Бабушкин hand made, или Как сбежать от одиночества

Елена ФРАНЦУЗОВА. Фото Светланы ТАРАСОВОЙ.
Опубликовано: 29.05.2019 01:30 0 610

Раиса БЕЛЯЕВА вышивает картины.

Креативные постояльцы Новослободского дома-­интерната для престарелых и инвалидов создают настоящие шедевры.

— Виновата ли я, виновата ли я, виновата ли я, что люб­лю? — ​под гармошку самозабвенно выводят старики. Кто в силу болезни не в состоянии петь, покачивает в такт ногой или головой.
Ежевечерний концерт в интернате в самом разгаре. В хоре голосов особенно выделяется один, по-­молодецки звонкий.

— Это поёт Раиса Михайловна, — ​объясняют сотрудники заведения. — ​Её муж был гармонистом, видно, и она с ним выступала.

Хотя Раисе Михайловне 83 года, пожилая женщина так исполняет частушки, что ноги сами просятся в пляс.

Спасительный пластилин

Стены её комнаты увешаны яркими картинами — ​цветами и животными. Все они из пластилина.

— Вы по интернату пройдитесь, поглядите, что бабка делает: ​кругом всё моё! — ​говорит Раиса ЧЕРНИКОВА. — ​Так мне понравилось, что я уже без этого не могу — ​тянет. Бывает, пластилин такой жёсткий попадается, аж до мозолей. Но дня два-­три отдохнут пальцы, и всё, говорю: «Валерьевна, давай мне картинку!»

Психолог Людмила ЦВЕЛОДУБ, она же Валерьевна, объясняет, что несколько лет назад в интернате нестандартным способом стали тренировать мелкую моторику у подопечных — ​пожилые люди занялись лепкой картин. Пластилин — ​один из самых доступных материалов. Особых навыков и умений не требуется. А вот  удовольствия и радости доставляет массу.
В молодости Раисе Михайловне было недосуг картины «выводить» — ​трудилась на селе, воспитывала сыновей.

— Слава Богу, хоть в чём-нибудь себя нашла. От всего отвлекаюсь, и время быстрее проходит, — ​говорит она, ловко скручивая пластилин в шарики.

— Она за последнее время даже будто помолодела! Стала лучше себя чувствовать, — ​­говорит психолог.

В соседней комнате — ​Антонина ЧУКОВСКАЯ.

— А я для картин одной рукой делаю заготовки — ​шарики, жгутики. Вторая-­то у меня не работает. Но я всегда на подхвате, — ​говорит женщина.

Пенсионеры настолько усовершенствовались в лепке, что порой, глядя на картину, трудно поверить, что  она сделана из пластилина, а не нарисована красками.

Гладью по жизни

— Здесь мы все при деле. Каждый выбирает что-то своё, — ​говорит Раиса БЕЛЯЕВА.

Пожилая женщина также создаёт картины, но уже с помощью ниток.

— Вышивание очень успокаивает, от всего отключаюсь, меньше думаю о своих неприятностях. Я и вязать люблю. Да кому здесь вязать? Вот нужно было связать постояльцам на култышки, я и сделала. А сейчас взялась за вышивку. Приезжайте ко мне домой в Людиново, у меня там столько картин!

На Раисе Семёновне красивое вечернее платье, бусы, на  руках  — маникюр.

— А чем здесь ещё заниматься, если не собой? — ​говорит женщина. — ​Кушать приготовят, уберут, постирают.

Несколько лет назад после смерти дочери она оказалась в больнице, а потом — ​в интернате. Сын живёт в Санкт-­Петербурге, но его адреса женщина вспомнить не может.
— Я потеряла с ним связь. Он жил на Большом проспекте Васильевского острова, — ​­говорит она.

Сотрудники интерната пытались найти мужчину — не получилось.

В интернате у Раисы Семёновны появились подружки и, как шепчет нам её соседка по комнате, даже жених.

— Да, приходит ко мне кавалер, — ​смущаясь, рассказывает женщина. — ​Сашу я знаю с 1964 года. Это двоюродный брат моего покойного мужа. И надо же было здесь встретиться! Допытываюсь, как он сюда попал, не говорит. Я ему носки связала, белую рубашку подарила на день рождения. А он мне вот эти бусы.

«Любовь нечаянно нагрянет»

Раиса БОГДАНОВА — ​старожил интерната. Живёт здесь уже 13 лет. Благодаря ей заведение буквально утопает в цветах. Горшки с бегониями всевозможных расцветок стоят на всех этажах.

— Раиса Ивановна, вот такого цветочка у меня ещё нет, — ​говорит психолог, разглядывая растение в комнате пенсионерки.

— Какого? Сиреневого? Так я вам дам.

Икона, книги, коробка с лекарствами и небольшая фотография с супругом — ​всё нехитрое убранство комнаты пенсионерки.

Своего второго мужа Раиса Ивановна встретила в интернате. Сначала он получал от неё нагоняи за пьянку, а потом предложил жить вместе.

— Когда Миша пошёл к директору и стал просить для нас комнату, она очень сильно удивилась, спросила, хорошо ли я подумала, — ​вспоминает пенсионерка. — ​Год жили без регистрации. А потом постановление вышло, что вместе могут жить только семейные. Мы  и расписались. Дед  был хороший, 11 лет мы были в браке, потом он ослеп, слёг и умер. Я сама за ним ухаживала, хотя директор предлагала: «Давайте мы его переведём вниз к лежачим, там за ним будут медсёстры ходить». Да как же можно, я стану переживать… У него татуировка была с именем «Рая». Спрашиваю: «Откуда у тебя моё имя?» — «Первая жена была Рая». А у меня первый муж был его тёзкой. Теперь я дважды вдова…

Когда была пободрее, вышивала, на субботники ходила. Недавно медики пришли меня осматривать, спрашивают: «Сколько вам лет?»  — «41». Вижу, как у них глаза округлились. «Чего вы смотрите? Точно, мне же 71!»… Я на кладбище уже себе место приготовила, чтобы быть рядом с дедом.

Уйти в Сеть

67-летний Виктор ВОРОБЬЁВ в интернате… шьёт. И у него это хорошо получается: ​подушки, прихватки, рукавички — ​всё, что может пригодиться в быту.

— Я был наладчиком швейных машин в ателье мод. Когда машинку ремонтируешь, сам ткань прошиваешь, проверяешь, работает ли. И петли пробивал, и пуговицы пришивал. Люблю делать несложные изделия, я же не швея, — ​говорит мужчина.

Виктор Александрович жил в Канищево. Да дом сгорел. Сначала мужчина попал в «Центр по оказанию помощи бомж», потом — ​сюда.

— Он очень хочет научиться работать в Интернете, даём ему ноутбук. Показали, как закачивать фильмы. У нас есть модем, но трафик, к сожалению, ограниченный, — ​рассказывает социальный работник Мария ДЕМБСКАЯ. — ​А проживающие готовы сидеть в Сети часами.

Недавно мужчина зарегистрировался на «Одноклассниках».

— Хотя мне кого-­то из знакомых там искать уже поздно, — ​считает он.

Главный овощевод

— Я из Калуги. Моя дочь живёт на улице Пушкина, наверное, вы её знаете, — ​обращается к нам Алексей ВАХРУШЕВ. — ​Она меня три раза навещала.

Красивого сухопарого мужчину в чёрной рубашке и отглаженных брюках мы встретили уже на улице. Он ​главный овощевод интерната.

— Четвёртый сезон занимаюсь помидорами и огурцами, — ​рассказывает Алексей Вахрушев. — В прошлом году по 8 вёдер помидоров снимали, в позапрошлом — ​по 10. Руки, ноги-­то у меня целы, только астма мучает.

В теплице — чистота и порядок: ​грядки прополоты, стоит ведро для  полива помидоров.

— За день вода должна прогреться. Помидоры нельзя поливать холодной водой, — ​объясняет овощевод.

— Он понимает, что здесь оказался по собственной вине. Увы, у многих мужчин такие слабости, — ​говорит директор интерната Лидия КОТОСОВА. — ​Но человек неплохой. Мы Алексея уважаем — ​настоящий труженик. Часто им интересуются бывшие соседи.

Молодо-­зелено

Непривычно среди пенсионеров было встретить 53-летнего мужчину. Вся нехитрая биография написана на его лице.

— Я здесь самый молодой, — ​прихрамывая на одну ногу, Александр ФЕТИСОВ идёт показывать свои работы. Он занимается выжиганием.

один такой мастер на весь интернат, — ​с гордостью говорит Александр.

— Он нас покидал, потом вернулся, очень просился назад, — ​отмечает психолог.

— Почему уходил? Как вам сказать? За плохое поведение убрали, я выпивал сильно. Но это уже в прошлом, — ​говорит мужчина. — ​Теперь если что, Валерьевна ко мне сразу идёт: «Помоги!» Меня даже записали как помощника библиотекаря. Читать люблю. Волонтёры привезли новое оборудование для  выжигания, осваиваю. Я нигде этому не учился. Попробовал, сначала не пошло, а теперь сам прошу: «Найдите мне что-нибудь красивое».

Есть в интернате и местная знаменитость — ​Татьяна ГОРОДНИЧЕВА, ​хлудневская мастерица. Её навещают калужские художники, чтобы перенять секреты лепки легендарной игрушки.
Так получилось, что семьёй Татьяна Дмитриевна не обзавелась. А когда лишилась дома, оказалась в интернате.

— Мне здесь очень нравится, девочки внимательные, заботливые, — ​говорит пожилая женщина.

В последний год она сильно сдала, ослабла, перестала делать игрушки.

— Да что грязь-­то разводить, — ​отрезала Татьяна Дмитриевна. — ​Мне уже 78 лет. Я и позабыла, когда начала лепить, деточка.

9 Мая к Татьяне Дмитриевне вновь приезжали гости из Калуги.

— Дали ей в руки тесто для лепки, и, пока молодой человек фотоаппарат на неё наводил, она уже петушка слепила, — ​говорит соседка по комнате. — ​Руки-­то помнят.
— Раз-­два, раз-­два — и готово. Миленькие мои, что тут хитрого? — ​ удивляется Татьяна Дмитриевна.

Старики рады приезду гостей, готовы часами показывать свои работы, рассказывая, как смешивали пластилин, чтобы получился нужный оттенок, как меняли узор на вышивке, вырезали, выжигали…

— Мы тут все разные. У каждого своя история. Тяжеловато, конечно, всё равно это не дом, — ​говорит Раиса БОГДАНОВА. — ​Но не бомжуем же — ​в чистоте, вымытые, за нами хорошо ухаживают. А что дома? Дома у меня никого нет! На своё здоровье уже не рассчитываю.

Галина КУЗНЕЦОВА лепит настоящие шедевры.

Глядя на эту картину, не сразу догадаешься, что она нарисована не красками, а пластилином.

Хлудневская мастерица Татьяна ГОРОДНИЧЕВА.

Раиса БОГДАНОВА выращивает бегонии.

Работа из бумаги.

Самые важные новости Калуги и области. Оперативно, интересно, объективно. Подписывайтесь на наш телеграм канал @kp40ru.

Елена ФРАНЦУЗОВА. Фото Светланы ТАРАСОВОЙ.
Опубликовано: 29.05.2019 01:30 0 610
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев