COUNTER: pixel redirect
$ 73.32 0.21
80.12 0.42

Человек со званием

Опубликовано: 14.12.2011 16:00 0 836
В начале декабря 47-летнему главному режиссеру Калужского драматического театра Александру ПЛЕТНЕВУ присвоили звание «Заслуженный деятель искусств Российской Федерации». На 10 января намечен режиссерский бенефис, посвященный этому событию, а сегодня заслуженный режиссер делится с калужанами воспоминаниями о своем еще «незаслуженном» прошлом.

- Вам пришлось закончить педагогический вуз, преподавать в школе…
- Это счастливое время было! – рассказывает Александр Борисович. - Я тогда серьезно занимался физикой. В основные столичные вузы, такие как МИФИ, МГУ, я проходил по результатам экзаменов, но меня не брали по состоянию здоровья. От безнадеги я оказался в педуниверситете на физическом факультете. И с удовольствием там отучился. После моих физмат-школ там было легко. Свободное время тратить на посещение театров и буквально не пропускал ни одну премьеру. Таганка стала для меня самым значимым местом на земле. А Юрий Петрович Любимов стал кумиром! Когда учеба вдруг стала подходить к концу, я затосковал и… взял себе академический год, чтобы ходить по московским театрам. Потом я 4 года проработал по распределению в своей родной школе, которая меня выпустила. Педагогика это удивительный вид деятельности, когда результат твоего труда виден сразу. Больше нигде  такого! Пришли к тебе на урок 30 человек, а через 45 минут они, благодаря тебе, другие! На уроках физики я, бывало, читал им Хармса. Делился своими пристрастиями в литературе, мы с ними рассуждали. И первый свой спектакль я поставил с учениками.  Именно благодаря этому я поступил в ГИТИС: отвез запись на вступительный экзамен. Дальше завертелась другая жизнь.

- Более 15 лет вы в Калуге. Стал  город родным?
- Я очень тяжело в этот город входил! – признается Александр Плетнев. - Но никакой другой мне таких возможностей не давал. Я в Калугу приехал с режиссерской голодухи. После дипломного спектакля не работал полгода. И этого было достаточно, чтобы, как только Калуга возникла как вариант, я сразу примчался. Полгода режиссеру без работы - это ощутимо. Через  год после появления здесь  мне предложили стать главным режиссером.  Помимо огромной ответственности, это огромная свобода выбора для режиссера! Главный режиссер почти всегда может делать то, что хочет, может выбрать драматургический материал, поставить его. На сегодняшний день более 40 спектаклей поставлено в разных театрах. Мало того, дали возможность выпустить два курса своих студентов, с которым мы говорим уже на своем языке! Они чувствуют и понимают тебя с полуслова! Это счастье - тратить время только на продуктивную работу. Так я от режиссуры снова пришел к педагогике. Мне дали возможность воспитать своих студентов.  Я с благодарностью отношусь к Калуге за эти возможности.

- У вас были неудачные спектакли?
-  Театр – очень честное место. Он как чистый лист бумаги проявляет тебя целиком. Есть ли тебе сказать что-то людям? Пустой ты или не пустой? Да, я имею счет неудачных спектаклей. К таким можно отнести «Зойкину квартиру». Там все было грамотно по актерскому и режиссерскому мастерству, но не было чего-то, не выражаемого словами, не было души спектакля, не было любви. Без этого тетра не бывает. Я заметил, что, как только начинаю любить персонажей как живых, тогда и спектакль получается! С холодным сердцем спектакля не поставишь. Можно делать его только тогда, когда ты не можешь не делать. Без своей личной болевой точки в этом материале не бери его!
- А самый лучший спектакль - он всегда впереди?
- Приступая к очередной постановке, думаешь, что этим спектаклем перевернешь мир. Конечно, не перевернешь! Но эта иллюзия необходима. Нельзя цинично к этому подходить! Тогда театр превратится в производство!
- Вы режиссер демократичный?
- Исключительно! Во мне нет проявлений волюнтаризма. Мне очень понравилось высказывание Марка Захарова, «Театр – это добровольная диктатура». То есть все люди, к которым я выхожу как носитель диктатуры, должны на это пойти сознательно. Но для этого у них нужно завоевать невероятный кредит доверия. Актер должен позволять себе на репетициях распахивать свою душу. Это не самое комфортное занятие.  Раскрываться по чьей-то воле актер будет, только если доверяет режиссеру.  Я режиссер либерально-демократический.  Стараюсь создавать атмосферу доверия, не повышать голос. Театр – это зона доверия зрителя актеру, актера - партнеру, режиссеру.

- Насколько новое звание для вас важно? Прибавляет ли груза?
- Я не буду рисоваться! Конечно, важно! В последние годы я привык отъезжать в иные города, сотрудничать с другими театрами. От звания зависит, как тебя принимают, какой гонорар тебе платят за постановку. Одно дело - приехал начинающий режиссер Плетнев, для которого за счастье поработать где-нибудь, романтика!  А сейчас приезжает человек со званием! Немного по-другому выстраиваются отношения!  Пока груза ответственности не испытываю. Я думаю, его и не будет. Ответственность и без того большая! Губерния с единственным театром, эпицентром культуры! Все это напряженно и без того! А звание во благо… Оно пишется на афишах. Театр поедет куда-нибудь, сразу люди увидят, что его руководители заслуженные в России люди! Поэтому я рад во всех отношениях. И в прикладном и в романтическом.



- На выборы  ходили, голосовали? Как относитесь к тому, что сейчас происходит?
- Ходил, голосовал. Но я не отношусь к недовольным.  Внутренне знаю, что лучше недовольным не быть. Наоборот, нужно быть довольным, даже если оснований для этого немного. Я не считаю целесообразным выражать недовольство политической ситуацией или результатами выборов. Человеку, занимающемуся творчеством,  рекомендуется быть политически и социально независимым. У Вознесенского было стихотворение «Как не имеет право бастовать единственная в городе больница!» Это большая ответственность. Театр должен работать непрерывно. Без него будет темнее в душах и на улицах.   Я стараюсь вообще не запускаться по тем темам, по которым легко запускался лет 10 назад.  А в школе по ночам выпускал газеты, писал некрологи по поводу Джона Леннона. Это обычное баловство было, чтобы все оцепенели, произвести я хотел впечатление.  И Таганку посещал из-за их крайне активной политической позиции. Мои первые годы работы в калужском театре были омрачены нетерпимостью по многим вопросам.
- Новости откуда узнаете?
- Газеты и немного Интернет. Я думаю, почему меня раздражают социальные сети. Вроде сам там сижу и общаюсь. А потом вдруг почувствовал, что человек, который пишет большие периоды текста, личный дневник, делает это для оценки, работает с поправкой, что это будут читать. Он делает это с желанием понравиться. Нормальное человеческое желание.  Оно направлено на то, чтобы в толпе заметили.  Интернет сейчас тоже толпа. Это становится ярмаркой тщеславия. И даже приличные люди начинают выглядеть в  сетях как не совсем приличные.
- У вас есть жизненный девиз?
- Хотя и говорят, что цитаты - это нечто вторичное, но... «Делай, что должен -  и будь, что будет». Все равно нужно всегда знать, что тебе должно делать на этом этапе жизни, на этом месте работы. Делай, что должен, и спокойно относись к тому, если будет не так, как ты хочешь.  
- Планы на ближайшее будущее?
- Вполне прозаические. Мы начали работать над инсценировкой «Брат Чичиков». Это театральная фантазия на тему гоголевских «Мертвых душ». И вынашиваю глубоко и тяжело, не афишируя никак, свое желание поработать над «Сонечкой» Улицкой. Я хочу поставить ее в минимизированном варианте с максимальным сохранением авторского текста. Но это пока полумечта.


Автор: Виктор КУЗЬМИН.
Опубликовано: 14.12.2011 16:00 0 836
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев