Макаревич: «Не надо меня демонизировать как повара!»

Опубликовано: 17.04.2013 14:18 1 3637
Макаревич: «Не надо меня демонизировать как повара!»
Так парировал одному из калужских журналистов великий Макаревич, весело и немножко свысока общаясь на пресс-конференции, посвященной его весенней программе «L. o.v.e — Песни про Любовь», с которой он на этот раз приехал в Калугу.

В прошлом году приезжал к нам с «Песнями о главном», теперь вот решил поделиться с калужанами любовной лирикой.

Влечет калужский «Стенвей»
Перед концертом Андрей Вадимович любезно согласился побеседовать с журналистами. Вот тут-то как раз и оказался уместен коронный вопрос одного из столпов местной журналистики: «Андрей, скажите, а вы романтик?»
— Я далек от образа испанского кабальеро, — так Макаревич ушел от вопроса, какой конкретной женщине он посвящает подобные песни и концерты. — Для меня понятие «любовь» более широкое, чем отдельно взятое чувство к отдельно взятой женщине. И, умоляю, не надо вопросов о кулинарии. Это далеко не главное увлечение в моей жизни. Не надо меня демонизировать как повара!
— Андрей Вадимович, вы теперь у нас нередкий гость. Калуга вдохновляет?
— Вдохновляет даже сама Калужская филармония, на сцене которой стоят четыре потрясающих рояля! Уже только это настраивает на высокую ноту, которую опускать нельзя. Можно приезжать из Москвы в Калугу только ради того, чтобы просто поиграть на таком вот «Стенвее».

Не коллекционер
— Часто «Песни про любовь» показываете или только по весне?
— Песни про любовь не обязательно уместны лишь весной. Они круглый год хороши. Это только кошки весной кричат. Но программу, созданную в 2011 году, мы исполняем, к сожалению, не так часто. Ведь в концерте задействованы музыканты из трех самобытных и очень востребованных коллективов.
— Вы не против, когда другие исполнители берут в репертуар ваши песни?
— Так я и сам в этой программе пою песни других авторов. Когда поют мои песни — это хорошо, если интересно и по-своему. Вот Гриша Лепс сделал из моей песни такую истерику — совершенно замечательно!
— Картину какого великого художника вам хотелось бы заполучить?
— Я не коллекционер. Меня в первую очередь привлекает художественная и эстетическая составляющие того или иного произведения, а не его рыночная стоимость. У меня дома, в мастерской, рядом висят и дорогие работы Володи Любарова, и гравюрки, купленные в Париже у уличных художников.

Диски выпускать смысла нет
— Какими новыми дисками порадуете?
— Вот мы выпустили с «Креольским танго» диск «Вино и слезы». Старались. Очень хорошо его записали. Я заплатил свои 15 000 долларов и не получил назад ни копейки. Не вижу никакого смысла выпускать сегодня диски. И никто сейчас их не выпускает. Можно, конечно, за свои средства записаться и в результате подарить эти деньги человечеству. Но не испытываю желания заниматься подобной благотворительностью.
— Видите ли вы какие-то молодые дарования, идущие за вами?
— Я мало слушаю молодежную музыку. Но из тех, кто идет не за нами и не рядом с нами, а своим, неповторимым, самобытным путем, пожалуй, могу выделить Ромарио, с его позитивными светлыми вещами.

«Хочу разрисовать сказки Макара»
— О чем мечтаете?
— Привезти из Питера корюшки и собрать друзей. А вообще, я не занимаюсь мечтами, просто ставлю перед собой цели и задачи. Сейчас, например, хочу проиллюстрировать и издать свои сказки, которые я написал в разное время.
И настало время песен
В этой любовной программе плести тонкие кружева весенних музыкально-поэтических чувств Андрею Вадимовичу помогали — а иногда и затмевали маэстро — уникальные музыканты: трио джазового пианиста Евгения Борца, секстет «A’cappella Expresss» и лидер «Moscow Ragtime Band» Константин Гевондян. Взаимопроникновение Макаревич–калужане проходило ласково, тепло, хотя и несколько сдержанно. Зажечь не зажег, но весенним настроением поделился щедро.

Зал был полон
Концерт начался с «Песни про любовь» и продолжился джазовой композицией Ната Кинг Койла «Love». Андрей Макаревич в своем черном костюме, шляпе и красных носках походил на Би Би Кинга. Только почему-то белого. Песни на русском перемежались английскими. После «Мы расходимся по домам» последовала «What can I say» и «Не дай мне упасть». После грустных «Ангел» и «Он был старше ее» завел повеселей — «Отпусти меня». Пел в удовольствие, тихонечко. Иногда, чтобы еще больше подчеркнуть нежность мелодий, барабанщик Сергей Остроумов откладывал палочки в сторону и касался ударных даже не щетками, а кончиками пальцев. Макаревич уходил со сцены, и тогда «A’cappella Expresss» захватывал калужан в плен своим бесподобным вокалом, виртуозно исполняя «Love me Do, Habanera», «Эй, моряк!» и «Yesterday». Сильно распеться Макаревич им не давал. Перехватывал инициативу и выдавал залихватские «16 тонн», «Шутки на море». Замечательно прозвучал в джазовой обработке окуджавовский «Надежды маленький оркестрик». Хорош был и к месту Константин Гевондян со своей серебряной трубой! Задорно исполнил «Like a Dixilend Band» и «All You Need Is Love». Под занавес на бис исполнили классическую «Hello, Dolly!», и музыканты отбыли в Москву.

Дружиться не захотел
Андрей Вадимович задержался, чтобы отужинать с организатором Олегом Акимовым в одном из местных пабов. Некоторые ярые поклонники попытались присоединиться к маэстро, но, не встретив ответного восторга, слегка обиделись и удалились на почтенное расстояние, за другой столик, дабы не нарушать трапезы уставшего музыканта.
Опубликовано: 17.04.2013 14:18 1 3637
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев