Калужанка Екатерина Мисютина: «Мы стояли в лесочке и видели, как немцы с факелами жгут нашу деревню»

Татьяна Светлова , фото из архива Екатерины Мисютиной
Опубликовано: 09.05.2022 08:00 1 3471
Калужанка Екатерина Мисютина: «Мы стояли в лесочке и видели, как немцы с факелами жгут нашу деревню»

Детство калужанки Екатерины МИСЮТИНОЙ выпало на годы Великой Отечественной вой­ны.

И даже спустя столько лет она не может забыть страшные месяцы, проведённые в оккупации.

Поэтому 9 Мая для Екатерины Венедиктовны - особый праздник. 

- Почти у всех нас есть бабушки, это естественно и привычно, но мне повезло – у меня есть прабабушка, - накануне Дня Победы к нам в редакцию обратилась калужанка Любовь ФЁДОРОВА.

– Моя прабабушка - Екатерина МИСЮТИНА – мой любимый, родной человек, рядом с которым тепло и уютно. На её долю выпало немало трудностей и испытаний, но я восхищаюсь её оптимизмом, силой воли, мудростью, порядочностью и добротой. Она сама, как неиссякаемый источник доброты и света!

Я  - старшая правнучка, есть еще правнук Федя и правнучка Стефания. И любви бабушки Кати хватает на всех нас! 

А на каждый непростой жизненный случай у бабушки Кати найдется совет и слова поддержки. Я от всей души благодарна ей за помощь, заботу и внимание.

И не помню, чтобы бабушка когда-либо жаловалась, обвиняла кого-то в неудачах. Это - необыкновенный человек!

Ей было 9 лет, когда на нашу страну напали немцы. И для нас очень дороги её воспоминания о страшных месяцах оккупации.

Большая семья

Екатерина Мисютина родилась 21 ноября 1932 года в деревне Новоскаковское, что в Дзержинском районе, примерно в 20 км от Калуги.   

-  У моих родителей Венедикта Васильевича и Матрёны Тимофеевны СОРОКИНЫХ было шестеро детей, я - самая младшая, - рассказывает Екатерина Венедиктовна.

- До коллективизации у родителей был надел земли в поле на заливном лугу Угры, четыре коровы, лошадь и другая живность. Мы, дети, ходили в школу в село Льва-Толстого. Я помню, как перешла во второй класс, но проучилась всего месяц: октябре 1942 года нас оккупировали немцы.

Екатерина Сорокина закончила 7 классов Дворцовской школы, а потом – зооветеринарный техникум. В 22 года вышла замуж за Михаила Мисютина, у них родились две дочери – Лиля и Оля.

- Отец и старший брат Василий к тому времени уже были на фронте. Отца призвали в конце июля 1941 года. Он служил в стройбате. Вернулся в середине 1943-го по ранению (на двух руках осталось всего пять пальцев, ладони - в швах, раздроблена правая лопатка).

Брат Василий, 1922 года рождения, перед войной учился в строительном техникуме. Со второго курса его забрали в Красную Армию и отправили в Орёл в офицерское военное училище, где и застала его война.

Василий служил в разведке. Прошёл Германию, Польшу, Белоруссию. Имел награды. Писал домой письма, переживал за нас, особенно беспокоился о маме, потому что она осталась с пятерыми детьми одна.

После войны брат служил на Кавказе: Тбилиси, Ереван, Новороссийск, Геленджик и т.д. А закончил службу на Камчатке.

Заняли половину хаты

- Мама и мы, младшие дети, в войну жили в своём доме. Немцы пришли в нашу деревню в октябре 1941-го и простояли до 12 января 1942-го. Всего не опишешь, что происходило, но было очень страшно!

Екатерина Мисютина каждый год 9 Мая в селе Дворцы приносит цветы к памятнику воинам, погибшим в годы Великой Отечественной войны.

- У нас немцы заняли половину хаты. Днём они уходили куда-то, а вечером возвращались. Нас не тревожили. Мы разместились в спальне, там рядом были две деревянные кровати и лесенка на печку.

Однажды, 25 декабря, фашисты разговаривали между собой, и сестра Валя (она уже учила немецкий в школе) уловила, что они оставили Калугу. Мы тогда все сидели на печке, и сестра обрадовалась: «Мам, Калугу нашу освободили!»

А фашисты услышали её слова. И вдруг к нам в спальню бежит немец с автоматом, кричит: «Русь, партизан!», и направляет на нас дуло. Мы сжались в кучку.

Мама загораживает нас, твердит немцу: «Пан ошибся, пан ошибся!» Стоило ему тогда нажать на курок, и мы бы залились кровью. Бог миловал! 

Сожгли деревню

- Когда немцы оккупировали нашу деревню, они были богатыми: кашу гречневую, фасоль в банках и прочие продукты выбрасывали за изгородь. А отступали голодными. Как-то мама с утра сварила большой котёл мелкой картошки в мундире.

И тут немец говорит ей, что сегодня будет «бух-бух». Мы скорей побежали в погреб: в то время уже кое-где стали слышны выстрелы. Просидели в погребе до утра. Прислушались, вроде всё утихло! Вернулись домой, а котёл пустой, даже очисток не осталось!

11 января 1942 года один из немцев велел нам уйти, и показывает на дом дяди Никиты Которева, мол, туда идите. Наступал вечер, мама взяла корову Красавку, и мы пошли.

Корову она поставила во дворе Которевых. Зашли в хату, а там уже было полно семей, даже встать негде. Маленькие дети плачут, лампа керосиновая под потолком почти не светит.

Тогда мама сказала нам, что сейчас мы выйдем отсюда, возьмём корову и будем сидеть за двором в лесочке – там нас никто не увидит. Так и сделали.

Младший правнук Екатерины Мисютиной Федя ФЁДОРОВ учится во втором классе.

Стефания СВЕРЧИНСКАЯ - самая младшая из правнуков Екатерины Мисютиной, она пока ходит в десткий сад.

- Корову мама поставила вдоль стежки, а мы за Красавкой сидели на корточках. Но боя не было. Немцы в белых халатах с автоматами наготове соединялись на дороге напротив дома, куда нас согнали (шли они со стороны Дворцов и нашей деревни Новоскаковское).

Шли строем в село Льва-Толстого, на деревню Караваево, Кондрово, Медынь. Там-то наши их и встретили! Был сильный бой!

Народ с конца деревни и жителей села Дворцы немцы согнали во Дворцовскую школу и заминировали её. Но взорвать не удалось - наши солдаты подошли и успели разминировать.

А мы стоим в лесочке и видим: деревня вся во огне! Так тяжело было смотреть, как полыхает наша улица, наш дом. Два немца с факелами в руках шли по левую и правую стороны и жгли дома. Соломенные крыши вспыхивали мгновенно.

Жили у тёти

- Мы остались без жилья. Хорошо, что не сгорел дом жены маминого брата Марии Андреевны СЛУЖБИНОЙ: иконы в святом углу обуглились, но хата уцелела.

Там собралось пятьдесят семей, спали на полу, на соломе. Постепенно люди стали расходиться: кто-то строил себе землянку, кто-то уезжал в Калугу к родственникам, а кто-то - во Льва-Толстого, в уцелевшие корпуса.

Мы прожили у тёти Мани до лета 1943- го. Взрослые работали в колхозе. Женщинам было очень тяжело. Приходили извещения о погибших мужьях, сыновьях, они плакали, но не сдавались, работали, растили детей. Горе не обошло стороной и нашу семью.

Моего брата - Ивана, как и всех ребят из нашей деревни 1923-25 годов рождения, призвали в армию в феврале 1942-го. Никто из них не вернулся! Все погибли в боях в Думиничском, Жиздринском, Сухиничском районах.

Иван в одном из таких боёв был тяжело ранен и умер 8 марта 1943 года. Ему было 20 лет! Похоронен он в братской могиле у деревни Каменка Думиничского района.

Передала в музей

- Прошло столько лет, но каждый год 9 мая я со своими детьми, внуками, правнуками прихожу к Мемориальному комплексу села Дворцы.

Приносим цветы к памятнику воинам, потом идём в музей Боевой Славы, расположенный во Дворцовской школе: сюда я передала фотографии из семейного архива, письма от погибшего на фронте брата Ивана Сорокина – уроженца деревни Новоскаковское, документы о длительных поисках его могилы.

Потому что благодаря таким музеям память об участниках Великой Отечественной войне, о подвиге народа будет жить вечно.

Екатерина Мисютина в школьном музее села Дворцы.

Самые важные новости Калуги и области. Оперативно, интересно, объективно. Подписывайтесь на наш телеграм канал @kp40ru.

Татьяна Светлова , фото из архива Екатерины Мисютиной
Опубликовано: 09.05.2022 08:00 1 3471
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев