Ночью сделали подкоп и положили взрывчатку

Опубликовано: 04.08.2020 12:54 0 2759

Наш земляк Иван Васильевич Алёшин сражался на Зайцевой Горе.

Родился Иван Алёшин 17 октября 1923 года в деревне Недетово Недетовского сельсовета (ныне — СП «Село Совхоз Чкаловский» Дзержинского района). Окончил семилетку в деревне Чёрная Грязь и пошёл работать.

Осенью 1941 года его родные места оккупировали немцы. Ивану в тот год как раз исполнилось 18 лет, и его призвали в армию. Сначала он попал в учебную часть в Калуге. Там проходила строевая подготовка, учили обращаться с оружием, проводили тренировочные стрельбы. А затем его вместе с другими ребятами переправили в учебку в деревню Зубово. Там он познакомился с Алексеем Юдиным. Они сдружились и поклялись быть всегда вместе, помогать друг другу. И исполнили своё обещание.

В составе 50-й армии

В действующую армию Иван Васильевич попал 15 марта 1942 года. Присягу принял 7 мая 1942-го в воинском звании сержант. Был командиром отряда в 298-й стрелковой дивизии 852-го стрелкового полка. С 8 апреля 1942 года в районе Юхнов-Можайска (Зайцева Гора) дивизия вошла в состав 50-й армии. Её сразу же бросили в бой. В то время 50-я армия генерала Болдина, освободившая Калугу, вышла к Варшавскому шоссе и на самой высокой точке нашей области — ​Зайцевой Горе — ​встретила упорное сопротивление немцев. Это была стратегическая высота, бои на неё велись с февраля 1942 года по март 1943-го. Зай­цева Гора — ​несколько высот и деревень на них: ​высота 269,8 (Фомино 1) и высота 275,6 (Фомино 2). До войны Зайцевой Горой местные жители прозвали только последнюю, но солдаты стали так называть всю местность. Начиная с зимы 1942 года её атаковало несколько дивизий 50-й армии одновременно, но взять никак не могли. Наши войска находились в болотистой низине, противник — ​на высоте. Из телефонного сообщения Жукову генерала Болдина 15 апреля 1942 года: «…146 и 298 ст. дивизии… приводят себя в порядок и готовятся к удару на Фомино 2 и Тычек… на высоте 269,8 (Зайцева Гора)… вёл бой, находится 298-я стрелковая дивизия…» В ночь с 18 на 19 апреля 1942-го 298-я стрелковая дивизия, действуя совместно с 58-й стрелковой дивизией, освобождали деревню Тычек.

— Чтобы выкурить немцев с высоты, — ​вспоминал Иван Васильевич, — ​солдаты делали подкоп под оборонительные сооружения на территории противника со стороны леса. Немцы меньше всего здесь ждали нападения. Работы велись по ночам с великой осторожностью. Грунт выносили мешками в лес. В образовавшийся тоннель положили взрывчатку. После оглушительного взрыва пошли в наступление.

Серьёзное ранение

Со своей частью Иван Алёшин освобождал потом населённые пункты по направлению на Смоленск. Позже, когда начались масштабные наступления на Сталинград, туда стали стягивать серьёзные силы. Велись оборонительные бои.

— Пищи нормальной не было, ели мёрзлую картошку, — ​рассказывал Иван Васильевич.

24-я армия генерал-майора Галанина, в состав которой входила 298-я стрелковая дивизия, где служил Алёшин, прорывала оборону противника в районе станицы Качалинской, а потом вела наступление на хутор Вертячий. 24-й армии выпала более сложная, чем другим, задача — ​ей пришлось действовать против хотя и ослабленных, но многочисленных немецких дивизий. Началось наступление, шли ожесточённые бои. На подступах к Сталинграду 20 ноября 1942 года Алёшин получил сквозное пулевое ранение подвздошной области с повреждением подвздошной кости, его отправили в госпиталь. Долго лечился. 22 августа 1943 года выбыл из госпиталя по месту жительства. Военно-врачебная комиссия признала Ивана Алёшина негодным к военной службе с переосвидетельствованием через полгода.

После войны

В октябре 1944 года Иван прошёл переосвидетельствование и вернулся в армию. Его направили курсантом в 8-й отдельный учебный бронетанковый полк, где он прослужил до 10 марта 1945 года. Уволился в запас по болезни.

После войны приехал в посёлок Якшуново Дзержинского района, где прожил всю жизнь. Работал киномехаником в поселковом клубе, затем — на заводе в Калуге. Женился, воспитал двух сыновей. Умер Иван Алёшин в 2015 году в возрасте 92 лет. 

  Оккупация  
Дорогие читатели, мы продолжаем рассказывать вам о воевавших земляках и тружениках тыла. У каждого их них трудная судьба, им пришлось перенести тяжёлые испытания. 
В Якшуновской сельской библиотеке сельского поселения «Село Совхоз Чкаловский» Дзержинского района Калужской области с 2005 года работает поисковая группа «Память», которая собрала большой материал по истории освобождения края от немецко-фашистских захватчиков и продолжает делиться им с нами.

Расчищала взлётно-посадочные полосы
Мария Кузьминична Егорова родилась в 1921 году в деревне Тучнево ныне Дзержинского района Калужской области. Отец работал в колхозе, мать вела домашнее хозяйство. В семье было 13 детей, но выжило 8. Мария была шестой. Отец умер ещё до войны, в 45 лет, от язвы желудка. Мать с детьми осталась одна.
 В 1941 году Марии было 19 лет. После освобождения деревень в январе-феврале 1942 года население стали отправлять на работы. Мария вместе с другими девчонками попала в посёлок Воротынск на военный аэродром. Надо было расширять взлётно-посадочные полосы. Техники почти не было — ​один старый бульдозер. Этим бульдозером сдвигали часть почвы, а потом девчата на носилках таскали щебень и засыпали поле.
— Было очень тяжело, — ​рассказывала Мария Кузьминична, — ​буквально валились с ног. Поспать давали чуть-чуть, и опять на работу…
После войны Мария Кузьминична вышла замуж за Михаила Сергеевича Егорова и переехала в деревню Покров. Жили в маленьком доме со свекровью. Мария работала свинаркой в колхозе, а муж — в кузнице, подрабатывал кладовщиком.
— Председатель колхоза, бывало, скажет: «Девки, работайте, а то потом худо будет!» — ​вспоминала Мария Кузьминична. — ​И, правда, когда колхоз ликвидировали, имущество выкупало государство, а нам, колхозникам, за трудодни–палочки выплатили деньги. Кто мало заработал, мало получил. У нас с мужем «палочек» было много, нам заплатили 19 тысяч рублей! Огромные деньги. Мы с мужем сразу купили домик, небольшой, но свой, в деревне Якшуново. Всю жизнь в нём прожили, достроили его. А тогда и этому были очень рады. Ещё хватило денег купить комод — ​уж больно я его хотела, и трёхколёсный велосипед сынишке.
Всего у Марии Константиновны трое детей: две дочери, 1945 и 1948 г. р., и сын 1951 г. р. Сын далеко — ​на Дальнем Востоке.
— Да, жили трудно, — ​вздыхала Мария Кузьминична, — ​кушать особенно было нечего, зато работы через край… Когда объявили, что войне конец, люди реагировали по-разному: кто смеялся, кто кричал от радости. А бабка Марфа упала на землю и зарыдала: у неё на фронте погибли муж и зять. Колхозный бык стоял рядом, копытом наступил ей на руку, так она даже не почувствовала, пока ей не закричали и не отогнали быка.
У Марии Кузьминичны с войны не вернулся брат.
— Когда мы были у Марии Кузьминичны, ей было почти 90 лет. Она уже 5 лет не ходила, сидела в инвалидном кресле. Однако память пока не подводила, помнила многое из тех далеких лет молодости и войны, — ​рассказывает председатель Совета ветеранов СП «Село Совхоз Чкаловский» Ирина ФОМИНА. — ​Дочери живут в Калуге. Они помогали матери. Летом привозили её в родной дом, в деревню на воздух, а на зиму забирали в город: условия городские лучше, комфортнее. Мария Кузьминична ушла из жизни в возрасте 92 лет. 

Самые важные новости Калуги и области. Оперативно, интересно, объективно. Подписывайтесь на наш телеграм канал @kp40ru.

Опубликовано: 04.08.2020 12:54 0 2759
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев