Месту требуется гений

Иван РОМАНОВ. Фото автора.
Опубликовано: 30.08.2016 12:27 0 606

Под Калугой начали восстанавливать усадьбу Ягужинского.

Авчурино — довольно крупное село под боком у Калуги, на автобусе от Турынино — минут 10–15. В XVI веке здесь проходила граница с Литвой, весь XVII век этими землями владел дворянский род Хитрово. Следующие 300 лет возникшая здесь усадьба переходила из рук в руки, пока не пришла в упадок. Теперь её решили восстановить.
Все худо-бедно сохранившиеся дворянские усадьбы за свою историю прошли несколько общих стадий. Появившиеся в начале XIX века, они служили родовыми гнёздами дворянских семей. Это были настоящие архитектурные комплексы, часто из нескольких корпусов с обязательным парком для неспешных прогулок. Но, поскольку большинство российских дворян трудно было назвать эффективными собственниками, такие имения часто закладывались, перезакладывались, а потом и вовсе продавались.

В XIX веке храм Святителя Николая в Авчурино был прекрасным образцом ампирной архитектуры.

К концу века расторопные купцы стали выкупать у погрязших в долгах дворян имения, вырубать вишнёвые сады и делить территории на дачные участки. Помните, у Антона Павловича: 
«…Если бы энергия, которую вы в течение всей вашей жизни затратили на поиски денег для уплаты процентов, пошла у вас на что-нибудь другое, то, вероятно, в конце концов вы могли бы перевернуть землю…»

После революции в имениях, принадлежавших классу угнетателей, массово устраивались санатории для класса рабочего. Во время войны санатории превратились в госпитали. А уж сохранившиеся после войны постройки дворянских усадеб стали приспосабливать для нужд образования и соцкультбыта — под школы, поликлиники, дома культуры, пионерские лагеря и т. д.

Нынешний упадок «усадебного хозяйства» страны начался в 80-х годах прошлого века, когда благодаря массовому строительству школы и поликлиники стали обзаводиться новыми зданиями. Из вековых особняков ушли люди, поддерживавшие их в жилом и рабочем состоянии, и окончательно опустевшие дома стали приходить в негодность. Из авчуринской усадьбы люди не ушли — потому она и сохранилась.

От библиотеки до голубятни
От былого великолепия Авчурино осталось немного. Некогда величественный храм Святителя Николая ныне представляет собой весьма живописные руины. Часть стен осыпалась, пол завален обломками цемента, а чудом устоявший купол зарос тонкими берёзками с блестящей на солнце листвой. При этом видно, что храм не заброшен: внутри и вокруг чистенько, мусора нет, кто-то недавно скосил заросли исполинского борщевика.

В позапрошлом веке в «готическом домике» располагалась одна из лучших библиотек страны.

Кроме храма есть ещё левый флигель, в котором сейчас расположены сельская администрация и контора «Мои документы», портик от ротонды и «готический домик». Он и является главной исторической ценностью усадьбы. Издалека домик выглядит необитаемым, но, если подойти ближе и вчитаться в полустёртые таблички, окажется, что в нём соседствуют сразу три организации: Дом культуры, почтовое отделение и церковь.

Этот двухэтажный дом в нео­готическом стиле выстроил седьмой по счёту владелец усадьбы — знаменитый калужский литературный критик и библиофил Сергей Дмитриевич Полторацкий. Весь второй этаж был отдан им под библиотеку, собирать которую начал ещё его дед Дмитрий Маркович. В ней было собрано множество редких книг и уникальная коллекция первых русских газет и периодических изданий. Сергей Дмитриевич и сам занимался библиографическими изысканиями. Известна его работа «Роспись неизвестных русских книг», содержащая список сочинений, выход которых был объявлен, но так и не состоялся. Любопытно, что составленный самим Полторацким «Словарь русских писателей» в этот список не попал, хотя тоже был анонсирован, но не был напечатан. Ко всем своим талантам Полторацкий азартно и скверно играл в карты (вроде как самому Пушкину проигрывался), благодаря чему быстро разорился и, следуя тогдашней моде, уехал в Париж, оставив имение на родственников.

В общей сложности Полторацкие владели усадьбой 120 лет, но в 1911 году вынуждены были продать её помещикам Гончаровым. После революции здесь был санаторий, в котором выступал с лекциями Чижевский. Во время войны «готический домик» пострадал от бомбёжек, но в 1950-е его восстановили и разделили между школой и сельским клубом. А без малого сорок лет назад, 27 сентября 1976 года, в должность директора этого клуба вступил выпускник калужского культпросветучилища Сергей Николаевич Рогожин. В подчинении у директора были две штатные единицы: уборщица и киномеханик.

Сергей Николаевич круто взялся за дело, и вскоре клуб получил статус Дома культуры. В нём открылись танцевальные, инструментальные, хоровые кружки. Сюда стали приезжать на работу молодые педагоги, вечера творческой самодеятельности собирали аншлаги. В начале 1980-х здесь было сразу два танцевальных и три вокально-инструментальных ансамбля. В одном из них директор клуба сам пел и играл на бас-гитаре. ВИА «Пульсар» (позднее — просто группа Сергея Рогожина) частенько гастролировала по клубам области и выступала на собственной сцене.

— К нам на дискотеки, тогда они назывались «танцевальные вечера», приезжали из соседних деревень и даже из Калуги, — вспоминает Сергей Николаевич. — Часто мы исполняли песни собственного сочинения, перепевали хиты других коллективов — «Машины времени», «Кино»…

Дом культуры, как и сейчас, занимал только часть первого этажа, на втором работала сельская школа — старшеклассники после уроков просто спускались в ДК на занятия в кружках.
— Такое соседство было очень логичным, никто никому не мешал, — рассказывает Сергей Николаевич. — У школьников был познавательный досуг, их творческая энергия находила выход. Некоторые из тогдашних учеников и сейчас ходят в кружки при нашем Доме культуры. Мы всегда с теплотой вспоминаем те времена, когда в нашем доме кипела жизнь.

Первый этаж поделён поровну между церковью и Домом культуры.

В 1992 году школа переехала в новое здание, и все помещения, не относившиеся к ДК, стали бесхозными — ни Управлению образования, ни Управлению культуры они тогда оказались не нужны, и их просто заперли. Вскоре пришла в негодность деревянная кровля, начала осыпаться штукатурка, из окон повыбивали стекла, и второй этаж «готического домика» превратился в самую большую голубятню в Калужской области.

Штат авчуринского ДК ужался до одного человека — директора. Но он не унывал и даже в самые трудные годы поддерживал в усадьбе жизнь, продолжал работать — есть в его характере спокойное или даже смиренное упорство, какое свойственно людям, занятым своим делом и находящимся на своём месте. Сергей Николаевич продолжал собирать вокально-инструментальные и народные ансамбли (научился играть на синтезаторе и сам выступал с ними как аккомпаниатор), устраивать праздники и дискотеки. Но все эти песни-танцы в разваливающемся дворянском особняке выглядели странно, добавляли ощущение безнадёги его и без того унылом виду.

… И тут нагрянула прокуратура!
Прокурорские работники заинтересовались остатками авчуринской усадьбы отнюдь не по долгу службы, а в целях сохранения памяти о знаменитом коллеге. Дело в том, что в первой половине XVIII века Авчурино владел сподвижник Петра Великого, «недреманное око государево», первейший враг всякого казнокрада Пётр Иванович Ягужинский — первый в истории России генерал-прокурор. По нынешним временам это как Генпрокурор РФ и председатель правительства в одном лице. Очень практичное сочетание, если вдуматься.

Именно благодаря ему специально к визиту (несостоявшемуся) первого российского императора в Авчурино появился дубовый проспект, остатки которого сохранились до наших дней. С возрождения дубового проспекта прокурорские работники и начали своё шефство над усадьбой: посадили молодые дубы, установили памятную табличку. А затем взялись и за остальную территорию — очистили от мусора развалины храма Николая Чудотворца, выкосили борщевик, разогнали голубятню на втором этаже «готического домика» и, самое главное, обустроили на первом этаже временный храм.

Усадьба Рогожиных
Студент четвёртого курса калужской семинарии отец Павел начал своё служение в храме Святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца 27 сентября 2015 года, сразу после рукоположения.

— Самое интересное, что впервые в Авчурино я побывал много лет назад, ещё когда учился на менеджера в подмосковном Жуковском. Становиться священником я тогда и не помышлял, — признаётся отец Павел. — У нас с друзьями было хобби — кататься по разным заброшенным местам, старым церквям, усадьбам. Тот мой первый приезд в Авчурино был словно в другой жизни, но я не думаю, что это простое совпадение: неисповедимы пути Господни.

В то, что это простое совпадение, действительно, верится с трудом. Мало того что отец Павел начал своё служение в тот же день — с разницей в 39 лет, — что и директор ДК Сергей Рогожин, так они ещё и однофамильцы!

— А ведь фамилия у нас не сказать чтобы очень распространённая. Помню, когда впервые зашёл в соседнюю комнату, в Дом культуры, очень удивился тому, что в расписании занятий кружков в графе «Ответственный» везде стоит моя фамилия.

В своём нынешнем виде храм Святителя Николая в Авчурино можно назвать и катакомбным, и домашним. С одной стороны, расположен он практически в развалинах, в дождь подтекает крыша, временами осыпается мелкая штукатурка, с другой — храм устроен очень по-домашнему, уютно. В ближайших планах отца Павла — открыть при храме воскресную школу.

— Жители Авчурино очень рады, что здесь появился действующий храм, — говорит он. — Даже те, кто не ходит в церковь, рады. Сейчас наш приход невелик, но я уверен, что со временем число постоянных прихожан увеличится. Тем более что сейчас усадьба начала возрождаться. Есть надежда, что уже в следующем году начнётся реконструкция и храма, и «готического домика» — это станет нашим общим делом.

Музей усадеб или историческая библиотека
— Есть большой миф, что в Калужской области — огромное количество сохранившихся усадеб, — объясняет директор центра «Наследие» Константин ГАВРИЛЕНКО. — Да, в реестре их около ста. Но большая часть из них — это просто заросшие парки с еле-еле читающейся структурой. Совсем немного усадеб, где сохранились какие-то хозяйственные постройки. И только о восьми усадьбах можно говорить как о каком-то сохранившемся архитектурном ансамбле, где есть главный дом, флигели, хозпостройки, парк и т. д. Это Полотняный Завод, Павлищев Бор, Богимово, Дольское, Панское, Дубровка, в какой-то степени — Ахлебинино и Авчурино. И далеко не все эти усадьбы могут быть превращены в музеи и имеют реальный туристический потенциал — интересную историю, подлежащие реконструкции постройки, населённый пункт рядом. Авчурино всем этим требованиям отвечает. Прибавьте к этому реальную заинтересованность со стороны государственных структур и общественности — и вот, нам удалось включить усадьбу Авчурино в федеральную целевую программу «Культура России». За последние 5 лет это первый калужский памятник, включённый в эту программу.

«Наследие» — это государственный центр, занимающийся сохранением объектов культурного наследия в Калужской области. На его счету — возвращение к жизни десятков исторических объектов по всей области, среди которых Гостиные ряды в Калуге и усадьба Полотняный Завод. В этом году усилиями сотрудников центра при участии проектных организаций из Калуги и Москвы начата разработка эскизных проектов реставрации храма и «готического домика».

— Концепция использования усадебного комплекса после его реставрации ещё в разработке, — продолжает Константин Владимирович. — Но общее мнение всех причастных — храм должен быть действующим, а «готический домик» превратиться в культурно-образовательный центр. На первом этаже — лекторий и концертный зал, этими помещениями, конечно, сможет пользоваться ДК. На втором этаже — музейная экспозиция. Есть два варианта того, чему она будет посвящена. Первый — история калужских усадеб, в особенности тех, владельцы которых имели отношение к военному делу и государственному управлению. Второй — интерь­ерный музей дворянского быта. Третий — история библиотечного дела в Калужской области. В стенах этого дома некогда располагалась уникальная библиотека, собранная Полторацкими, и экспозиция, посвящённая калужской периодике и книжному делу, пришлась бы к месту.

Однако, по мнению директора центра «Наследие», главный шаг к восстановлению усадьбы ещё не сделан:

— Да, работа начата, но для того чтобы она скоро и успешно завершилась, нужен гений места! Без Семёна Гейченко не было бы пушкинского Музея-заповедника «Михайловское». Он был его первым директором и восстановил усадьбу из руин, в которые её превратила война. Без Петра Барановского не было бы усадьбы Грибоедовых Хмелиты в Смоленской области. Если бы не старания клана Толстых, не было бы Ясной Поляны. Авчурино тоже нужен свой гений места — человек, готовый посвятить себя восстановлению этого прекрасного памятника.

Самые важные новости Калуги и области. Оперативно, интересно, объективно. Подписывайтесь на наш телеграм канал @kp40ru.

Иван РОМАНОВ. Фото автора.
Опубликовано: 30.08.2016 12:27 0 606
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев