$ 67.68 0.16
76.07 0.02
Данный ресурс может содержать материалы 18+

Погром в Боровске: как под снос попали старинные здания

19.10.2018 12:17 46 7696 Елена Французова
Погром в Боровске: как под снос попали старинные здания

Казалось, такое может случиться где угодно, но только не в Боровске. Ведь этот маленький, провинциальный город любят и ценят за неповторимый облик.

Каждое здание в сердце города на вес золота. Каждое имеет своё индивидуальное лицо. Сколько ни гуляешь по Боровску, а двух одинаковых домов не встретишь. И вдруг краеведы сообщают о том, что именно здесь начали массово сносить дома XVIII-XIX веков.

Всё ненужное – на слом

В списке приговорённых оказались 17 зданий, восемь из которых обладают признаками культурного наследия.

Активист Денис Сионов. Купеческий дом. Начло XX века.

Так объяснил ситуацию глава администрации Боровска Михаил КЛИМОВ на своей личной странице в Facebook:

- Основная задача была и есть такой: как, сохранив историческую среду города, дать людям возможность достойно жить в комфортных условиях. То есть дать людям выбор: уезжать из Боровска с его красивыми старинными фасадами, за которыми нет никаких удобств, либо предоставить им альтернативу, построив новые дома, которые внешне будут соответствовать снесенным. До недавнего момента выбора не было, лучшим предложением в городе был жилой фонд 1980 годов постройки и старше. И молодые, активные люди вынуждены были уезжать из родного города, покупая квартиры в новостройках Обнинска, Балабаново. Также, в соответствии с программой переселения из аварийного и ветхого жилья, ввиду наступления холодов и для того чтобы исключить возможность пребывания асоциальных элементов в расселенных домах, было принято решение об их сносе. Сведения из обмерных чертежей фасадов домов будут обременением конкурса на право возведения на этих местах новых объектов, и таким образом в Боровске мы добьёмся сохранения исторической среды, восстановим старинные здания и дадим возможность людям остаться жить в любимом городе.

Ансамбль текстильной фабрики Ёжиковых. Конец XIX – начала XX века.

В личной беседе Михаил Климов сообщил нам, что радеет за облик города, однако старинные дома находятся в таком состоянии, что их просто невозможно физически сохранить - деревянные перекрытия сгнили, кирпичи сыплются. Он подчеркнул, что строения, попавшие под снос, – не памятники, а рядовая застройка. Мол, люди годами жили в них в нечеловеческих условиях.

- Все дома, заявленные к сносу, в документах указываются объектами, обладающими признаками культурного наследия, и подлежат только ремонту и ни в коем случае не сносу, - в ответ на это заявляют краеведы.

Чтобы разобраться в ситуации, мы отправились в Боровск.

Баба с возу – кобыле легче

Вот уже несколько дней телефон помощника адвоката Анны АЛЕШНИКОВОЙ разрывается от звонков. После того, как она опубликовала в соцсетях пост о домах в Боровске, к ней обращаются журналисты со всей страны.

- Часто меня спрашивают: «А что вы будете делать?» Ну, что мы можем? Не под экскаватор же ложиться!? Привлекаем внимание общественности и проводим одиночные пикеты.

Анна готовит обращения в прокуратуру, к губернатору Калужской области и президенту.

- Да хоть на ушах стойте. Им всё по барабану. Ломали и будут ломать! - с горечью говорит боровский иконописец Владимир КОБЗАРЬ. – Сейчас они сносят дома исключительно в центре города. Эта земля – лакомые куски. Я даже знаю инвестора, которому они их продадут. У нас же в городе всё происходит на глазах! Этот инвестор на месте старинного купеческого дома построил... многоквартирный дом.  Здание вроде и красивое, и малоэтажное, но оно никак не вписывается в облик города! Власти хотят успокоить общественность обещаниями построить на месте снесённых домов их точные копии. Но вот увидите, когда придёт инвестор, он заявит, что дом слишком маленький, в чертежи внесут изменения и построят то, что им надо.

Опасения Владимира Кобзаря вполне понятны. Ни одного проекта строений на месте снесённых домов общественности не предоставлено.

- В 2017 году был градостроительный совет. На нём говорилось не о том, что надо сносить дома, а о том, что им необходимо уделить внимание. Мы проголосовали за одно, а по факту оказалось другое! – говорит иконописец.

Стали прахом

То, что краеведы не верят в восстановление домов из праха, неудивительно. Пока на месте снесённых зданий в Боровске вырастали лишь безликие многоквартирные дома или оставались пустыри. Так, начиная с 2016 года, Боровск потерял 2 объекта культурного наследия.

- Здесь стоял большой доходный дом Власовых. Он был угловой, шёл до самого рынка, - Владимир Кобзарь показывает на железный забор. - Дом расселили. Нежилым он простоял три года.

- Пару раз горел. Потом по дешевке его продали. Покупатель попросил разрешение обустроить рынок, а взамен обещал отреставрировать дом. Потом «случайно» завалилась стена. Дом не спасли.

Долгое время на месте, где раньше был памятник, висела табличка со сроками реконструкции, сейчас - информация об аренде мест на рынке.


Памятника нет, зато торговля процветает.

Буквально в двух шагах от дома Власовых снесли типографию.  

Стоимость реставрационно-восстановительных работ - свыше 20 миллионов рублей.

- Арендатора оштрафовали на 500 тысяч, - говорит Анна Алешникова.

А дом всё ещё в руинах.

- Обратите внимание: здесь лишь восстановят фасад здания. От самого здания не остался даже фундамент, - говорит Ирина КОБЗАРЬ.

Дальше мы подходим к дому № 22 на площади Ленина. К счастью, его нет в списке на снос. Хотя он давно расселён. И в нём, судя по внешнему виду, обитают асоциальные элементы. Городские власти не законсервировали объект.

Зато в список попал дом № 22 на улице Ленина, который был отремонтирован волонтёрами в рамках программы «Том Сойер Фест».

В городской администрации нас заверили, что дом на улице Ленина, 22, сносить не будут:

- В документах произошла техническая ошибка. Дом в хорошем состоянии, неаварийный.

Но исправленный документ так и не был опубликован.

- Это роковая ошибка, - считает Ирина Кобзарь. - Всё равно, что в расстрельном приговоре одну фамилию заменить на другую.

Первые жертвы

О массовом сносе домов в Боровске первыми узнали не краеведы, а туристы. У дома № 42 по улице Ленина проходила экскурсия, когда здание сотряслось от удара экскаватора. Ошарашенные люди достали телефоны и тут же начали всё это снимать и выкладывать в соцсети.

Официально признанный аварийным дом рушили два дня, никак не хотели поддаваться метровые стены.


Теперь этот дом есть только на фотографиях и картинах.

- Это середина XIX века. Доходный дом, а дальше шли слободы. Соседний тоже пропадёт, это дом XVIII века. Скорее всего, он попадёт под расселение. Территорию объединят, - говорит иконописец.

- Когда я увидела, как рушат этот дом, у меня было ощущение, что хоронят очень близкого, родного для меня человека, - признаётся Анна.

Следующими жертвами стали дома на улице Володарского - 29 и 31. Когда мы к ним подошли, рабочие продолжали разбирать строения.


А напротив – новостройка.

- Думаю, здесь будут строить такой же квартал, - вздыхает Владимир Кобзарь. – Тут и школа рядом. Удобно.

- Когда строят такую бандуру, окрестная недвижимость дешевеет в три раза, - говорят краеведы.


Володарского, 11.

По просьбе краеведов с этого здания позволили снять наличники. Пустые глазницы дома выглядят жутко, будто человеку перед расстрелом завязали глаза.


Пристройка к дому.

Я подхожу к нему в надежде отыскать трещины на фундаменте и стенах, провалившийся пол и прохудившуюся крышу. Но к ужасу своему понимаю, что ничего этого нет. Даже фундамент сухой.  Обшивка негнилая. Нет, конечно, здание не в идеальном состоянии. Но назвать его критическим, язык не поворачивается.  

- Если бы они предложили инвесторам: возьмите и реконструируйте. Зачем сразу сносить-то, - удивляется Анна.

- Дом стоит в том виде, каким он был ещё при царе.

- Если так будут сносить дома, Боровска не будет! Будет что-то другое, - возмущается прохожий.

Фотографироваться и представляться он не хочет. Просто местный житель. Вскоре нас окружает ещё несколько мужчин.

- А что здесь будут строить? - спрашивает один.

- Говорили, что стоянку для машин, - отвечает другой.

- Хорошо будет вписываться в архитектуру XVIII-XIX века! – иронично замечают активисты.

Мы переходим на следующую улицу. Ещё один купеческий дом, который должен исчезнуть.  Калужская, 51.

Решили заглянуть внутрь. Но в последний момент встали на пороге.

- Проходите, чего вы стоите? – послышалось из дома.

Как оказалось, бывший жилец решил заехать и попрощаться со зданием перед сносом. Этот дом был поделен на четыре квартиры. Полгода назад всех его обитателей расселили на улицу Некрасова.

Внутри здание выглядит так, будто его владельцы спешно покидали дом: разбросаны книги и вещи, осталась часть мебели, посуда.

- Клад, наверное, искали. Дымоход вскрыт. Обычно, в дымоходах же прятали, - говорит бывший хозяин.  

- Как вам жилось в этом доме?

- Как, как..., - вздыхает он вместо ответа. – Потолки, смотрите, какие, три метра! Мне сказали, что у меня ещё есть два часа до сноса.

Мы выходим на улицу и замечаем, что часть дома – внешнюю обшивку - уже растащили.

- Квартира, которую вам дали, нравится?

- По метражу один в один дали, как в доме. Даже как-то планировка похожа. Вы бы знали, как я радовался этой халупе в своё время! В горкомхоз устроился ради того, чтобы квартиру получить. Ах, [нецензурное выражение], железо новое на крыше, с зятем стелили, не достать! У дома даже фундамент не повело!

- Да он ещё лет 200 будет стоять! – замечает кто-то из активистов.

- Не будет, - напоминаю я.

Затем мы отправляемся на окраину. Здесь тоже есть дома, которые собираются снести. Но их не сносят. Хотя они и не обладают признаками культурного наследия.

Вот, например, дом № 78 по улице Берникова.

Краеведы уверены, что неспроста городской голова стремится, как можно быстрее снести дома именно в центре города. По их словам, скоро Боровску дадут статус исторического поселения, и тогда не то, что снести, гвоздь без разрешения вбить будет нельзя.

Активисты показывают карту охранных зон Боровска, все снесённые дома в центре города оказались на её границе.

Новое ветхое жильё

Поскольку снос домов проходит под девизом: дайте боровчанам пожить в нормальных условиях, мы решили посмотреть, а куда же людей переселяют из центра. Для этого отправились на улицу Некрасова.

Она, конечно же, находится на окраине города. Серая, безликая промзона. В луже ковыряется черноволосая ребятня. Женщина на группу людей с фотоаппаратами смотрит подозрительно. И вскоре малыши исчезают. Сквозь высохшую высокую траву виднеется яркая трёхэтажка.

На вид симпатичное здание. Но когда мы подходим ближе, иллюзия исчезает.

У подъезда стоят мужчина и женщина. При вопросе, как им живётся в новостройке, женщина начинает... плакать.

- Да разве это жизнь! Вы зайдите, гляньте! Пол на первом этаже провалился, потолки все потрескались, стены кривые, кругом грибок. Мы жили в центре города у школы №2. Пять лет назад по программе расселения из ветхого и аварийного фонда нас переселили сюда.


Вид из окна.

Сначала застройщик объяснял всевозможные огрехи усадкой дома. А в итоге новостройка, сделанная по новейшим современным технологиям, стала просто разваливаться. Щели в полу, потолке, даже лестница отходит от стены.

Люди считают, что их дом стоит на болоте, в итоге он весь разбух от излишней влаги. У пятиэтажки даже в самую сильную жару стоят лужи. Входные двери гниют, порой они разбухают настолько, что их невозможно закрыть.

Ещё в 2016 году людей обещали расселить. Но этого не сделано до сих пор.

- Говорят, денег на это нет.

Зато есть деньги на снос и расселение домов из центра города. Видимо, это гораздо важнее. На Некрасова,1, люди потерпят. Им, в конце - концов, не привыкать.

Гораздо больше повезло жителям соседних домов, которые стали возводить не по новым технологиям, а по старинке – из кирпича и бетона.

- А можно ли с комфортом жить в центре города? – невольно спрашиваю я у активистов.

И меня приглашают в гости к Владимиру Кобзарю. Его дом – украшение города. Весь резной, будто игрушечный. Глядя на эту красоту, трудно поверить, что в 2011 году дом полностью сгорел, от него остался только старинный - XVIII века – фундамент. Активисты уверены, что, если бы дома в центре города попали в хорошие руки, они бы стали жемчужинами.

- Снос старых исторических зданий, которые не строило и не содержало достойно ни государство, ни те, кто в них проживал последние десятилетия, напоминает мне ситуацию, когда неблагодарные дети бросают на произвол судьбы своих старых родителей, вскормивших их и «поставивших на ноги», - написала боровчанка Нелли Лошкарёва.

В четверг, 18 октября, делегация московских градозащитников экстренно десантировалась в Боровске. Активисты встретились с главой администрации. Предварительно было принято решение не сносить дома на Калужской, 51, и Володарского, 11. Кроме того, воссоздадут снесённый дом на Ленина, 42. После этого здание сдадут в аренду на три года.

20 октября в 12:00 сбор волонтёров для консервации объекта культурного наследия на ул. Володарского, 11. Контактный телефон координатора - +79208992121, Анна.

Фото автора и группы «Боровский краевед».

Уважаемые читатели! Как вы оцениваете снос этих домов и уничтожение Дома Яковлева в Калуге? Пишите в комментариях!


Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter
Еще новости из рубрики «Недвижимость и ЖКХ»

Лента настроения новости

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на стрелку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
Порадовала (0%)  Возмутила (0%)  Опечалила (0%)  Не зацепила (0%)


Комментарии читателей: 46 шт.

загрузка комментариев

Самая полная афиша Калуги

Кто, на ваш взгляд, победит в конкурсе «Миссис Калуга»? 
 

Место проведения мероприятия:

Время проведения мероприятия:

Описание мероприятия:

Ваши контактные данные (на сайте не показываются, используются для уточнения деталей события):


  Все поля обязательны для заполнения.