Внезапно: сотрудница травмпункта объяснила омбудсмену, что его нет

Опубликовано: 05.07.2016 16:13 110 17708
Внезапно: сотрудница травмпункта объяснила омбудсмену, что его нет

Уполномоченный по правам человека в Калужской области Юрий ЗЕЛЬНИКОВ на днях на своей страничке в «Фейсбуке» рассказал историю о том, как он столкнулся с некоторыми «прелестями» калужской медицины. 

Вечером 2 июля, закрывая въездные ворота на участок, он сильно поранил себе ногу.

- Половина ворот из профильного железа въехала мне в ногу острым нижним краем и, как бритвой, взрезала сзади мякоть голени, - пишет Юрий Иванович. – Когда я посмотрел на результат своей беспечности… лучше бы не смотрел. Вниз свешивалась живая плоть размером с кусок для шашлыка. За ним отчетливо была видна бело-голубая голая кость ноги. При внимательном рассмотрении раны надежда на то, что такой кусок сам собой прирастёт, быстро растаяла. 

Промыв и перебинтовав ногу, вместе с родственником на машине устремились в ближайший травмпункт. Сначала попали в «Скорую помощь» в селе Дворцы Дзержинского района.

Объяснив вышедшему фельдшеру, в чём дело, услышали ответ: «Если сшивать, то мы не можем. Езжайте в Аненки или в Кондрово». 

Попросил хотя бы посмотреть, нужно ли зашивать рану. Разбинтовали: «Нужно!». И заботливо забинтовали новым бинтом. Приехали в Анненки, в приёмное отделение областной больницы. Вышел ко мне врач. Выслушав меня, спокойно изрёк: «Если зашивать, то только примерно через 2 часа. Все медсёстры на двух операциях, ассистировать некому. Хотите – ждите, не хотите – поезжайте в Калугу в травмпункт в БСМП». И добавил: «Там, кстати, дежурят 3 бригады врачей и очередей нет».

Ждать два часа как-то не хотелось. Приехали в БСМП. В регистратуре, заполнив карточку, предложили пройти в кабинет №1. У входа сидит очередь человек из десяти. У кого палец забинтован, у кого рука. Кровь из-под повязки сочится у меня одного. На всякий случай заглянул в кабинет, объяснил: так, мол, и так, мне срочно нужно на зашивание. В ответ: «Ждите. Вас вызовут в порядке очереди».

Ждём. Час, полтора. Очередь еле двигается. Хирург всего один (вместо обещанных трёх!). Без очереди лезут укушенные клещом.  Затем без очереди проводят парня с окровавленным большим пальцем ноги, который он непостижимым образом изловчился засунуть в газонокосилку. Правда, чем его палец лучше моей голени, я так и не понял. Проходят без очереди ещё несколько человек. 

Через два с половиной часа ожидания, наконец-то, подошла и моя очередь. Меня ещё раз выслушали. Врач сильно удивился тому, что мне не оказали помощь в Анненках, изрядно повеселившись моему рассказу на счёт обещанных трёх бригад врачей: «У нас их давно не хватает!» 

Уложили на операционный стол. Молодой хирург по имени Тимур полчаса сноровисто пришивал мой кусок мяса, стараясь ещё спасти и вернуть на место отстававший кусок кожи, доходчиво комментируя это для меня. К счастью, сухожилия и кость оказались не задеты. 

В операционную время от времени забегали медсестра и регистраторша, деловито сообщая: привезли очередного клиента с инородным телом (пулей), рвётся на прием невменяемая пьяная девушка и ещё какие-то ужастики. Я понял, что мне сильно повезло в том, что меня успели уложить на стол. Иначе бы пришлось ждать остальных, остронуждающихся.

После операции, спросив, работаю ли я, предложили оформить бюллетень. В регистратуре молоденькая регистраторша наотрез отказалась написать название моей организации: «Аппарат Уполномоченного по правам человека в Калужской области», -заявив мне, что её нет, так как в больничном должно быть указано только 29 букв. Мои попытки возразить, что я сам возглавляю этот орган, к успеху не привели. «Нет такого органа!»

Поехали обратно, размышляя о том, есть ли у нас в регионе платные травмпункты, где тебя в связи с отсутствием дефицита персонала не подвергнут риску нанести непоправимый вред здоровью.

Вывод: друзья, берегите себя, не спешите, чтобы не нанести себе ненароком травму, и не болейте! Это вредно для здоровья, в особенности, если у вас не та нога, какая надо».

Мы дозвонились до Юрия Ивановича, первым делом поинтересовавшись, как он чувствует себя сейчас. 

- Езжу на перевязки, - ответил он. – Поскольку с момента травмирования и до операции прошло около 4 часов, возможны негативные последствия в виде омертвления тканей. Произойдёт это или нет, станет понятно примерно через неделю.

На написание поста в «Фейсбуке» омбудсмена побудила очевидная мысль: систему приёма пациентов в травмпункте БСМП (Калужская областная клиническая больница скорой медицинской помощи им. К.Н. Шевченко) необходимо менять.

- Если есть возможность (а моя печальная практика показала, что потребность имеется), нужно увеличивать количество дежурных бригад. Если такой возможности нет, то следует хотя бы изменить организационный подход. Врачи или медсёстры сами должны проводить некую сепарацию прибывших посетителей: смотреть, кому из пациентов реально требуется экстренная помощь. Понятно, что у каждого своя болячка, но всё же больной с кровотечением, у которого, возможно, на счету каждая минута, наверное, не должен сидеть в очереди два с лишним часа. И не пациенты должны решать, кому будет оказываться медицинская помощь вне очереди, а доктор. Возможно, также должна быть альтернатива в виде оказания платной экстренной помощи в травмпункте. И посетители должны быть об этом информированы.

В ближайшее время Юрий Зельников планирует встретиться с главврачом БСМП, чтобы лично с ним обсудить эту проблему. 

- Если решить вопрос на этом уровне невозможно, буду выходить на министерство здравоохранения Калужской области.

Опубликовано: 05.07.2016 16:13 110 17708
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев