«Самыми страшными в больнице были 90-е годы»

10.10.2018 21:30 16 8180 Светлана Теплякова
«Самыми страшными в больнице были 90-е годы»

Её знают многие калужане: Валентина Григорьевна Золотарёва долго работала старшей медсес­т­­­­­рой в больнице № 4 им. Хлюстина. 17 октября ей исполнится 94 года.

Дома у Валентины Григорь­евны — идеальная чистота. На столе — «Калужский перекрёсток». Признаётся, что не пропускает ни одного номера — сын покупает.

— Сын Евгений каждый день приезжает после работы. По дороге звонит: «Мама, что тебе купить?», — рассказывает Валентина Григорьевна. — Семья у меня всегда была хорошая. Муж давно умер. Сын зовёт к себе, он в частном доме живет. Но я не хочу: привыкла к своей квартире. Внучка Елена — в Америке, внук Роман — в Москве. Он долго со мной жил и сейчас часто звонит и приезжает. У меня уже и правнуки есть!

Когда Калуга была маленькой

— Я хорошо помню довоенную Калугу. Мы жили на улице Свердлова (ныне — Знаменская) в собственном доме. Мой отец Григорий Алексеевич был служащим на лесозаводе, мама Прасковья Григорьевна — домохозяйкой, воспитывала пятерых детей. Калуга тогда была маленькой, мощённой булыжником. Мы ездили к бабушке, а когда возвращались, папа встречал нас на вокзале, брал извозчика. И мне нравилось слушать, как цокают подковы по мощёной мостовой.

Отопление было печное. То и дело на улице раздавались крики носильщиков: «Кому уголь?!» И никаких колонок с водой. Стояла будочка. К ней подойдёшь, копейку положишь, бабушка откроет окно и водички нальёт.

В школу мы ходили на улицу Луначарского, а потом — в гимназию № 9. Мои старшие сёстры даже учились у Циолковского!

Папа умер рано. В то время директором лесозавода, где он работал, был поляк Пётр Станиславович Домбровский — очень порядочный человек. После смерти папы он нам помогал, опекал. Помню, всегда ходил в шинели. Как-то старший брат прибегает домой и говорит: «Петра Станиславовича арестовали, ведут по улице!» Домбровский шёл молча, руки назад. Увидев моего брата, сделал знак: покачал головой — мол, не подходи.

Погром в Тарусе

— Моя старшая сестра закончила медучилище, и я в 1939 году после окончания школы пошла учиться на медсестру. Когда началась война, мы сдавали «Хирургию». Со стороны медучилища хорошо был виден Правый берег: по мосту через Оку шли танки. А учителя примут экзамены, попрощаются с нами и уходят на войну…

В 1941-м мне шёл 17-й год. Старшего брата и среднюю сестру забрали на фронт. Мама с младшим братом поехала к свекрови в Смоленскую область, и там они попали в зону оккупации. Нас, выпускников медучилища, поселили в клубе — там, где сейчас Концертный зал. Мы были на казарменном положении. Стали отбирать: кого-то — на фронт, кого-то, в том числе и меня, — в Тарусу. Дома осталась только старшая сес­тра, она работала на КЭМЗе. Вскоре она меня вызвала в Калугу: их должны были эвакуировать, и она хотела забрать меня с собой. Я по­ехала, но началась бомбёжка. Бомбили КЭМЗ, и я к сестре не успела. Вернулась в Тарусу. Проработала месяц, когда пришло известие, что немцы заняли Калугу. Прихожу на работу и вижу: наши врачи бегают, суетятся. Бросили больницу вместе с больными и уехали. И всё городское начальство сбежало, весь райком партии. Никогда этого не забуду! В Тарусе был день погрома. Немцы подходили, и люди грабили склады. На улице стояли диваны, столы, бочки с мёдом, с маслом… Люди хватали кто что может. Мы, две молодые медсестры, растерялись. Один мужчина кричит нам: «С голоду подохнете, возьмите хоть что-нибудь!» А куда брать? Некуда! Больница пустая. Больных всех распустили, остался один старик,  кормить его нечем. Потом кто-то из местных к вечеру забрал его. А нас забрали в военкомат.

Ближе к ночи приехала конная милиция, и райком партии вернули. Люди, которые унесли что-то, испугались и опять всё на улицу стали выкидывать. Это длилось сутки. А потом начали поступать раненые. Мне было поручено сопровождать их в Серпухов. Там работала в медсанбате. Было тяжело, страшно. Приходилось на самолёте в тыл врага летать за ранеными. А ещё ведь за родных переживаешь: доехала ли сестра до места эвакуации, что с мамой и младшим братом в оккупации…

Победу встретила в Калуге

— В 1943-м после ранения с фронта вернулся мой брат, стал работать в госпитале заместителем главного врача по хозяйственной части. Нашёл меня, и я приехала в Калугу. Устроилась в госпиталь, он был рядом с аптекой «на стрелке». Потом его расформировали, и нас перевели в другой, за кладбищем. Там я проработала до самой Победы. Жила в общежитии: от родительского дома ничего не осталось, всё было разрушено. Питалась в госпитале, кормили и нас, и больных хорошо.

День Победы я встретила на работе. Больные, как узнали эту новость, обрадовались и — на улицу! У нас начальником отделения была женщина-майор. Я — к ней: «Евгения Александровна, больные расползлись, не знаю, что делать!» А она улыбается: «Пусть ползут!» К вечеру, правда, наши пациенты вернулись. Нам несли кто — водку, кто — самогонку. Мы не пили, всё перелили в графин. Один больной лежал с контузией — не слышал и не разговаривал. А когда я ему написала: «Конец войны. Победа!» — дико закричал! Дико! У него появился голос.

Пропала старинная лестница

— После войны я 5 лет работала в детской больнице. А там, где сейчас Хлюстинская больница, была областная, и в войну тоже работал госпиталь. В 1953 году рядом с ней, на улице Никитина, «Спичка» построила поликлинику для своих рабочих. И, так как областная поликлиника ютилась в старом, ветхом бараке, поликлинику «Спички» сделали областной. Я пришла туда работать в 1954-м. Потом нас много раз переименовывали. Позже эта территория стала городской больницей № 4 им. Хлюстина. А областные отделения постепенно переехали в Анненки. Очень сильными были глазное и ушное отделения. В ушном работал легендарный отоларинголог Генрих Оттович Гейне — прекрасный специалист и очень добрый человек. А в глазном завотделением был известный доктор Рубен Григорьевич Берберов. Они в Анненки не поехали.

А знаете, каким отделение терапии было до войны? Когда я училась в медучилище, мы туда ходили. Здание старинное, построено, как известно, купцом Хлюстиным. Красивый вестибюль с двумя ажурными чугунными лестницами, винты — с кулак! Две кафельные печи с декоративными панно из плитки: на одной — олени, на другой — птицы. Во время ремонта всё разобрали, и не знаю, куда унесли. Утром пришли — лестницы нет, и панно с печки исчезли.

Угрожали ножом

— Сначала я была медсес­трой в поликлинике, а ещё подрабатывала на полставки в хирургическом отделении. В послевоенное время в Калуге было несколько криминальных районов. Там, где сейчас стадион за «Спичкой», находился пустырь и постоянно шли разборки. Однажды я в хирургии ждала врача. Вдруг открывается дверь, входят пятеро бандитов, на плаще заносят парня — всего в крови. Кладут на стол — ­­и мне: «Девка, давай зашивай!» Я подошла к парню, рубашку разорвала, а у него все разрезано, кишки наружу. Нужна серьёзная операция. Говорю: «Я медсестра, не умею!» А они: «Видела, как доктор зашивал? И ты давай, мы его потом заберём, вылечим». Выставить их я не могу. Хорошо, кто-то вызвал «Скорую». У него кровь течёт, я стерильной пелёнкой накрыла — она тут же вся мокрая. Взяла стерильную простынь, обмотала. «Скорая» всё не едет. Врач вот-вот должен прийти, и я понимаю, что они, угрожая ножом, заставят его шить. Как их выпроводить? Стала уговаривать: «Выйдите, я ему укольчик сделаю». Уговорила — вышли. И тут сигналит неотложка. Они услышали и быстренько убежали. А врачи «Скорой» взяли того пациента прямо в простыне со стола и увезли.

Липовый врач

— Со всеми главными врачами я хорошо ладила. Была старшей сестрой больницы, а позже — главной сестрой. Начинала работать ещё с Ниной Анатольевной Комзиковой — замечательной женщиной, настоящим профессионалом.

В 1957 году в больнице произошло ЧП. Нина Анатольевна тогда ушла в декрет, и облздрав прислал нам нового врача — со спичечно-мебельного комбината. Врач был уже в возрасте, под 60. На «Спичке» ему дали квартиру. У него были дочь и сын.

Вдруг приезжает контрольная комиссия. Проверяет назначение зарплаты, специализацию персонала. И приходит приказ: всем принести подлинники дипломов. Сёстры — а у меня их было больше 100 человек — принесли. И врачи принесли. Только один всё никак не несёт, тот самый новый. Потом приходит с папкой, там — копии диплома, приказы здравотдела, где он проходил специализацию, а подлинника нет. Он говорит: «Вас что, документы облздрава не удовлетворяют? Позвоните туда». Но в комиссии женщина была принципиальная, забрала его личное дело. И выяснилось, что у врача — поддельный диплом! А он вёл приём в поликлинике. Мы сразу побежали, забрали с его стола рецепты, личную печать. Потом его вызвали, зачитали приказ: лишить врачебной деятельности, а дело передать в суд. На следующий день нам звонят из облздрава: «Вы что издеваетесь над таким врачом?» Оказывается, в облздраве работал его двоюродный брат. Потом этот врач оказался в «Роще» с инфарктом. Не знаю, правда, был ли инфаркт или его по знакомству положили туда. Но судить его не стали, а устроили в регистратуру «Скорой помощи». А так как он жил на «Спичке», мы без конца встречались. Он никогда не здоровался, проходил с суровым видом, едва кивнув головой. А через три-четыре месяца после этого происшествия из облзрава исчез и его двоюродный брат.

Ни лекарств, ни продуктов

— Нина Анатольевна Комзикова тяжело болела. Но так боролась за жизнь! И каждый день ходила на работу. У неё была сильная команда заведующих отделениями, все в связке работали. Много сделал для больницы её зам невролог Фидлер. Очень порядочный, добрый человек, никому никогда не отказывал. Когда строили 4-этажное здание, он контролировал всё. И заводы помогали: КЭМЗ, Турбинка, Моторостроительный, 35-й… Да все! Фидлер открыл неврологическое отделение, но и 2 лет не проработал — умер.

А самое тяжёлое время выпало на долю главврача Хлюстинской больницы Валерия Петровича Замараева. Это были 90-е годы. Что мы тогда пережили! Больных нечем было кормить! Каждое утро ломали голову, где взять хоть какие-то продукты. Такого даже во время войны не было!

Медсёстры ездили щавель собирать — решили, что врачи на приёме посидят одни. Набирали щавеля и неделю варили больным щи. Помню, звонят с мелькомбината: «Есть мука, которая в отходах, но, если её просеять — хорошая будет. Два мешка. Возьмёте?» — «Возьмём!» Привезли поварам: «Сможете просеять?» Они посмотрели: «Сможем!» Просеяли и напекли блинов!

Рыбный цех как-то мойву дал — плохую, помятую. Повара говорят: «Привози, Григорьевна, что-нибудь сделаем!» Перебрали, сварили суп. Прихожу посмотреть, как больные едят, спрашиваю: «Как супчик?» Они довольны: «Хороший, жирненький, ароматный!»

Осенью в Ахлебинино позвали яблоки собирать. Сад там колоссальный, а яблоки никто не берёт. У нас на практике были студенты. Я взяла 4 человек, купила им 2 батона, а то яблок наедятся — понос прихватит. Приехали. Яблок — море! Мои студенты набросились на них, а я им батоны дала — ешьте! И наелись, и 700 кг яблок привезли. Варили больным компот без сахара.

Зарплату не платили, лекарства не на что было покупать. Медикаменты в аптеке есть, а денег нет. В реанимации лежал молодой парень, 22 года, постоянно терял сознание, умолял врачей: «Я хочу жить!» Умирает, а мы ничего сделать не можем. Замараев вытаскивает 200 рублей из кармана, Мартыновский тоже даёт — я пошла, купила антибиотики.

На следующий день ещё одного тяжёлого привезли. Прихожу к заведующей аптекой, говорю: «Умирает человек, дайте лекарства! Деньги придут — сразу рассчитаемся!» И давали. А мы потом деньги перечисляли.

Помню, проворовалась заведующая продовольственным складом. Её сын открыл кафе, и начали у нас пропадать продукты. Стали проверять — большая недостача. Заведующую освободили от должности, а к вечеру в больницу приезжает группа бритоголовых, ищут главного врача, бухгалтера и главную сестру. Главврача не было, бухгалтер успела спрятаться в рентген-кабинете. А меня санитарка схватила, потащила в физиокабинет и положила на койку — будто я пациентка. И они не нашли никого. Замараев потом пришёл, мы ему всё рассказали. Он поехал в КГБ, вернулся и сказал: «Не волнуйтесь, больше они здесь не появятся». И правда, больше бандиты к нам не приходили.

Работала до 76 лет

— Ушла я из больницы в 2000 году. Уже была настроена. Хотела уйти ещё когда главврачом стал Замараев. Я его давно знала, он учился в школе вместе с моим сыном и относился ко мне, как к матери. Просил не уходить, помочь ему влиться в коллектив. Я и осталась. А в 1999-м я шла на работу под руку с секретарём Мариной. Была зима, Марина поскользнулась, и мы с ней упали. Я сломала шейку бедра. А мне тогда было уже 75 лет. Операцию делал Махоткин, в то время ещё молодой врач. Приехали профессора из столицы, собрались врачи из других больниц… Это была одна из первых таких операций в нашем городе. Всё прошло хорошо. Я быстро встала на ноги и даже на дачу на Муратовке ездила.

С работы я ушла в 2000 году. Сейчас часто вспоминаю родную больницу, тех замечательных людей, с которыми работала. И каждый год в мой день рождения ко мне приходят старшие медсёстры.

Медсёстры и врачи детской больницы. Валентина Григорьевна — крайняя слева.

В своём кабинете.

Валентина Григорьевна проработала в Хлюстинской больнице 46 лет.

Возле Хлюстинской больницы— тогда она была областной.

С главврачом Валерием Замараевым.

Эта статья была опубликована в №41 газеты «Калужский перекрёсток» от 10.10.2018. Ещё больше интересных материалов можно найти в бумажной версии или электронном архиве издания.

Фото: Сергей КОНСТАНТИНОВ.


Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter
Еще новости из рубрики «Общество»

Лента настроения новости

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на стрелку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 


Комментарии читателей: 16 шт.

загрузка комментариев

Самая полная афиша Калуги

Как считаете, какая из компаний достойна звания «Работодатель года – 2018»? 
 
ООО «Хоум Кредит энд Финанс Банк»
356
ООО «Леруа Мерлен Восток»
186
ООО «Обувная фабрика Ромер»
399
АО «Обнинскоргсинтез»
103
ЗАО «Лореаль»
43
ООО «Ново Нордиск»
81
Филиал АО «Магна Автомотив Рус» в г. Калуга
94
ООО «ЛИР»
20
ООО «Фольксваген Груп Рус»
193
АО «Автоэлектроника»
31
ООО «Нестле Россия»
34
ПАО «РУССКИЙ ПРОДУКТ»
36
ООО «НЛМК-Калуга»
85
АО ПИК-Индустрия НЗ ЖБК
6
ООО «ЭкоНиваТехника-Холдинг»
29
ООО «Агро-инвест»
36
Отель Амбассадор Калуга
35
Всего проголосовало: 1767

Место проведения мероприятия:

Время проведения мероприятия:

Описание мероприятия:

Ваши контактные данные (на сайте не показываются, используются для уточнения деталей события):


  Все поля обязательны для заполнения.