$ 73.32 0.21
80.12 0.42

Захар Прилепин: о чиновниках, бунтах и скандале во МХАТе

Елена ФРАНЦУЗОВА. Фото автора.
Опубликовано: 03.12.2019 15:23 4 120
Захар Прилепин: о чиновниках, бунтах и скандале во МХАТе

вестный прозаик побывал в Боровске и Калуге, встретился с губернатором, краеведами, журналистами и читателями.
Прилепина называют модным писателем, классиком современной литературы. Хотя известен он не только своими произведениями, но и скандальными высказываниями и неоднозначными поступками: ​то он ярый «нацбол», то собирает в ДНР свой батальон, то возглавляет литературную часть МХАТа имени Горького. А в последние полгода Прилепин бросился спасать культурное наследие по всей стране.
29 ноября дошла очередь до Боровска и Калуги. Побывав в первом, вместе с чиновниками и краеведами он составил резолюцию по сохранению старинных зданий, во втором ​встретился с губернатором и читателями.

Не было пустого места
В Инновационном культурном центре яблоку негде упасть. Поклонники писателя со стопками книг сидят на ступеньках, приставных стульях, каких-­то подушках. Небольшое помещение едва вмещает всех желающих.
Немного припоздав, появляется главный гость собрания — ​Захар Прилепин.
— Я был у вашего губернатора и не мог, конечно, сказать: «Я пошёл!» Но всё-таки сказал, — ​извиняясь за задержку, говорит писатель. И сразу заявляет, что готов ответить на любые вопросы.
— Никогда не переживал о том, что, кто и когда обо мне подумает. Долгое время — ​из года в год — ​вступал в достаточно жёсткое противостояние с теми людьми и теми идеями, которые были мне глубоко несимпатичны. Можно мои взгляды не разделять, можно их разделять — многие и не разделяют. Но даже Ксения Анатольевна Собчак сказала мне однажды: «Захар, вы, ​патриоты, ​все ублюдки. Но по тебе видно, что ты искренне веришь во всю ту ахинею, которую произносишь!» Ну, этого нужно было добиться, чтобы Ксения Анатольевна, которая уверена в абсолютном цинизме всего сущего, мне такое сказала.

Волнения
Сначала Прилепин поделился тем, что беспокоит лично его. Он заявил, что писатель не может быть вне политики, поэтому Захар создал своё движение.
Прозаик без утайки рассказал калужанам о том, как искал себя в юности, как «собрал банду» националистов, о своём знакомстве с известными политиками Немцовым, Каспаровым и Навальным.
— С 90-х годов я написал десятки, сотни статей о Советском Союзе, о Сталине, Гайдаре, о социализме, капитализме, либерализме. И вдруг выяснилось, что за это время родилось два-­три поколения, которые не знают, что я всё про это сказал, слушают других дядек — ​Дудей (Юрий Дудь — ​известный журналист, блогер. — ​Прим. авт.) — и на них реагируют. Происходит вынесение той же повестки, которая застала меня в юности, ​в 1988 году, когда я написал на красном флаге: «Выйти из-­под контроля!» То же самое происходит. Я думал, что нужно, чтобы в России от одной смуты до другой прошло лет 50, а лучше — 100. Нет, оказывается, 15–25 лет — и опять то же самое. Снова начинается сталинизм, ленинизм — что натворили? Пора покаяться, так больше жить нельзя! Всё, что я в юности уже пережил. Думаю: как так?! Вы это серьёзно? Оказывается, да, серьёзно…
У нас всегда всё было так: «Вот видите, в нас живёт страх, мы все ужасно боимся власти, потому что у нас Колыма! Я свободный, мне 14 лет... мне 18... сейчас я выйду, всё это поломаю!» Я не адвокат нынешней власти. У меня к ней огромное количество претензий, но я прекрасно видел, как всё происходит в Киеве. Как весёлые студенты выходят на майдан, принимаются скакать. Потом всё начинает по швам расползаться. И всё то, против чего боролись, через пять лет вырастает до гомерических размеров… Так нельзя, потому что это глупо.
Была одна Перестройка, давайте вторую устроим! У неё будут более катастрофические последствия. Я говорю это молодым людям, а они отвечают: «Ты, наверное, когда-­то был хорошим парнем, а сейчас продался этому кровавому режиму!»


Много шума
Интересовал калужан приход во МХАТ вместе с Прилепиным новой команды и последовавшие затем скандалы: ​группа актёров театра записала видеообращение к президенту с призывом заступиться за них.
— Я не знаю всей подоплёки, она пока для меня темна. Я, Эдуард Бояков (театральный режиссёр. — ​Прим. автора) и Сергей Пускепалис (актёр, режиссёр театра и кино. — ​Прим. автора) были приглашены во МХАТ, когда он переживал очередные сложности. Во всех театрах Москвы — прирост посетителей и финансов, а там всё наоборот. Театр превратился в осаждённую крепость, а пора уже атаковать — ​раскрывать ворота и выходить в мир. Театр должен не только сохранять зрителей, которые приходят в него и находят отдохновение, но и втаскивать туда людей других поколений, чтобы становиться центром московской и российской жизни, и не только театральной, но культурной и общественной.
Через четыре месяца начался конфликт с малой частью труппы. Появилось 3–4 новых спектакля, 3–4 сняли, открыли ещё две сцены — ​новая жизнь началась. Большинство артистов — за то, что происходит в театре. Большинство за нас! Татьяна Васильевна Доронина (известная советская актриса, бывший художественный руководитель МХАТа. — ​Прим. авт.) не может принять чью-либо сторону, она мать всем артистам, она рефери. Поэтому на встрече с Путиным сказала: часть артистов потеряла надбавки, кто-­то хочет уйти из театра, не давайте их в обиду…
Какая-­то часть людей, близких к театру, почувствовала, что можно что-­то сделать, можно выкинуть Прилепина с Бояковым. Началась свистопляска… При этом количество зрителей выросло в 10 раз.
Да, мы открыли две сцены. Да, мы проводим политические и музыкальные мероприятия. Да, мы открыли книжный магазин. В театре одномоментно идёт 10 лекций по многим темам — ​от архитектуры до философии.


Денег нет
Конечно же, калужан волновало, будет ли какой-­то эффект от встречи Прилепина с Артамоновым, перестанут ли в Калуге и Боровске гореть и сноситься памятники.
— Мы с Анатолием Дмитриевичем вели очень насыщенный разговор, временами жёсткий. В некоторых вопросах подготовка у него повыше — ​24 года в управлении, он обладает широким спектром аргументации. Это долгосрочные, жёсткие, «лобастые» переговорные процессы, которые ведутся в разных регионах. Я в курсе этой темы, всё это прекрасно знаю. Мы создали комитет, законодательно прорабатываем все эти вещи. С налёту не решишь. Сорок кругов ада надо пройти. Будем работать… Когда рушили Советский Союз, без конца показывали храмы, которые большевики ломали. Это стало одной из причин, чтобы советскую власть в конце концов спихнуть, потому что она безбожная. А потом я стал общаться со специалистами, и мне рассказали, что у нас официально 8000 церквей пропадает. Это больше, чем при советской власти. Мы с лёгкостью бьём все рекорды. Храмы сами по себе умирают, осыпаются церковные росписи…
Прилепин пояснил, что вопрос сохранения культурного наследия упирается в деньги. Чиновники заявляют, что их нет, где их брать, они не знают, и сразу начинают пугать сокращением финансирования социальной сферы. Мол, за счёт этих средств только и можно привести в порядок памятники.
— В Боровске есть 18 домов, которые мы будем пытаться спасти. Для двух нашли инвесторов. А что касается остальных 16, нам говорят: «Берите себе! Не можете? А у нас тоже денег нет!» Постоянно возникает финансовый вопрос. У нас 84 тысячи долларовых миллионера в стране и ещё миллиардеров человек 113. Давайте повесим на них, на каждого. На 20 человек по храму выходит. Либо мы делаем деприватизацию — возвращаем деньги, и у нас на что-­нибудь они будут. Либо мы живём в этой ­системе. Придётся идти сложным путём. Нужно организовать дублирующие структуры и вводить в ­кабинеты, чтобы создать диалог, реальную ­прозрачность. 

Елена ФРАНЦУЗОВА. Фото автора.
Опубликовано: 03.12.2019 15:23 4 120
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев