- Российское.
- Паспорт есть?
- Дома забыл.

Полицейские же, пользуясь моментом, пока шеф занят, шепотом уточняют друг у друга детали и приметы грабителей. Судя по тому, что «подковерные» разговорчики удовлетворили обоих, ориентировку они выучили лучше своих коллег с площади Победы.

К слову, пока писалась эта статья, одного из грабителей, срывавших цепочки у женщин, удалось задержать. Поимка второго теперь – всего лишь дело времени.



- Мы проверяли данные, которые он называл, - дают Орехову уточнение сотрудники ППС. - Такого человека не существует.

- Мигранты любят так себя вести, - поясняет Орехов. - Говорят, что граждане России, называют данные, где живут, когда и где родились, но врут. И простой прогон этих данных по базе эту ложь вскрывает. Думаю, этот находится в стране незаконно, и после проверки будет передан в ФМС.

В итоге было решено вызвать наряд и доставить задержанного в отдел полиции для установления личности.

На этом мой непривычно длинный рабочий день закончился. На часах в тот момент было 19:48.

Послесловие
Нынешние полицейские, а до того милиционеры, за последние годы перенесли столько потрясений, справедливых и несправедливых упреков, унижений, стрессов, что, ставя себя на их место и задавая себе вопрос: « А ты бы выдержал?», - удивляешься людям, которые не просто ответили на него, а сделали это.

Напрашивается и другой вопрос – а зачем им все это надо? Станислав Орехов ответил на него удивительно просто:

- Мне нравится чувствовать себя умнее преступников.

Опубликовано: 30.06.2014 09:10 14 15046
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев