В Калуге 90-летний борец с бандеровцами четыре года бьется с чиновниками

Татьяна Светлова , Фото из архива Елены ТИТАРЕНКО.
Опубликовано: 19.04.2021 19:00 7 6258
В Калуге 90-летний борец с бандеровцами четыре года бьется с чиновниками

Юрий Титаренко с дочерью Еленой.

О ситуации, в которую попал калужанин, рассказала его дочь Елена Титаренко.

— Четыре года длится моя вой­на за поруганную честь и растоптанное достоинство моего отца Юрия Степановича ­Титаренко, — ​говорит Елена. — ​Слава Богу, ­теперь я уже не одна, на защиту наших прав встала прокуратура Калуги. Эта организация обратилась с исками в суд.

Да-­да, я не оговорилась, на сегодняшний день в защиту прав моего отца подано четыре исковых заявления в различные государственные организации, среди которых Управление Пенсионного фонда Калуги, калужская горуправа, Управление жилищно-­коммунального хозяйства города, Управление социальной защиты Калуги, министерство труда и соцзащиты ­Калужской области.

С чего всё начиналось

— Оговорюсь сразу, четыре иска, поданные прокуратурой Калуги в отношении отца, не предел, готовятся ещё, — ​рассказывает Елена. — ​А калужские власти тем временем ­выбрали наблюдательную позицию и предпочли ни во что не вмешиваться. На все обращения мы получили лишь отписки.

Беды Елены и её отца начались после переезда.

Юрий Степанович Титаренко родился 21 декабря 1930 года в городе Энгельсе Саратовской области, но почти всю жизнь прожил в Узбекистане. В годы Великой Отечественной вой­ны был туда эвакуирован с семьёй. С 14 лет начал работать. Является тружеником тыла. В 1950 году его призвали в ряды Советской ­Армии сроком на три года. ­Служил Юрий Степанович в части, которая участвовала в боевых операциях по ликвидации бандформирований на территории Украинской ССР. 14 декабря 1951 года в одной из таких операций в селе ­Дерновка Жолковского района Львовской области был ранен. ­Впоследствии это ранение стало основанием для присвоения ему ­статуса инвалида Великой Оте­чественной вой­ны.

— В 1980 году отцу установили инвалидность и выдали удостоверение. Он получал льготы в Узбекской ССР, а после распада Союза — ​в Узбекистане, поскольку лица, принимавшие участие в боевых операциях по ликвидации националистического подполья на территориях Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии и Эстонии в период с 1 января 1944 г. по 31 декабря 1951 г., законом приравнены к участникам и инвалидам Великой Отечественной вой­ны.
Беспредел начался в 2017 году, после нашего переезда на постоянное место жительства из Узбекистана в Россию по Государственной программе переселения соотечественников, — ​рассказывает Елена Титаренко. — ​По этой программе Правительство РФ гарантирует соотечественникам всестороннюю поддержку. Особой графой выделены ветераны и инвалиды Великой Отечественной вой­ны, им поддержка и защита гарантируются не только со стороны Правительства РФ, но и рядом международных договоров и соглашений.

На деле же переоформить удостоверение инвалида Великой Оте­чественной вой­ны мы смогли только через суд.

Юрий Степанович Титаренко каждый год 9 Мая ходит на площадь Победы. Только в прошлом году не был из-­за карантина.

Докажи, что ты инвалид

— Переехав в Калугу, мы сначала обратились в Пенсионный фонд, потом в соцзащиту, чтобы подтвердить льготы отца, — ​обьясняет Елена. — ​Но нам везде отказывали, прицепившись к его удостоверению. Дело в том, что инвалидность отца признали ещё в советские времена. В Узбекской ССР он, согласно правилам, в течение 7 лет проходил переосвидетельствование, так как только после этого устанавливается пожизненная инвалидность и выдаётся пожизненное удостоверение. Но отцу удостоверение не заменили. В собесе тогда сказали, что у них все удостоверения в строгой отчётности, мол, мы вам сделали запись, что оно бессрочное, и заверили соответствующей печатью. Всё! И надо заметить, проблем с этим у нас никогда не возникало вплоть до переезда в Россию.

Когда приехали в Калугу, пришлось доказывать, что отец — ​ветеран, инвалид. Не хочу даже вспоминать, через что пришлось пройти. Я вообще была от происходящего в диком шоке. Думала, так не бывает, плакала. Но потом решила: хватит ныть, надо бороться. И обратилась в суд, в прокуратуру. Мне очень помог прокурор Калуги Максим Владимирович Яковенко. Я была у него на приёме. Он настолько проникся нашей ситуацией, что взял её под личный контроль. Вот тогда я наконец ощутила поддержку и поняла, что неравнодушных людей мало, но они всё-таки есть.

В списках не значится?

— В итоге мы предъявили все справки, запрошенные, кстати, за свой счёт, из Узбекистана, и суд вынес постановление признать отказ соцзащиты незаконным и обязать переоформить удостоверение ветерана Великой Отечественной вой­ны, — ​продолжает свой рассказ Елена. — ​Думаете, нам всё сразу сделали? Ничего подобного! Прицепились к тому, что у него ветеранское удостоверение уже есть и как труженик тыла он всё, что положено, получает. Тогда я пошла к судебным приставам, а они обратились в суд за разъяснениями.

Суд в разъяснениях отказал, но постановил исправить описку в резолютивной части: вместо «ветеран» написать «инвалид Великой Отечественной вой­ны». Только после этого нам позвонили: «Забирайте удостоверение». Я пришла, получила его, но меня смутило, что бланк отпечатан в 1992 году. Как это? Сейчас 2021 год, уже сколько раз всё менялось… Но мне сказали: «У нас удостоверения только такого образца». Меня всё же смущает бланк. И куда бы я ни приходила, предъявленное удостоверение рассматривали с удивлением, задавали много вопросов, говорили, что такой экземпляр впервые видят и с такими удостоверениями раньше не работали. Однажды даже спросили: «А где вы его взяли?» Поэтому у меня есть подозрение, не старого ли образца было выдано удостоверение инвалида ВОВ?

Кроме того, у меня есть сомнения, что отец внесён в региональную и федеральную базы данных о ветеранах. Недавно была акция: ветеранам дарили мобильные телефоны. Я связалась с волонтёрами, спросила, положен ли подарок моему отцу. Они просили прислать все документы, связались с Москвой, но информации не дождались. В итоге волонтёры ответили: «Он числится. Просто там какая-­то неточность в статье. Нужно было уточнение. Мы его ждём». И всё, тишина. Буду опять всё выяснять через прокуратуру, написала очередную жалобу.

Суд постановил выплатить недоплаченную сумму к юбилею Победы.

Справка из Министерства обороны Узбекистана о том, что ранение получено 14 декабря 1951 года.

Лишили праздничной выплаты

— Сколько нервов и неимоверных усилий стоило нам добиться правды! В 2020 году из-­за всех этих проблем с удостоверением отец не в полном размере получил единовременную выплату по случаю 75-й годовщины Победы. Её отказалось выплачивать УПФР г. Калуги. Только в марте 2021 года по иску прокурора Калуги были восстановлены права моего отца. Городское Управление Пенсионного фонда суд обязал выплатить недоначисленные 25 тысяч руб­лей. Дожили! 90-летнему человеку приходится судиться с чиновниками!

Но это ещё не все наши беды. Нам незаконно отказали в постановке отца в очередь на жильё. По этому поводу прокуратура города тоже подала иск. Сейчас отец проживает на съёмной квартире совместно с моей сестрой-­инвалидом с детства первой группы. Она родилась такой из-­за полученного отцом в армии заболевания (в боевой операции он был не только ранен, но и перенёс нейроинфекцию головного мозга в результате сильного обморожения). Жилья у него вообще нет, даже ветхого. Родных в Калуге никого. Однако УЖКХ и горуправа Калуги не признают отца нуждающимся в улучшении жилищных условий, несмотря на то что он живёт на съёмной квартире за 30 000 руб­лей в месяц плюс 6 000 «коммуналка». И вот на днях суд удовлетворил наши исковые требования.

Кроме того, согласно ст. 14 ФЗ «О ветеранах», 50% суммы расходов на оплату съёмного жилья и коммунальные услуги должно возмещать Управление соцзащиты, но они незаконно отказывают в этом. И по этому поводу прокуратура Калуги подала очередной иск в суд.

Бороться до конца

— В моём рассказе многое осталось «за кадром», — ​вздыхает Елена. — ​Как мы полгода выживали без пенсии и пособий, как отца лишили первой группы инвалидности, с каким трудом разыскивали архивные документы, как при наличии медицинских документов о ранении, скрыть которое невозможно, потому что простреленная рука высохла и не работает, требовали доказать, что получено оно было именно в декабре 1951- го... Как отказывались принимать справку из отдела Министерства обороны Республики Узбекистан… Рассказывать об этом слишком долго и утомительно. Но я буду биться до последнего, потому что уверена, что правда на нашей стороне.

Татьяна Светлова , Фото из архива Елены ТИТАРЕНКО.
Опубликовано: 19.04.2021 19:00 7 6258
Тэги: общество
Ошибка в тексте? Выдели ее мышкой и нажми Ctrl+Enter

Какое впечатление произвела на вас эта новость? Нажмите на кнопку ниже и передайте ей свое настроение!

 
 
 
 
загрузка комментариев