«Настройка пианино – это и музыка, и конструктор»: калужанин Юрий Толокнов о любимом деле, роке и кофе

Автор: Кирилл Гизетдинов. Фото из архива Юрия Толокнова и «Аккорд».
Опубликовано: 30.09.2021 13:20 7 2853
«Настройка пианино – это и музыка, и конструктор»: калужанин Юрий Толокнов о любимом деле, роке и кофе

Наступила осень, а значит и новый сезон концертов и гастролей. В Калугу вновь приедут знаменитые музыканты, да и в своих недостатка у нас никогда не было.

Но есть люди, без которых инструмент никогда не зазвучит, а значит и никакой концерт не состоится. Один из них – Юрий Толокнов.

Уже более двадцати лет он настраивает калужские пианино и рояли, клавесины и клавишные звончатые гусли.

О пути в редкую и мало знакомую людям профессию настройщика, а также своём недавнем освоении новой специальности – бариста – он рассказал читателям «Калужского перекрёстка».

По уму и сердцу

– Юрий, расскажите пару слов о себе, где вы родились, учились?

– Я родился в Калуге. Закончил Мещовскую школу-интернат для слабовидящих детей. Перед поступлением в среднеобразовательную школу, у меня обнаружили, что левый глаз плохо видит, и направили туда. Там были специальные методы обучения для детей с ослабленным зрением. Соответствующая программа: минимум чтения, минимум письма и больше словесного объяснения.

В Мещовске я закончил музыкальную школу по отделению «Фортепиано», и после неё дважды поступал в музыкальное училище в теоретический класс.

В училище меня не взяли. Это было самое начало 90-х. Жизнь была экономически сложной, и нужно было идти работать.

Я подумал, что поработаю год, а потом буду снова поступать в музыкальное училище. Пошёл на турбинный завод учеником слесаря по контрольно-измерительным приборам и автоматике. Меня всё это очень увлекло.

Профессия преподавателя музыки в то время оказалось не актуальной, и я решил остаться на заводе, где проработал три года.

Параллельно с этим я играл в калужских рок-группах «Мания величия», «Новый Иерусалим» и в некоторых других. Я не умею играть в стиле кантри и блюз, а эстрадная музыка и рок у меня тогда хорошо получались.

У меня были свои клавиши (синтезатор), что было роскошью в те времена. Поэтому меня часто приглашали, чтобы я помог при записях альбомов. Я тогда кое-что писал сам, быстро всё схватывал и ориентировался на ходу.

Увлечение музыкой меня привело на фабрику «Аккорд». Четыре или пять лет она простаивала без работы, а потом снова открылась в 1999 году, проработав ещё девять лет.

Пришёл туда учеником настройщика фортепиано и трудился до закрытия фабрики. Это было ближе к музыке, кроме того у меня есть склонности к конструированию, а ведь настройка пианино – это и музыка, и конструктор. И профессия получилась по уму и сердцу. Так что я ушёл с завода и пришёл на фабрику «Аккорд».

Я понял, что это настолько моё, что даже продал акции турбинного завода, и на эти деньги уехал в Москву, чтобы учиться настройке фортепиано уже основательно. И вот уже более двадцати лет я в этой профессии. После закрытия фабрики, я ушёл работать в концертный зал филармонии.

Распад «Аккорда»

– Что сейчас происходит с фабрикой?

– После закрытия в 2008 году в Петербурге нашлись предприниматели, которые выкупили бренд «Аккорд», и начали выпускать пианино под ним в Санкт-Петербурге. Но это уже была не калужская фабрика.

Затем они приехали в Калугу, и открыли здесь филиал. Но это уже совсем не та фабрика. Это не калужский «Аккорд». Это другие люди, инструменты и новые современные технологии.

Фото с нынешнего «Аккорда».

– Как вы думаете, какова была роль «Аккорда» в музыкальной истории России?

– С уходом «Аккорда» было потеряно много. Производство фортепиано требует грамотного коллектива, знающего свои профильные профессии. Это и уникальная столярная сборка, и сборка механики… На эту работу не возьмёшь человека со стороны, нужно обладать определёнными навыками.

Если обычному столяру можно объяснить за неделю нюансы профессии, чтобы он уже смог работать, то чтобы собрать механику пианино (хотя, на первый взгляд, это те же самые деревяшки) нужны определённый талант, усидчивость, кропотливая работа руками.

– А сколько инструментов изготавливал «Аккорд» за год?

– На изготовление одного инструмента уходит полгода, но параллельно делают несколько. Поэтому в тот советский брежневский график мы изготавливали около восьмисот инструментов в месяц. А когда фабрика работала в две смены – тысячу двести.

Я приходил и делал цековку (предварительную настройку) примерно для пятнадцати пианино в день. И это я там в 90-х был один. А в доперестроечные времена там работало восемь настройщиков и ещё человек пять цвиковщиков.

А ведь после настройщиков ещё есть интонировщики, которые тоже поправляют настройку.

– Помните, как начали работать, что не удавалось на первых порах?

– Да вроде всё получалось, шло как по маслу. Но когда я только пришёл работать, на фабрике не было отдельных кабинок с шумоизоляцией. Поэтому мне мешали столярные сборки и регулировщицы, которые постоянно нажимали на клавиши, чтобы проверить работу механики.

Лучше или дешевле

– Сколько времени уходит на изготовление одного инструмента?

– Если начинать с распилки дров и заканчивать отгрузкой готовой продукции – около полугода. И это не учитывая того, что древесину нужно сначала высушить на открытом воздухе.

– Что характеризует качество хорошего инструмента?

– В дешёвом инструменте всё делается по шаблонам, а отбор по качеству древесины идёт на глаз.

Ручная сборка всегда будет лучше и стоить дороже. Древесина у таких инструментов тоже гораздо дороже.

Если у дешёвых инструментов сушка древесины проходит в автоматах за несколько часов, то древесина для хороших инструментов сначала лежит несколько лет в штабелях на открытом воздухе, потом в штабелях под крышей, и только затем её сушат в специальных машинах.

«Настройщик должен быть психологом»

– Публика слушает пианиста, но практически никто не думает о том, что его успех во многом зависит и от настройщика, который готовит рояль к выступлению. Есть ли у вас ощущение, что вы всё время находитесь в некоторой тени?

– Да, такое ощущение есть. Но оно без обиды. И, наверное, правильно, что всё так и происходит.

Мне не нравится, когда к моей профессии относятся с пренебрежением. Когда её принижают, считая  чем-то неважным и лёгким.

– Были какие-то необычные случаи в вашей работе?

– Помню, как на одном концерте мы с пианистом были на одной волне, и он попросил меня поправить на инструменте какую-то клавишу в басах. Я пошутил: «А вы здесь просто не играйте». Но окружающие не поняли и подумали, что я некачественно работаю.

Очень важно понять психологию музыканта, и подстраиваться под его психотип. Поэтому настройщик должен быть ещё и психологом. А пианист, выходя на концерт, должен быть уверен, что инструмент в полном порядке.

Однажды пианистка перед концертом положила свою сумочку на рояль и прямо на третьем звонке хотела достать из неё таблетку от головной боли. Сумка перевернулась, и в механику рояля полетело всё её содержимое. Пришлось немного задержать начало концерта. И потом у меня было ещё несколько таких случаев в разных местах.

Может быть, именно с этим связана одна из примет настройщиков: кроме своих инструментов не класть на пианино и рояль ничего другого. Иначе они обидятся, и настройка не удастся.

– Кто из известных музыкантов играл на инструментах, которые вы настраивали? Удалось ли вам познакомиться с кем-то из них лично?

– Мы общались с недавно ушедшим из жизни Александром Майкапаром, Екатериной Мечетиной. Они играли на инструментах после моей настройки. А вот, например, Денис Мацуев приезжал на концерт в Калугу со своим настройщиком.

В Дом музыки к нам приезжают пианист Юрий Мартынов, и я тоже с ним общался и настраивал ему инструмент.

Когда в Калуге бывают известные пианисты, за несколько дней перед концертом я делаю контрольный осмотр инструмента, за сутки настраиваю пианино, а в день приезда – целый день с ними.

Качества профессионала

– Какие качества отличают профессионального настройщика?

– Усидчивость. Терпеливость. Аналитический склад ума. Склонность к работе с механизмами. Ведь механизм пианино, как часы.

Каждый рычаг в пианино, как частичка шестерёнки в часах. И хотя пианино и часы имеют одни и те же принципы механики, настраивать часы я никогда не пробовал.

– Что такое абсолютный слух? Есть ли он у вас?

– Я встречал трёх людей, обладающих абсолютным слухом. Одна женщина живёт в Москве, и когда мы созваниваемся, я нажимаю клавишу, и она на слух по телефону говорит, какая это нота. У нашего бывшего министра культуры Александра Типакова тоже абсолютный слух.

Правда, в профессии настройщика это не преимущество, а только мешает. Музыкант или оркестр могут исполнять произведение в другой тональности, и можно спутаться в нотах.

Кроме того, абсолютный слух очень мешает в быту. Например, когда мешают сахар в стакане, он звенит на определённой ноте. Сигнал машины, телефонный звонок – тоже ноты. И то, что человек постоянно слышит их, не даёт ему расслабиться.

Когда я ходил на концерты и ещё не занимался настройкой фортепиано, то слушал музыку, а теперь прислушиваюсь к строю инструмента, и уже не могу расслабиться и наслаждаться музыкой, а переключаюсь на профессию.

Или вот у меня соседи через этаж играют на пианино. И по характеру звучания инструмента я уже понимаю тот объём работ, который нужно сделать для его настройки.

– На какое время хватает настройки пианино?

– Есть пианисты, вроде Дениса Мацуева. Они играют так, что инструмент может расстроиться в течение концерта. Но есть пианисты, у которых спокойная манера игры.

Это в характере человека. Если он сам спокойный и флегматичный, задумчивый по жизни, то он так и играет. Пианино выступает здесь как зеркало души. А тот же Мацуев держится всегда уверенно, имеет командирский голос, поэтому и игра у него такая же энергичная и экспрессивная.

Поэтому часто, когда к нам приезжают пианисты из других городов и стран, я смотрю на YouTube записи его игры, чтобы понять манеру исполнения этого человека. И уже в соответствии с этим, а также программой концерта вношу коррективы в регулировку механики.

Но для учащихся музыкальных школ настройки домашнего пианино в среднем хватает на два года. И даже если на пианино вообще не играют, оно также расстраивается за это время.

Кстати, если внутри инструмента не чистят пыль, то бывают прямо целые ковры из пыли внутри пианино.

Технические нюансы

– Вы занимаетесь исключительно настройкой пианино и роялей?

– Я настраиваю клавесин, пианино, рояль, а также клавишные звончатые гусли.

– Какое базовое оборудование необходимо для настройки инструмента?

– Камертон, ключ и клинышки. Если неполноценно работать, то уже можно выжить.

– Какие марки инструментов предпочитаете?

– Например, «Стенвей». У них есть своя лаборатория, в которой они проводят различные акустические и конструкторско-технологические опыты.

В процессе изготовления пианино и роялей у них очень много ручной сборки. И даже есть свои пастбища, на которых они выращивают овец, из шерсти которых делают детали для своих инструментов.

– Чего стоит остерегаться при покупке или принятия в дар б/у инструментов?

– Хотя и говорят, что дарёному коню в зубы не смотрят, но пианино – это вещь, которая приобретается на годы, а может, и на всю жизнь, поэтому его нужно посмотреть.

Тем отечественным инструментам, которые стоят на квартирах, минимум сорок лет. За это время в них могут накопиться проблемы, требующие ремонта и больших финансовых вложений. В таких случаях лучше всего прийти именно с настройщиком, а не с пианистом. Потому что пианист просто не увидит того, что заметит настройщик.

Старинное и современное

– Какая музыка вам нравится?

– Сейчас мне стала нравиться почти вся музыка. Я стал всеядным меломаном. Но рок-музыке по-прежнему отдаю приоритет.

Ещё мне нравится рок-музыка в симфонической обработке. Это очень красиво. И ещё я люблю дум с симфоническим оркестром.

– Приход электронных клавиш на мир настройщиков не повлиял? Не умрет ли ваша отрасль вообще с полной заменой домашних пианино на электрические?

– Да, электронные пианино вытесняют классические инструменты. Более того, их начинают покупать преподаватели, которые буквально недавно были категорически против электроники.

Но сейчас электронный звук очень приближен к классическому роялю. Да и соседям такие инструменты не мешают. И пусть не с первого класса, а класса с четвёртого, учащимся музыкальных школ можно на такие инструменты переходить.

Важно только, чтобы они имели не менее семи октав, тем самым их диапазон охватывал диапазон классических произведений.

– Говорят, что с годами рояли теряют своё качество. Верно ли это утверждение?

– Расцвет пианино и рояля – это возраст от трех до пяти лет эксплуатации. Первые два года они приходят в себя после фабрики, затем молоточки пристукиваются к струнам, а дальше инструмент всё-таки стареет. Меняется кристаллическая решётка в металле, отчего меняется жёсткость струн и, как следствие, их тембр. Молоточки начинают терять упругость, что также сказывается на тембре инструмента. У старинных инструментов дека начинает терять внутреннее напряжение, упругость и жёсткость.

Если бы старые инструменты имели бы хороший звук, то на них бы проводились какие-то концерты и фестивали, но этого нет.

– Можно ли реставрировать старые инструменты, меняя детали внутри их?

– Можно. Но это очень дорого.

– А нужно? Или проще купить новый инструмент?

– Купить новый инструмент проще и рациональнее.

По факту, отреставрированный рояль – это новый инструмент в старом корпусе. Потому что меняются струны, колки, вирбельбанк, либо вообще полностью механика с клавиатурой.

Признаки мастерства

– По вашему опыту, классические пианисты более требовательны к настройке, чем исполнители популярной музыки?

– Тут однозначно ответить нельзя. Если это лёгкая попса или простейший аккомпанемент для рэп-музыкантов, то можно поставить школьное пианино, и всё будет нормально.

Но если это популярная музыка высокой планки, например «Не отрекаются любя…» Аллы Пугачёвой, то нужен рояль готовый для концерта уровня классической музыки. Там есть и пианиссимо, и фортиссимо, и многие другие эмоциональные окраски.

– Что бы вы могли посоветовать людям, которые хотят связать свою жизнь профессией настройщика?

– Проанализировать свои способности. Ведь настройщик должен быть человеком музыкально одарённым, чтобы буквально между строк ловить смысловую интонацию музыканта.

Потом – усидчивость. Чтобы научиться настраивать фортепиано быстро и качественно нужно несколько лет. За неделю или за месяц этому не научишься.

«Всю жизнь увлекаюсь кофе»

– Также я знаю, что у вас имеется образование бариста. Чем вас привлекла эта профессия?

– Бариста я стал совсем недавно, хотя кофе увлекаюсь всю жизнь. Вот и решил поехать в Москву, чтобы отучиться на профессию шеф-бариста.

– Где можно взять зерно для хорошего кофе?

– Лучше всего в интернет-магазинах.

Кофе в супермаркетах собирается на плантациях, за которыми не очень хорошо ухаживают. При этом собирают в одну кучу и спелые зёрна, и недоспелые, и перезревшие. Перерабатывают их тоже в общем чане.

А недоспелое зерно – очень кислое и едкое, переспелое имеет прелый аромат. Всё это вместе смешивается и идёт на продажу в супермаркет.

А за плантациями кофе повышенного класса очень хорошо ухаживают, делают хороший терруар, то есть удобряют почву под определённый заказ.

Если нужно зерно с кислым оттенком, значит почва там будет вулканическая, где много щелочей, которые перейдут в зерно.

Если нужно сладкое зерно, то почва будет горной. Кроме того, на таких плантациях сбор ягод идёт вручную, и только зрелых.

Если висит ещё зелёная незрелая ягода, то её не срывают. Как отборные яблоки в нашей полосе.

И получается, что кофе повышенного качества и крафтовый кофе будут очень вкусными. Например, кофе «Блю Маунтин» из Ямайки. Или мне ещё нравится кофе из Бурунди (Африка).

Такой кофе в магазинах не купишь. Его можно приобрести в интернет-магазинах.

– Нужны ли добавки к кофе?

– Я люблю натуральный кофе, и если он высокого уровня, то не требует никаких добавок. Он в меру сладкий, в меру горький, и добавки только портят его.

Но есть кофейные коктейли: напитки на основе кофе. Но там тоже нужно использовать только натуральные виски и ликёры. Сиропы и ароматизаторы будут их только портить.

Сахар и молоко тоже не люблю добавлять.

– Сейчас очень популярно делать рисунок из пенки на кофе. Как вы к этому относитесь?

– Это отдельное искусство: латте-арт. И рядовой бариста должен уметь нарисовать на пенке хотя бы три простейших рисунка.

А вообще это отдельное направление в кофе-индустрии, и даже проводятся специальные конкурсы по латте-арту.

Существует даже 3D латте-арт, когда из пенки делают объёмные скульптуры. У такой пены специальный состав, чтобы она хорошо вбивалась и держалась для скульптуры.

– Собираетесь открывать свою кофейню?

– На мой взгляд, в нашем городе достаточно кофеен на любой вкус. Поэтому я вижу себя более нужным и полезным для Калуги в качестве настройщика. А кофе остаётся моим хобби.

То, о чем мы не можем говорить здесь, читайте в нашем телеграм-канале https://t.me/kp40ru. Подписывайтесь, комментируйте, предлагайте свое!

Автор: Кирилл Гизетдинов. Фото из архива Юрия Толокнова и «Аккорд».
Опубликовано: 30.09.2021 13:20 7 2853
Тэги: культура
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев