Как калужанка поцеловала Байкал

Светлана Теплякова , Фото из архива Натальи КОТОРЕВОЙ.
Опубликовано: 29.04.2021 19:00 4 2837
Как калужанка поцеловала Байкал

Калужанка Наталья КОТОРЕВА рассказала, как бесплатно попала на Байкал, попробовала бурятскую кухню, погонялась за лошадьми и снимала ночью в сакральном месте.

С 15 по 20 февраля на берегах Байкала проходил ежегодный фотопленэр. Организовывают его иркутяне, которые работают по президентскому гранту. На конкурсной основе выбираются фотографы со всей России. В этом году было рассмотрено 546 заявок, отобраны 40 фотографов. Вместе с ними в творческую экспедицию отправились 5 видеографов и 5 travel-­блогеров.

Попасть в проект посчастливилось и калужанке Наталье Которевой. Фотографией она увлекается 10 лет, причём снимает в том числе и на плёночные фотоаппараты, которые уже можно считать раритетом. Своими впечатлениями и фото с проекта Наталья поделилась на выставке в Доме музыки.

— Зимний Байкал был лет семь моей мечтой, но попасть туда нереально — ​очень дорого, — ​рассказывает Наталья. — ​Тогда я подала заявку на конкурс. Надо было выполнить творческое задание: в 10–15 кадрах рассказать о родном городе. Я сняла Калугу на плёнку, отправила фото и мне пришло приглашение. Когда уже практически ночью я увидела письмо, то даже не поверила: я еду на Байкал!

Добиралась в снегопад

— Из Калуги до Иркутска я добиралась самостоятельно. Это как раз было время ужасных снегопадов. Летела из Домодедово. Рейсы массово задерживали. Повезло, что мой рейс задержали всего на полтора часа, потому что другие ребята ждали сутки. Перелёт был тяжёлым, ночным, он длился 5 часов. Но мне удалось сделать классные фото за секунду до рассвета.

В фотопленере «Байкал для каждого» участвовало 40 фотографов со всей страны.

Наталья Которева со своим снаряжением. На Байкал она взяла сразу несколько фотоаппаратов, в том числе и плёночный.

Все участники проекта собрались в Иркутске. Там мы провели первый день. Нам устроили экскурсию по городу. Я вдохновилась потрясающими деревянными постройками с резными наличниками, ставнями. Такого количества деревянных домов нигде не видела! За ними следят, реставрируют. Посмотрели на Ангару, которая, кстати, никогда не замерзает. На следую­щий день был ранний подъём. Пять часов мы ехали на остров Ольхон. Добрались туда к закату. Вокруг ​шикарная природа! Мы сразу пошли на Байкал провожать закат. Я легла на лёд и начала плакать… Нахлынули эмоции! И, конечно, мы целовались с Байкалом. Это традиция. Во льду делается лунка, в неё наливается настойка или лимонад: кто что пьёт. Рядом на лёд выкладывается брусника. Мы выложили её красиво, в форме сердечка. И надо сделать глоток и заесть брусникой. Я легла на лёд, бесстрашно взялась за кедровую настойку…

В общем, прошла ритуал.

Байкал «дышит»

— Лёд на Байкале настолько гладкий, скользкий, что ходить невозможно, только скользить. Зато сколько радости! У нас была развлекуха: плюхнуться на лёд, проехаться и врезаться в кого-нибудь. Море положительных эмоций, смеха! Девчонки ещё катались на коньках. Главное — не думать, что ты на льду, потому что становится страшно, вдруг провалишься. Слышно, как трескается лёд, хотя его толщина 50–80 см. Когда мы первый раз вышли снимать ночью, я испугалась: темнота, только луна светит, тихо, и то дальше, то ближе раздаётся треск — ​лёд разламывается. Невероятное ощущение! Такое чувство, что сейчас под тобой он провалится. Но нет, поверхность крепкая. И я поняла, что Байкал — ​живое существо, он дышит.

Мы брали лёд, крошили его в бутылку, растапливали и пили эту воду, она ​обалденная, чистейшая, вкусная.

Передвигались по озеру на «буханках», делать это надо было очень осторожно, потому что бывают землетрясения и есть риск провалиться под лёд.

Такой снежный день – редкий случай на Байкале.

В этнографическом музее «Тальцы» нас не столько впечатлили деревянные постройки, сколько ледяная горка. Полчаса катались на ней, как дети.

Мороз -27, снимали прямо в перчатках.

Сибирские морозы

— На Ольхоне мы провели два полных дня. Жили на базе в посёлке Хужир. Рядом ​корабли. Один был вмёрзший, я так понимаю, он для красоты. Остальные стоя­ли на приколе. Раньше в посёлке главным предприятием был рыбзавод, но сейчас он закрыт, всё заброшено. Сейчас там развивается туризм наподобие Никола Ленивца.

Для нас была составлена программа. Организованы поездки сначала на север острова, потом на юг. И ещё мы заезжали на мистический остров Огой.

Погода стояла холодная. Днём, когда светило солнце, ещё терпимо: –27…-25, а ночью — ​за –30. Мы не привыкли к такому холоду, поэтому я максимально утеплялась: грелки в ботинках, тёплые штаны, водолазка, свитер, зимняя куртка, тонкие перчатки, чтобы можно было фотографировать не голыми руками, а сверху ​горнолыжные. Шарф ​по глаза. Там ещё интересный эффект: солнце отражается от снега и быстро обгораешь, а из-­за того, что ветер, лицо обветривается. У меня уже на второй день были красные щёки.

А в последний день мы попали в снежную бурю. Ветер был такой сильный, что фотоаппарат на штативе просто разворачивало. На базе, где мы жили, ветром выбило стекло.

Костёр на льду

— Днём мы путешествовали по Байкалу. Ездили по льду караваном из УАЗиков (типичные «буханки»). По дороге останавливались в красивых местах — ​мысы, скалы. Видели гроты, где намерзает вода и образуются огромные сосульки, метра полтора. Я не рискнула внутрь заходить. Просто просунула руку и сфотографировала.

А когда доезжали до крайней точки нашего маршрута, нас на час выпускали гулять. В это время водители готовили для нас еду. Прямо на льду разводили костёр. В первый день угощали ухой из омуля, во второй сделали суп из тушёнки и картошки. И, конечно, чай с травами и брусникой. Это была вкуснейшая еда, какую только можно попробовать! Когда намёрзнешься и тебе дают в руки миску с самой простой едой, ничего больше не нужно! Это такое счастье!

Юг острова встретил нас суровой погодой. На Байкале очень редко идёт снег. Но тут он пошёл огромными хлопьями. Зато удалось снять редкие фото. Встретили табун лошадей, красивых, кудрявых. Бегали за ними, чтобы сделать интересные кадры. Никогда не думала, что буду так носиться с тяжёлым рюкзаком и тремя фотоаппаратами на шее.

А вечерами у нас были лекции, к нам приглашали разных спикеров: ​фотографов, историков, блогеров. Проводились мастер-­классы. Потрясаю­щий мастер-­класс был по ночной фотографии. Я впервые в жизни снимала ночью, волновалась. На Байкале необыкновенное небо, всё усыпанное звёздами. И звёзды просто огромные, яркие!

Рано лечь спать ни разу не получилось. Мы возвращались на базу, сбрасывали технику, она тут же покрывалась инеем… И шли в комнату, где огромный камин, делились впечатлениями, идеями. Ещё я ходила в комнату к друзьям, они там делали из ленты диодную махалку для эффектных фото, креативили. В итоге ложилась спать в четвёртом часу, а вставала в восемь утра.

Байкальский лёд произвел на всех впечатление.

Двигались караваном и снимали прямо на ходу.

В первый день целовались с Байкалом: надо было выпить из лунки и закусить брусникой.

На острове Ольхон провели два дня.

Сплошной шаманизм

— В один из дней заехали в этнопарк «Золотая орда». Познакомились с бурятским традициями, побывали в юртах, примерили национальную одежду. Нам рассказали историю буддизма, познакомили с шаманизмом, накормили позами. Позы — ​это традиционное бурятское блюдо, дальний родственник хинкали, грубо говоря, хинкали без хвостика. Есть их нужно обязательно с соевым соусом. Вкусно!

Вообще в тех местах процветает буддизм, шаманизм. В посёлке Хужир, где мы жили, есть сакральное место — ​скала Шаманка. По преданию, с неё сошёл первый шаман. Там стоят столбы. Говорят, что к ним раньше привязывали коней, а сейчас туристы на них завязывают ленточки для исполнения желаний. Считается, что эти столбы — ​связующие между шаманами и нами. Мы ночью выходили туда фотографировать. И это, действительно, был некий шаманизм на шесть человек сразу. Задача была — ​подсветить каждый столб фонарём так, чтобы поток света от них шёл вверх, в ночное небо.

Были мы и на сакральном острове Огой, где никогда не жили люди. Там на самой высокой точке установлена буддистская ступа Просветления. На этом острове нельзя думать ни о чём плохом, нельзя употреблять частицу не. Только позитивные мысли! И есть круглая каменная дорожка. По ней нужно обойти кратное число раз и загадать желание. Я прошла три круга, загадала желание. И только отошла, как началось небольшое землетрясение (они в Иркутске не редкость). Все посмеялись, говорят: «Это знак, твоё желание точно сбудется!»

Традиционная бурятская еда: позы. Очень сытно!   

Остров Огой, ступа Просветления.

Слышно, как трескается лёд.

Скалы на Байкале напоминают приведения.

В снег встретили табун лошадей.

Две недели перестраивалась

— Когда я прилетела в Москву, шла, держа куртку в руках, и думала: «Какая жара!» Хотя на улице было –15. К сибирским морозам привыкаешь.

Разница во времени далась тяжелей. В Иркутске быстро адаптировалась. А вот, когда прилетела обратно, мой организм жил по иркутскому времени: в 9 часов вечера меня вырубало спать, а просыпалась я в 4–5 утра. Ушло примерно две недели, чтобы восстановить режим.

Мы сдружились с организаторами. Они живут в разных городах: в Иркутске, Казани, Саранске, Пензе… Я вернулась в Калугу, три недели дома посидела и рванула в Казань. Моя работа на удалёнке позволяет это сделать.
Сейчас я вошла в состав организаторов пленэра, ближайший пройдёт либо осенью, либо следующей весной. Мы уже подали документы на грант, хотим развивать это направление.

Остров Хужир, корабли ждут весну.

Гора шаманка с сокральными столбами- проводниками.

Байкальский лёд: тяжелый и прозрачный.

Байкал запомнится навсегда.

Светлана Теплякова , Фото из архива Натальи КОТОРЕВОЙ.
Опубликовано: 29.04.2021 19:00 4 2837
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев