Он ушёл, но свет его остался

Опубликовано: 23.10.2018 17:16 0 531
Он ушёл, но свет его остался

Александр ФАЛАЛЕЕВ,
главный редактор «Калужского перекрёстка».

В понедельник, 22 октября, на Литвиновском кладбище похоронили нашего коллегу Константина Иванова, много лет проработавшего главным редактором «Калужского перекрёстка». Он умер в пятницу, 19 октября, от болезни сердца.
Константин Евгеньевич пришёл на работу в Издательский дом «Агентство «Комсомольская правда — Калуга» в конце двухтысячного года обычным верстальщиком. Уже в начале 2001-го возглавил калужскую редакцию «Комсомольской правды». А в июле 2006 года встал во главе «Калужского перекрёстка» и проработал на этой должности до конца 2017-го.

Для всех нас Костя был больше, чем просто начальником. Он был тем человеком, на котором держался и за которым шёл коллектив, создателем невероятной творческой атмосферы, которую он поддерживал в редакции долгие годы.
Его уход — большая потеря для всех нас, и на этих страницах мы хотели бы вспомнить о том, каким человеком он останется в памяти всех.

Личность

В редакции этого мудрого, сильного, высокого, подтянутого человека величали кто по имени отчеству — Константин Евгеньевич, — а кто просто по имени. Я звал его ЕВГЕНИЧ. Правда, иногда позволял себе обращение — Костя. А вот он, Иванов, с тех пор как я очутился в «Перекрёстке», ни разу не назвал меня Сашей. Ни разу! Только Сан Санычем (хотя я совершенно не уверен, что заслужил такое обращение). Ведь приятельствовали мы с Евгеньевичем ровно 30 лет и 3 года!

Иванов в агентстве (а это — несколько изданий: «Комсомольская правда» – Калуга», «Калужский перекрёсток», «Бизнес-журнал», «Золотой квадрат», «Ва-банкъ») был настоящим неформальным лидером — не поддающимся ни на какие провокации, игнорирующим хамство, отвечающим добром на зло, умеющим держать удар.

Этакий рулевой в любой сложной ситуации, всё знающий о своём родном городе и области. А главное — честный и неравнодушный. Иванова просто невозможно было вывести из себя.
Одним словом — личность.

Спасибо Иванову

Я пришёл в  «Калужский перекрёсток» в августе 2010-го. На «Летнем джеме» очень классный журналист Андрей Гусев (ныне корреспондент газеты «Калужские губернские ведомости»), а тогда заместитель Константина Евгеньевича, под гитарную музыку положил мне руку на плечо и, улыбаясь, молвил: «Мы с Ивановым были бы не против, если бы ты к нам присоединился».

Колебался ли я хоть мгновение? Конечно, нет!

Мне было очень непросто вписаться в эту неординарную команду — «Калужский перекрёсток». Несколько раз, будучи обычным корреспондентом, я конкретно хотел уйти. Однако Иванов меня жёстко удерживал: «Сан Саныч, ты мне нужен по правую руку (так мы сидели в комнате на 8 человек). Даже не думай! Я тебя не отпущу ни за что!»

«Ты помнишь, как всё начиналось?!»

Впервые на профессиональном поприще мы с Евгеничем столкнулись в 90-е. Это было самое начало гласности. Николай Семёнов (во времена СССР — корреспондент газеты «Знамя») по инициативе первого созыва горсовета депутатов революционного 1990-го возглавил новую городскую газету «Калуга вечерняя».

До этого в советской Калужчине были только «Знамя» и «Молодой ленинец». И тут появляется новая газета. Свободная! Безумный кайф!
Первым претендентом на роль фотокора в новой газете был Константин Иванов.

К тому времени среди фотографов Калуги он был уважаемой творческой личностью. Первые коллажи первых полос новой, яркой, бескомпромиссной городской газеты «Калуга вечерняя» — его рук дело. Однако в штат Семёнов взял молодого и амбициозного Антона Забродского. И Константин исчез. Пропал. Понятное дело, обиделся.

Но это было время перехода газетной полиграфии на компьютерную вёрстку, и однажды, встретив его на улице (а Костю я знал со школы), я стал умолять вернуться в редакцию.
— Костя, компьютерная вёрстка — это твоё! — говорил я. — У тебя есть фантазия, ты неординарно мыслишь, это новое, интересное дело!
Константин согласился и ещё долгое время среди своих коллег-верстальщиков оставался самым востребованным в Калуге.

Он был настоящим дизайнером с врождённым вкусом и чувством гармонии. Поэтому именно к Константину Иванову обращались калужские поэты. Большинство книг калужских писателей, опубликованных в 1990-е годы, оформлял именно дизайнер-верстальщик Константин Иванов.

Константин Евгеньевич Иванов был в калужской журналистике явлением. Но главное — он был честным и неравнодушным человеком. Одним из тех людей, кого тяжело терять, потерю которых невозможно восполнить, тех, кто остаётся в памяти навсегда.

Валерий ПАНТЕЛЕЕВ, редактор «АиФ» — Калуга»:

— Это было в 2015 году, в один из тех мерзких зимних дней, какие только бывают в Калуге. Тёмно-серое небо, пронизывающий ветер пополам с водяной пылью.  Мы с главным редактором «Перекрёстка» Константином Ивановым откуда-то вместе возвращались в редакцию, и тут я почему-то вспомнил недавно умершую сотрудницу — очень приветливую, улыбчивую бабушку, работавшую у нас уборщицей.

— Вот так и мы, — подумал я тогда вслух, — сидим, сидим на «конвейере», а потом раз — и всё.

— Само собой, — отозвался тогда Костя настолько буднично, что мне даже стало немного не по себе. А через 3 года перестанет биться уже его сердце.

Я вообще мало встречал людей, которые бы так глубоко и правильно понимали жизнь. Наверное, поэтому находиться рядом с Костей всегда было очень комфортно. От него на самом деле шло это притяжение, эта тёплая энергия очень доброго и спокойного человека.

Совсем недавно мелькнула мысль заехать к нему в гости — поговорить, пожаловаться на проблемы, посоветоваться, просто побыть вместе. Он никогда никому не отказывал в совете и всегда искренне стремился помочь, причём во всём. Закрутился, не заехал… Слово «утрата» приобрело конкретный, опустошающий душу смысл.

Для меня он был и навсегда останется душой «Перекрёстка» — человеком, с которым ушла, пожалуй, целая эпоха этого издания. Я тоже был частью этой эпохи, и она навсегда останется в моём сердце так же, как и Константин Евгеньевич Иванов — большой, настоящий человек.

Елена ФРАНЦУЗОВА, корреспондент «Перекрёстка»:

— Говорить о Косте в прошедшем времени слишком больно. Для меня он был, есть и будет любимым редактором, человеком, от которого даже в помещении становилось светлее. За время нашей совместной работы ситуации случались самые разные. Но я ни разу не слышала, чтобы он повысил на кого-то голос, да и просто ругался. Его дружелюбие, стоическое спокойствие поражали.

Порой мне казалось, что его знают буквально все в городе — от дворника до губернатора. У него всегда оказывались под рукой нужные телефоны, он с лёгкостью договаривался о любом интервью. А как сам писал — легко, с юмором…

Костя — редактор от Бога. Найти интересную тему — его конёк. Как-то он предложил мне написать о том, как весной затапливает деревню Староскаковское. Причём начали мы публиковать серию материалов глубокой зимой, когда было совершенно непонятно,  разольётся  Угра в этот раз или нет.

Рисковали? Пожалуй! Но в этом и был весь Костя. И река-то в итоге разлилась, да ещё как!

По заданию Константина Евгеньевича я то отыскивала чупакабру, то «выходила на связь» с инопланетянами, то познавала азы огородничества…

Он любил жизнь во всех её проявлениях. Заполнить образовавшуюся после его ухода пустоту невозможно.

Владимир ПЕТРОВ, журналист, ведущий программ на «Радио России. Калуга»:

— Я знал много начальников и руководителей, под началом многих работал. Они были разные, со своими достоинствами и недостатками. Но, признаться, такого руководителя, как Костя, я не встречал. И всего-то полгода мы работали вместе, и даже не как начальник и подчинённый, а просто в соседних кабинетах.

И это были удивительные полгода. Мы к тому времени были знакомы уже много лет, но, когда работаешь рядом, узнаёшь человека гораздо лучше. Я сейчас много банальностей скажу, но ничего другого пока в голову не идёт, потому что смириться с уходом близкого друга практически невозможно, особенно в первые дни.

Он был удивительно собран всегда, в какой бы ситуации его ни заставали, в том числе — в часы сдачи очередного номера, когда в редакции, как это бывает, возникали рабочие конфликты.

Никогда — ни разу! — он не повысил голоса, всегда пытался помочь, и это, как правило, ему удавалось. Не получалось разве что тогда, когда тот, кому помогают, этой помощи для себя не хотел. Теперь понятно, чего ему стоило не выйти из себя, не крикнуть или не стукнуть кулаком по столу. А, может быть, надо было? И тогда это не откладывалось бы рубцами на сердце, которые он, наверное, получал почти каждый день работы главным редактором такой газеты, как «Калужский перекрёсток»… Теперь бессмысленно об этом рассуждать.

Утешение, хоть и слабое, в том, что друзья всегда остаются с тобой, несмотря на физический уход. Костя был… Нет, он из тех людей, которые всегда рядом.

Владимир ИВКИН, главный редактор сайта www.kp40.ru:

— Если бы не Константин Евгеньевич, то практически наверняка не было бы и меня в этой профессии. По крайней мере, в том качестве, в котором я сейчас в ней присутствую, уж точно.

Именно он в 2002 году взял меня в калужскую «Комсомолку» корреспондентом. Подсказывал, направлял, учил тонкостям и хитростям неповторимой «комсомольской» школы, из которой многое потом использовал в «Калужском перекрёстке».

А через 5 лет, когда решался вопрос о том, кто будет создавать и развивать сайт газеты, именно он порекомендовал меня вышестоящему начальству на должность его редактора. Так что львиной долей своего профессионального успеха я обязан именно Косте.

Много хорошего хотел написать о нём не только как о профессионале, но и как о человеке, пока не увидел реакцию одной своей, но не его, знакомой. Прочитав о смерти Константина Евгеньевича на нашем сайте, она сказала:

— Как жалко. Он, по моим ощущениям, очень светлым человеком был.

Собственно, если даже посторонние, не знакомые с Костей люди, ощущали в нём тот свет, который так хорошо знаком нам, его коллегам, друзьям ­и родным, — что ещё тут можно добавить?

Александра ПЕТРУХИНА, журналистка, блогер:

— Я с Константином Ивановым знакомилась несколько раз. Впервые — когда первокурсницей пришла устраиваться в «Комсомолку». Меня встретил высокий, статный главред. Внимательно и вдумчиво выслушал и… не взял на работу: изданию требовался журналист на полный день, и студентов не брали.

Во второй раз он был уже главредом «Калужского перекрёстка», а я работала в другом издании того же агентства. А вот в третий…

В третий раз он, недельку помучив меня испытательным сроком, выбил для меня повышенный оклад и выдал стол в левом углу редакции «Перекрёстка».

Константин Евгеньевич был из того поколения главных редакторов, которые имели непререкаемый авторитет. Однако же всегда оставляли возможность спорить с ним, внимательно рассматривая новые предложения и помогая их реализовывать. Наверное, поэтому при его руководстве в «Перекрёстке», на мой взгляд, было самое золотое время.

Добрый и мудрый, одарённый тонким чувством юмора, Иванов собирал возле себя талантливых людей и генерировал самые креативные проекты.

Он был, без преувеличения, одним из лучших руководителей очень непростого творческого коллектива, способным расставить всех членов команды по местам, не упускать главного и всегда держать руку на пульсе.
В моей памяти Иванов навсегда останется человеком честным, порядочным, воспитанным. К сожалению, первыми всегда уходят самые талантливые, горящие своим делом люди.

Светлая память.

Иван РОМАНОВ, журналист, редактор журнала «ДопОфис»:

— Отечественная журналистика состоит из нищеты, унижения и ранних инфарктов. Если журналист честно делает своё дело, его редко ждёт что-то иное. Нас редко благодарят и часто ругают, причём и то, и другое делают не за то, за что нужно. Потому многие журналисты очень ранимы, озлоблены и полны обиды за профессию. Так что человек, сохраняющий оптимизм и спокойствие, выглядит среди нас каким-то чудаком. Константин Евгеньевич был как раз таким.

Он никогда не жаловался, не психовал, не копил обиды и давал своим авторам свободу выражения — то есть был полной противоположностью среднестатистическому редактору. Его подход можно критиковать, но он много лет объединял вокруг себя коллектив самых разных авторов. У другого не получилось бы, другой начал бы всех переделывать, а Константин Евгеньевич только помогал и подбадривал. Поэтому сейчас в мире нет ни одного человека, который затаил бы на него злобу.

Если смерть может чему-то научить, пусть она научит нас спокойствию, умению прощать и уверенности в том, что всё будет нормально. То есть тем качествам, которых нам всем не хватает и которых было у Константина Евгеньевича Иванова в избытке.

Алексей УРУСОВ, писатель, журналист:

— С Константином Евгеньевичем Ивановым  судьба меня свела ещё в 1990-е. Тогда он работал на вёрстке газеты «Калуга вечерняя». И затем, годы спустя, мы встретились в «Калужском перекрёстке». Как главный редактор он благословил мою авторскую рубрику «Городские легенды». Публикации о калужской старине выходили в газете несколько лет, превратившись затем в книгу. С Константином, а для меня — просто Костей, мы не просто работали вместе, но и дружили. Добрый, честный, прекрасной души человек, незаменимый коллега, профессионал в журналистике, замечательный отец и муж. Мы часто встречались на танцевальных занятиях: вместе ждали своих дочерей. Одним словом, Константин навсегда останется в моей памяти таким человеком и коллегой, без которого сиротеют земля и его друзья.

Самые важные новости Калуги и области. Оперативно, интересно, объективно. Подписывайтесь на наш телеграм канал @kp40ru.

Опубликовано: 23.10.2018 17:16 0 531
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев