Калуга получила удар под дых

Опубликовано: 19.12.2018 21:30 17 8969
Калуга получила удар под дых

Две недели назад в нашем тихом славном городе разразился неслыханный скандал. Да ещё какой — театральный! Случился он через несколько дней после премьерного показа спектакля «#ПРОКАЛУГУ» молодого московского режиссёра Талгата Баталова, которым открывался Международный фестиваль современного театра «Новые люди». Он проходил в областном центре с 1 по 16 декабря.

Спектакль создан в новом для Калуги формате вербатим. Это  документальный театр, где представление полностью состоит из реальных монологов или диалогов обычных людей, произносимых актёрами. Основой для постановки «#ПРОКАЛУГУ» стали истории жителей Калуги, которые они рассказали творческой команде, работавшей над проектом.

Вот эти самые истории сильно не понравились некоторым известным в городе людям: чиновникам, депутатам, культурным деятелям. В ряде калужских СМИ появились подозрительно похожие друг на друга публикации с яростной критикой «#ПРОКАЛУГУ». Главными претензиями в адрес авторов стали звучащая со сцены ненормативная лексика, а также унижение Калуги и калужан. Правда, чуть позже выяснилось, что большинство спикеров постановку не видели. Как говорится, «Пастернака не читал, но осуждаю».

После такой мощной «пиар-кампании» мы, конечно, не могли обойти спектакль своим вниманием и купили билеты на два последних показа, которые состоялись 16 декабря, в день закрытия фестиваля «Новые люди». Посмотрев представление, мы пришли к выводу, что нецензурные слова были лишь формальным поводом для придирок к авторам постановки.

Оксана ИВАНОВА: Спектакль о нас

— «Хорошие сапоги — надо срочно брать!» — подумала я, начитавшись в интернет-СМИ отзывов о спектакле, написанных в лучших традициях совковой критики.

Почему он вызвал у некоторых горожан столь активное душевное сопротивление, стало понятно с первых минут. Никогда ещё о проблемах, существующих в нашем городе, не говорили так открыто, громко, а местами и довольно резко.

— Чем дальше я от Калуги, тем мне лучше, потому что это грёбаное болото, — говорит одна из героинь спектакля. — И здесь ничего не изменится, потому что это никому не нужно. У нас здесь всё разваливается! ­Реально: сворачиваешь с отполированной улицы Кирова, где два раза в год перекладывают плитку, заворачиваешь в соседний двор, и всё — ты по колено в говне.

Так же откровенно рассуждают актёры со сцены об уничтожении старой Калуги, о сносе дома Яковлева, о ликвидации рынка. Грубо? Возможно. Но разве это неправда? Театральный критик из столицы, приехавший 16 декабря в Калугу, в ходе дискуссии, которая состоялась после спектакля, назвал постановку ударом под дых. И это реально так. Когда смотришь, испытываешь самую разнообразную гамму эмоций: неприятие, досаду, стыд.

— Но это спектакль о нас, — сказала на обсуждении режиссёр театра «Открытые двери» Наталья ГРИБАНОВА. — Да, можно пригладить и сказать, что  мы крутые и у нас всё хорошо. Но здесь нужно говорить правду.

Однако надо отдать должное авторам спектакля, они  не оставляют зрителя без надежды. И если постановку посмотреть, а не прослушивать вольный пересказ в исполнении подчинённых, то станет понятно, что она на самом деле не о том, что «Калуга — грёбаное болото», а о том, что это «лучший город на земле».

— Если научиться правильно читать, понимать её и ловить эту энергетику, то здесь можно всё! — говорит в финале один из героев. — Я считаю, что Калуга — ­недооценённый центр всей этой энергии. Просто люди неправильно её используют. Калугу мы делаем сами. А если человек говорит, что ему здесь плохо, то ему везде плохо.

«#ПРОКАЛУГУ» нужно посмотреть хотя бы ради невероятно трогательной истории о двух влюблённых стариках, рассказанной Леонидом КЛЁЦЕМ:

— Сегодня утром я ей позвонил и говорю: «Поехали на кладбище, погуляем». А она говорит, мол, холодно. Я говорю: «Ну не хочешь на кладбище — поехали в загс». Сказала: «Через 10 минут буду». Вот жду.

Леонид КЛЁЦ и Ирина ЯКУБЕНКО.

Сходите на этот спектакль ради монолога чудака Кости о бессмертии:

— Человек — это миллиарды миллиардов атомов. И если хоть один атом умершего человека попадает в мозг только что родившегося, то тот человек, который распался на атомы, обретает бессмертие. Поэтому умирать не страшно — страшно прожить эту жизнь и так и не попробовать сделать что-то реально полезное. Ну должна же быть мечта!

Что же касается ненормативной лексики, так сильно задевшей некоторых товарищей, то её из спектакля убрали. Любопытно, что в предпоследний день фестиваля зрители увидели ещё одну постановку, в которой также звучали табуированные слова. Однако на это наши вездесущие чиновники, депутаты и различные деятели просто не обратили внимания. Почему? Правильно — потому что это не «#ПРОКАЛУГУ».

Елена ФРАНЦУЗОВА: Соглядатаи калужской жизни

— Признаюсь честно, на фестивале «Новые люди» меня интересовали исключительно детские спектакли, но шумиха, возникшая вокруг постановки «#ПРОКАЛУГУ», подняла в выходной день с дивана. Отзывы в Интернете были абсолютно противоречивые: от полного восторга до ругани. Подогрели интерес и резкие высказывания чиновников, особенно тех, которые предлагали запретить постановку.

На спектакль я шла с негативными эмоциями: задели за живое увиденные в Сети отрывки из пьесы о том, что Калуга — это болото, которое засасывает, и остаются в этом городе только неудачники. Я ожидала, что выйду разъярённой, оскорблённой фурией. Но вместо этого всю постановку просидела практически не дыша, ловя каждую фразу, каждую реплику актёров. У меня было ощущение, что я одну за одной смотрю короткометражки или подглядываю в замочную скважину своих соседей. Может быть, дело в том, что это практически документальный спектакль, — все реплики взяты из жизни. ­Живая, а в первом спектакле с матерщиной речь, минималистичная обстановка на сцене — невольно веришь актёрам.

Началась постановка с монолога молодой девушки, которая рассказывает, почему она сбежала из Калуги. Речь настолько искренняя, что ты не только не ругаешь её за это, но и начинаешь сочувствовать. Всё, что она говорит, это часть и твоей жизни. Только ты не видишь в этом безнадёги, фатальности.

Многих зрителей тронула история пенсионера, который после смерти жены снова влюбился. А мне она показалось нарочито мелодраматичной, излишне слащавой. В отличие от сцены с двумя приятелями, пьющими пиво в подворотне. Один из них мечтает создать спутник. Кажется, и это я где-то видела. Может быть, на пятаке в начале улицы Суворова — в районе больницы № 3. Там таких мечтателей пруд пруди, они с удовольствием расскажут каждому о том, что могут спасти всё человечество: открыть лекарство от рака или СПИДа — но не сегодня. Сегодня им некогда, Петрович аванс получил, его скорее надо потратить.

Вообще, после спектакля уходишь с ощущением, будто тебя облили ледяной водой из ушата. И ты вроде всё это уже видел, знаешь, о чём-то таком думал, но в суете и спешке забыл.

Вся наша жизнь проходит в хрущёбах, на фоне разрушенных исторических зданий и бесконечных перекладываний плитки на Кирова. Кто-то  считает, что это болото, из которого нужно бежать, кто-то смиряется с жизнью в трясине, кто-то пытается прикрыться портретами Циолковского и Гагарина, а кто-то меняет жизнь вокруг себя.

Заканчивается спектакль оптимистично. На сцену выходят молодые актёры, фоном идут фотографии калужской молодёжи. Что-то  внутри подсказывает: у них всё получится. Да и нас рановато списывать со счетов.

Участники проекта «#ПРОКАЛУГУ».

Авторы: Оксана КОЛОСОВА, Елена ФРАНЦУЗОВА.

Эта статья была опубликована в №51 газеты «Калужский перекрёсток» от 19.12.2018. Ещё больше интересных материалов можно найти в бумажной версии и в электронном архиве издания.

Опубликовано: 19.12.2018 21:30 17 8969
Тэги: культура
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев